Научный сотрудник Института экономики РАН, заведующая отделом экономики Института стран СНГ Аза Мигранян. Архивное фото

Эксперт назвала несколько решений проблем финансовых систем стран ЦА

260
(обновлено 20:31 26.06.2020)
Научный сотрудник Института экономики РАН, заведующая отделом экономики Института стран СНГ Аза Мигранян рассказала о проблемах финансовых систем в Центральной Азии. 

Полный комментарий эксперта слушайте в аудиоверсии.

Эксперт назвала несколько решений проблем финансовых систем стран ЦА

В международном мультимедийном пресс-центре МИА "Россия сегодня" прошла онлайн-презентация экспертного доклада политологического центра "Север-Юг" совместно с экспертной платформой "Большая Евразия" на тему "Центральная Азия: сценарии развития после пандемии".

В докладе Мигранян отметила, что есть несколько решений проблем финансовых систем стран Центральной Азии.

"Для этого в первую очередь нужно решить вопросы формирования национальных платежных систем, которые не могут работать самостоятельно из-за низкой капитализации и уровня ликвидности. Возможно, чтобы решить эту проблему, необходимо создать региональную платежную систему, но и тут нет ни технологий, ни других факторов для полноценного функционирования этой системы", — сказала Мигранян.

По ее словам, в таких условиях напрашивается союзничество региона с Россией, так как две страны ЦА состоят в ЕАЭС.

"Формирование региональной платежной системы на базе ЕАЭС было бы оптимальным решением. Вторая проблема — это курсовая зависимость. С учетом того, что ни одна из стран ЦА не имеет достаточно твердой валюты, а уровень конвертации у них только на внутреннем рынке, имеет смысл говорить о том, что должен быть разработан какой-то способ конвертации без кросс-курса, то есть без опосредованной валюты через доллар", — считает эксперт.

При определенном сценарии в ЦА могут исчезнуть гуманитарии — эксперт

Она отметила, что сегодня ни одна из стран не может себе позволить выставить достаточное обеспечение для такой конвертации, соответственно методика расчета требует взаимодействия.

"Либо это должна быть некая региональная новая валюта, в том числе виртуальная, либо кооперация с партнерами. Тут можно говорить о присоединении к российской системе, потому что присоединение к китайскому юаню просто поглотит национальную составляющую. И это можно сделать через платформу Евразийского союза при желании стран ЦА сохранить национальную суверенность", — сказала Мигранян.

Самые важные темы и новости дня читайте на нашем Telegram-канале  и смотрите в Instagram.

260
Теги:
валюта, ликвидность, регионы, ЕАЭС, платежная система, Центральная Азия
По теме
При определенном сценарии в ЦА могут исчезнуть гуманитарии — эксперт
Подкасты РИА Новости. Как это по-русски

Коронаречь. Как COVID-19 и карантин меняют язык. Часть I

7
(обновлено 16:22 09.08.2020)
Кто чем занимается во время эпидемии COVID-19? Короноики ругаются с ковид-диссидентами, карантинейджеры творят коронарт, а ковидиоты жалуются на локдаун. Ничего не поняли?
Коронаречь. Как COVID-19 и карантин меняют язык. Часть I

Послушайте эпизод, чтобы не приумножать инфодемию и узнать, какими словами рассказывать будущим корониалам о коронапокалипсисе.

Слушайте подкасты РИА Новости.

Самые важные темы и новости дня читайте на нашем Telegram-канале и смотрите в Instagram.

