Подкасты РИА Новости. Страхи

"Страхи/Ошибки": как общаться с манипуляторами и агрессорами

2321
(обновлено 12:49 11.07.2020)
Они везде: в метро, магазинах, родительских чатах, за стенкой и даже в соседней комнате. Агрессоры нападают внезапно, манипулируют нами, чтобы добиться своего. Как отразить агрессию и в нужный момент найти правильные слова?
"Страхи/Ошибки": как общаться с манипуляторами и агрессорами

Почему нельзя оправдываться перед обидчиком, а когда лучше с ним согласиться? И как понять, что агрессор на самом деле вы?

Агрессия — эволюционно встроенный в нас механизм, который помогает защитить личные границы от вторжения. Поэтому не стоит сразу относить данную эмоцию к отрицательным. Вопрос лишь в том, как ее правильно использовать и как реагировать на агрессивное поведение других.

Вместе с психологом, тренером, блогером Ириной Масловой-Семёновой и психологом, бизнес-тренером Сергеем Насибяном рассказываем о конкретных приемах, которые помогут поставить агрессора на место и разрешить конфликт.

1:30 — пассивная агрессия: как понять, что человек нарушает ваши личные границы;

3:25 — почему в одних и тех же словах некоторые видят агрессию, а другие — нет;

7:30 — об играх, в которые играют жертва и агрессор, и о том, как они меняются ролями;

9:15 — как родитель может помочь подростку справиться со своей агрессией;

11:45 — как реагировать на проявления агрессии от незнакомцев;

14:55 — какой вариант разрешения конфликта самый правильный и есть ли такой;

16:25 — как вести себя при конфликте: нападать, отразить или "покрыть любовью и сочувствием";

19:00 — почему в родительских чатах все такие агрессивные;

20:30 — может ли человек не специально провоцировать агрессию у других.

Слушайте подкасты РИА Новости.

Самые важные темы и новости дня читайте на нашем Telegram-канале и смотрите в Instagram.

2321
Теги:
конфликт, манипуляция, поведение, страх, агрессия
Темы:
Подкасты РИА Новости (397)
По теме
"Страхи/ошибки": почему все время нет денег?
Подкасты РИА Новости. Как это по-русски

Коронаречь. Как COVID-19 и карантин меняют язык. Часть I

11
(обновлено 16:22 09.08.2020)
Кто чем занимается во время эпидемии COVID-19? Короноики ругаются с ковид-диссидентами, карантинейджеры творят коронарт, а ковидиоты жалуются на локдаун. Ничего не поняли?
Коронаречь. Как COVID-19 и карантин меняют язык. Часть I

Послушайте эпизод, чтобы не приумножать инфодемию и узнать, какими словами рассказывать будущим корониалам о коронапокалипсисе.

Слушайте подкасты РИА Новости.

Самые важные темы и новости дня читайте на нашем Telegram-канале и смотрите в Instagram.

11
Теги:
русский язык, правила, речь, слова, язык, коронавирус
Темы:
Подкасты РИА Новости (397)
Подкасты РИА Новости. Ясно — Понятно

"ЯсноПонятно". Почему нам хочется помогать другим просто так

27
(обновлено 12:52 09.08.2020)
В трудное время кризиса и пандемии некоторым людям особенно нужна наша помощь. Почему мы помогаем безвозмездно? Чтобы чувствовать себя нужными, получить "социальные поглаживания", оставив пост в Facebook, или из-за непреодолимой внутренней потребности делать добро?
"ЯсноПонятно". Почему нам хочется помогать другим просто так

В мире бушует эпидемия. Кому больше других сейчас нужна наша помощь? Чем можно помочь и как делать это правильно? Почему люди сегодня становятся волонтерами, хотя раньше относились к ним с недоверием? Есть ли риск заразить пожилых, стараясь им помочь? И нормально ли, если никому помогать не хочется? Во всем этом разбираются Лина, Ваня и Ксюша.