7
Теги:
русский язык, правила, речь, слова, язык, коронавирус
Темы:
Подкасты РИА Новости
Подкасты РИА Новости. Ясно — Понятно

"ЯсноПонятно". Почему нам хочется помогать другим просто так

24
(обновлено 12:52 09.08.2020)
В трудное время кризиса и пандемии некоторым людям особенно нужна наша помощь. Почему мы помогаем безвозмездно? Чтобы чувствовать себя нужными, получить "социальные поглаживания", оставив пост в Facebook, или из-за непреодолимой внутренней потребности делать добро?
"ЯсноПонятно". Почему нам хочется помогать другим просто так

В мире бушует эпидемия. Кому больше других сейчас нужна наша помощь? Чем можно помочь и как делать это правильно? Почему люди сегодня становятся волонтерами, хотя раньше относились к ним с недоверием? Есть ли риск заразить пожилых, стараясь им помочь? И нормально ли, если никому помогать не хочется? Во всем этом разбираются Лина, Ваня и Ксюша.

На вопросы отвечают эксперты: эволюционный психолог, заведующий Центром биопсихологических исследований Московского института психоанализа Иван Хватов, заместитель генерального директора ГАУК "Мосгортур" Юлия Силенко и врач, глава медицинской службы "Шлюмберже" в России и Центральной Азии Алексей Яковлев.

Слушайте подкасты РИА Новости.

24
Теги:
доверие, помощь, пандемия, волонтер, добро
Темы:
Подкасты РИА Новости
Бизнесмен из Бишкека Эркин Маматкулов

В турецком общежитии порядки, как в тюрьме, история бизнесмена из Бишкека

64
(обновлено 17:03 09.08.2020)
Эркин Маматкулов признается, что никогда не смог бы жить в Турции. Отучившись там, молодой человек сразу вернулся в Кыргызстан.

Компания Эркина Маматкулова производит резиновую обувь. Когда-то он пытался работать на госслужбе, но задержаться там не получилось: бизнесмен говорит, что во главе угла были связи, а на его зарубежный диплом, знания и рвение никто не смотрел.

— Расскажите о себе.

— Я родился в Бишкеке. Мама работала учителем, а отец — терапевтом. Так как врачам платили очень мало, он ушел из медицины и уехал на заработки в Россию. Когда папа вернулся, он привез пару резиновых сапог и быстро продал их на Аламединском рынке — так начался наш семейный бизнес.

— Почему именно резиновые сапоги?

— Я тоже спрашивал. Он ответил, что у таких сапог большой срок годности и они могут храниться в любых условиях. В России хороший спрос на резиновую обувь, даже в больших городах считается нормальным выйти в таких сапогах из дома. У нас эту обувь берут в основном люди постарше, которые живут в регионах. Она нужна там, где бездорожье и грязь.

Бизнесмен из Бишкека Эркин Маматкулов
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Бизнесмен Эркин Маматкулов: когда папа вернулся, он привез пару резиновых сапог и быстро продал их на Аламединском рынке — так начался наш семейный бизнес

— Ваш отец торговал на "Дордое". Считается, что это "непыльная" работа, где люди гребут деньги лопатой.

— Я часто помогал родителям в торговле и прекрасно знаю, какой это труд. Давайте расскажу вам только об одном рабочем дне. Представьте: зима, шесть утра, а мой отец уже едет на работу, ведь точка каждый день открывается в 6:20. На улице –15 градусов, а поскольку "Дордой" — это железные контейнеры, ощущение, что –25. Холодно ужасно! Мы одевались так: три пары носков, гамаши, брюки, пара свитеров и куртка. Но самое ужасное — это бесконечный шум. Целый день — шум, шум, шум! Когда ты выходишь с рынка, голова раскалывается...

Люди видят только успехи предпринимателей, а не их труд, но, чтобы "грести деньги лопатой", они потратили много сил и здоровья.

— Вы ведь учились в очень хорошей школе, которая считается элитной. Каково было находиться бок о бок с детьми из богатых семей?

— Я перешел туда в седьмом классе из самой обычной школы. Там все уроки ведут на английском, и мне было очень тяжело. Целый год я просидел, хлопая глазами, и только потом начал что-то понимать. В дальнейшем у меня не было никаких проблем с учебой, я стал отличником.

В 30 лет построила бизнес-империю — история матери двоих детей из КР

Если честно, не припомню, чтобы ребята вели себя как мажоры. Конечно, в школе учились многие отпрыски крутых семей — дети депутатов, чиновников, крупных бизнесменов. Некоторых забирала с уроков охрана. Но в целом все были на равных, никто никого не выделял. Там была единая школьная форма, которой все придерживались.

Бизнесмен из Бишкека Эркин Маматкулов
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Эркин Маматкулов: люди видят только успехи предпринимателей, а не их труд, но, чтобы "грести деньги лопатой", они потратили много сил и здоровья

— Вы ведь отучились в Турции. Какие впечатления остались от этого времени?

— Я легко поступил, совершенно не напрягаясь. Если честно, университетское общежитие было как тюрьма: с нами обращались очень строго и никуда не выпускали. После восьми вечера нельзя было даже выйти за дверь. Кроме "общаги", я ничего там не видел. Общался с другими иностранцами, а с местными ребятами мы соблюдали дистанцию: никто никого не трогал.

В Турции мне не очень понравилось, я даже немного разочаровался в этой стране. Дело в том, что турки, по-моему, настороженно относятся к иностранцам. Нет, лично на меня никто косо не смотрел, потому что казахов и кыргызов там считают частью тюркского мира.

Это был удар! Из-за сильного дождя я лишился огромных денег — бизнесмен из КР

Окончание моей учебы пришлось на 2014 год, когда в Сирии началась война и в Турцию хлынули беженцы. Я постоянно слышал, как местные жители жаловались: мол, "что они тут делают"? При этом турки — очень сплоченная нация. Друг за друга они встают горой. Например, кыргызы всегда делятся по регионам, отмечают друг у друга акцент, а в Турции свыше ста диалектов, но людям вообще без разницы, откуда ты...

В общем, в 2014 году я вернулся домой.

— Обычно люди, учившиеся за границей, начинают свой бизнес. Они очень дорожат личной свободой, легко идут навстречу новому и не видят преград. Вы же пошли на госслужбу, а это совсем другое: связи, жесткий график и слепое подчинение начальству.

— Я ведь окончил в турецком вузе факультет политологии и административного управления, и мне казалось, что было бы хорошо применить полученные знания в Кыргызстане. Не получилось…

Ну представьте, все вокруг думают, что диплом зарубежного университета — это очень круто. Кстати, я тоже считал, что это круто. Мне казалось, что мой диплом как-то ценится, но выяснилось, что не на госслужбе. Я старался показать себя, как мог, однако там важнее связи.

Бизнесмен из Бишкека Эркин Маматкулов
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Эркин Маматкулов: мне казалось, что мой диплом как-то ценится, но выяснилось, что не на госслужбе. Я старался показать себя, как мог, однако там важнее связи

— Как вы решили открыть свое производство? Вот я с кем ни говорю, все считают, что перепродавать гораздо выгоднее, чем что-то производить. Кредиты дорогие, сроки возврата короткие, маржа невысокая...

— Поэтому я никому не говорил о своей идее! Знал, что окружающие начнут меня отговаривать и только настроение испортят.

На самом деле в чем-то вы правы. Очень тяжело производить что-то новое, когда в стране так много контрабанды. Бороться с ней нереально, поскольку производитель должен платить все налоги и социальные отчисления, а в итоге получается очень высокая себестоимость. Прибыль будет мизерной, потому что при таком потоке контрабанды заработать что-то нереально.

— Кроме того, кыргызстанцы без энтузиазма относятся к продукции отечественного производства. Считается, что местное — это дешевое и некачественное.

— Да, есть такое. Я произвожу обувь по российским стандартам и из российского сырья. Она ничем не отличается по качеству от той, что изготавливают в РФ. Когда я только привез оборудование и стал делать обувь, на форме была надпись "Россия", и первая пробная партия в 10 пар выглядела, как будто оттуда. Ее смели с прилавков.