На вопросы отвечают эксперты: эволюционный психолог, заведующий Центром биопсихологических исследований Московского института психоанализа Иван Хватов, заместитель генерального директора ГАУК "Мосгортур" Юлия Силенко и врач, глава медицинской службы "Шлюмберже" в России и Центральной Азии Алексей Яковлев.

Слушайте подкасты РИА Новости.

27
Теги:
доверие, помощь, пандемия, волонтер, добро
Темы:
Подкасты РИА Новости (397)
Бизнесмен из Бишкека Эркин Маматкулов

В турецком общежитии порядки, как в тюрьме, история бизнесмена из Бишкека

141
(обновлено 17:03 09.08.2020)
Эркин Маматкулов признается, что никогда не смог бы жить в Турции. Отучившись там, молодой человек сразу вернулся в Кыргызстан.

Компания Эркина Маматкулова производит резиновую обувь. Когда-то он пытался работать на госслужбе, но задержаться там не получилось: бизнесмен говорит, что во главе угла были связи, а на его зарубежный диплом, знания и рвение никто не смотрел.

— Расскажите о себе.

— Я родился в Бишкеке. Мама работала учителем, а отец — терапевтом. Так как врачам платили очень мало, он ушел из медицины и уехал на заработки в Россию. Когда папа вернулся, он привез пару резиновых сапог и быстро продал их на Аламединском рынке — так начался наш семейный бизнес.

— Почему именно резиновые сапоги?

— Я тоже спрашивал. Он ответил, что у таких сапог большой срок годности и они могут храниться в любых условиях. В России хороший спрос на резиновую обувь, даже в больших городах считается нормальным выйти в таких сапогах из дома. У нас эту обувь берут в основном люди постарше, которые живут в регионах. Она нужна там, где бездорожье и грязь.

Бизнесмен из Бишкека Эркин Маматкулов
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Бизнесмен Эркин Маматкулов: когда папа вернулся, он привез пару резиновых сапог и быстро продал их на Аламединском рынке — так начался наш семейный бизнес

— Ваш отец торговал на "Дордое". Считается, что это "непыльная" работа, где люди гребут деньги лопатой.

— Я часто помогал родителям в торговле и прекрасно знаю, какой это труд. Давайте расскажу вам только об одном рабочем дне. Представьте: зима, шесть утра, а мой отец уже едет на работу, ведь точка каждый день открывается в 6:20. На улице –15 градусов, а поскольку "Дордой" — это железные контейнеры, ощущение, что –25. Холодно ужасно! Мы одевались так: три пары носков, гамаши, брюки, пара свитеров и куртка. Но самое ужасное — это бесконечный шум. Целый день — шум, шум, шум! Когда ты выходишь с рынка, голова раскалывается...

Люди видят только успехи предпринимателей, а не их труд, но, чтобы "грести деньги лопатой", они потратили много сил и здоровья.

— Вы ведь учились в очень хорошей школе, которая считается элитной. Каково было находиться бок о бок с детьми из богатых семей?

— Я перешел туда в седьмом классе из самой обычной школы. Там все уроки ведут на английском, и мне было очень тяжело. Целый год я просидел, хлопая глазами, и только потом начал что-то понимать. В дальнейшем у меня не было никаких проблем с учебой, я стал отличником.

В 30 лет построила бизнес-империю — история матери двоих детей из КР

Если честно, не припомню, чтобы ребята вели себя как мажоры. Конечно, в школе учились многие отпрыски крутых семей — дети депутатов, чиновников, крупных бизнесменов. Некоторых забирала с уроков охрана. Но в целом все были на равных, никто никого не выделял. Там была единая школьная форма, которой все придерживались.

Бизнесмен из Бишкека Эркин Маматкулов
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Эркин Маматкулов: люди видят только успехи предпринимателей, а не их труд, но, чтобы "грести деньги лопатой", они потратили много сил и здоровья

— Вы ведь отучились в Турции. Какие впечатления остались от этого времени?