Это гораздо выгоднее, чем торговать машинами! О крупном бизнесе кыргызстанца

Потом мне сказали, что это обман потребителей, и на обуви появилась надпись "Бишкек". Продажи упали. Люди не доверяют нашему производству, и только в последнее время стали лучше узнавать местных производителей.

— Где вы взяли деньги на производство?

— Кредит, только кредит.

— Не страшно было?

— Если хочешь что-то делать, надо рисковать, а так можно хоть 10 лет думать...

Бизнесмен из Бишкека Эркин Маматкулов
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Эркин Маматкулов: если хочешь что-то делать, надо рисковать, а так можно хоть 10 лет думать...

— Чем отличается отечественная продукция от аналогичной китайской?

— Многим. Китайцы намеренно делают такую форму, чтобы подошва была тоньше, это экономит миллиграммы сырья. Кроме того, часто используют некачественное сырье. Я говорю не про всех китайских производителей, но тот товар, который проверял лично, низкого качества. Это все контрабанда, нет ни сертификатов, ничего.

Кстати, самый большой провал — то, что я немного переоценил спрос на свою продукцию. Для кыргызстанцев цена гораздо важнее качества. Как ни прискорбно, люди возьмут товар, даже если он будет дешевле всего на 2 сома. Когда объясняешь, что качество совсем другое, они смотрят так, словно ты хочешь их обмануть.

Заработала на квартиру в столице в 25 лет — история девушки из кыргызского села

Я продаю свои калоши по 200 сомов, а китайские стоят 150. Конечно, лучше купить одни за 200 и носить их год, чем две пары по 150. Люди покупают дешевые и думают, что экономят, но на самом деле скупой платит дважды.

— Почему вы решили помочь врачам обувью?

— Отец заболел пневмонией, и я стал искать больницу, куда можно его госпитализировать. В интернете было много инструкций, как это сделать, но ни одна из них не работала. Я звонил участковому врачу, на номер 118, в поликлинику, но везде получал отказ.

В "скорой" сказали, что надо везти больного в стационар самостоятельно, так как он уже не мог дышать, ничего не помогало. Я приехал в Национальный госпиталь и увидел, что у входа лежат люди, еще несколько — в машинах: всем плохо, все задыхаются. Медики уставшие, обессиленные...

Пока ты не увидишь все это своими глазами, не поймешь, что происходит. Я понял: единственное, чем могу помочь, — подарить им обувь. Передал сто пар.

Бизнесмен из Бишкека Эркин Маматкулов
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Эркин Маматкулов: люди покупают дешевые и думают, что экономят, но на самом деле скупой платит дважды

— С вашим отцом сейчас все в порядке?

— Да, он вылечился.

— Почему врачи носят именно резиновую обувь, а не кроссовки, например?

— Их нельзя простерилизовать, а еще в кроссовках есть дырочки, в которые попадает влага. Резина же ничего не пропускает и не скользит — эти мелочи играют большую роль. Я не раз поставлял обувь в больницы, докторам она нравится.

В Бишкеке начали возводить стеклянные дома — интервью со строителем

— Ваш бизнес сильно пострадал из-за эпидемии?

— Ладно мы, у нас хоть какие-то продажи... Есть предприниматели, которым гораздо хуже — я говорю о малом бизнесе. Его почему-то недооценивают, но, если малый бизнес умрет, наступит коллапс. 

— Как думаете, чему эта эпидемия научит кыргызстанцев?

— Вероятно, в течение какого-то времени народ сплотится перед общим врагом, но потом все забудется. У нас уже были ошские события, революции — разве мы вынесли какие-то уроки? Наверное, коронавирус научил нас ценить жизнь и здоровье, а все остальное быстро забудется.

64
Теги:
производство, обувь, бизнес, Кыргызстан
По теме
Это очень выгодное дело! Как продавщица нижнего белья стала бизнес-леди