— Я легко поступил, совершенно не напрягаясь. Если честно, университетское общежитие было как тюрьма: с нами обращались очень строго и никуда не выпускали. После восьми вечера нельзя было даже выйти за дверь. Кроме "общаги", я ничего там не видел. Общался с другими иностранцами, а с местными ребятами мы соблюдали дистанцию: никто никого не трогал.

В Турции мне не очень понравилось, я даже немного разочаровался в этой стране. Дело в том, что турки, по-моему, настороженно относятся к иностранцам. Нет, лично на меня никто косо не смотрел, потому что казахов и кыргызов там считают частью тюркского мира.

Это был удар! Из-за сильного дождя я лишился огромных денег — бизнесмен из КР

Окончание моей учебы пришлось на 2014 год, когда в Сирии началась война и в Турцию хлынули беженцы. Я постоянно слышал, как местные жители жаловались: мол, "что они тут делают"? При этом турки — очень сплоченная нация. Друг за друга они встают горой. Например, кыргызы всегда делятся по регионам, отмечают друг у друга акцент, а в Турции свыше ста диалектов, но людям вообще без разницы, откуда ты...

В общем, в 2014 году я вернулся домой.

— Обычно люди, учившиеся за границей, начинают свой бизнес. Они очень дорожат личной свободой, легко идут навстречу новому и не видят преград. Вы же пошли на госслужбу, а это совсем другое: связи, жесткий график и слепое подчинение начальству.

— Я ведь окончил в турецком вузе факультет политологии и административного управления, и мне казалось, что было бы хорошо применить полученные знания в Кыргызстане. Не получилось…

Ну представьте, все вокруг думают, что диплом зарубежного университета — это очень круто. Кстати, я тоже считал, что это круто. Мне казалось, что мой диплом как-то ценится, но выяснилось, что не на госслужбе. Я старался показать себя, как мог, однако там важнее связи.

Бизнесмен из Бишкека Эркин Маматкулов
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Эркин Маматкулов: мне казалось, что мой диплом как-то ценится, но выяснилось, что не на госслужбе. Я старался показать себя, как мог, однако там важнее связи

— Как вы решили открыть свое производство? Вот я с кем ни говорю, все считают, что перепродавать гораздо выгоднее, чем что-то производить. Кредиты дорогие, сроки возврата короткие, маржа невысокая...

— Поэтому я никому не говорил о своей идее! Знал, что окружающие начнут меня отговаривать и только настроение испортят.

На самом деле в чем-то вы правы. Очень тяжело производить что-то новое, когда в стране так много контрабанды. Бороться с ней нереально, поскольку производитель должен платить все налоги и социальные отчисления, а в итоге получается очень высокая себестоимость. Прибыль будет мизерной, потому что при таком потоке контрабанды заработать что-то нереально.

— Кроме того, кыргызстанцы без энтузиазма относятся к продукции отечественного производства. Считается, что местное — это дешевое и некачественное.

— Да, есть такое. Я произвожу обувь по российским стандартам и из российского сырья. Она ничем не отличается по качеству от той, что изготавливают в РФ. Когда я только привез оборудование и стал делать обувь, на форме была надпись "Россия", и первая пробная партия в 10 пар выглядела, как будто оттуда. Ее смели с прилавков.

Это гораздо выгоднее, чем торговать машинами! О крупном бизнесе кыргызстанца

Потом мне сказали, что это обман потребителей, и на обуви появилась надпись "Бишкек". Продажи упали. Люди не доверяют нашему производству, и только в последнее время стали лучше узнавать местных производителей.

— Где вы взяли деньги на производство?

— Кредит, только кредит.

— Не страшно было?

— Если хочешь что-то делать, надо рисковать, а так можно хоть 10 лет думать...

Бизнесмен из Бишкека Эркин Маматкулов
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Эркин Маматкулов: если хочешь что-то делать, надо рисковать, а так можно хоть 10 лет думать...

— Чем отличается отечественная продукция от аналогичной китайской?

— Многим. Китайцы намеренно делают такую форму, чтобы подошва была тоньше, это экономит миллиграммы сырья. Кроме того, часто используют некачественное сырье. Я говорю не про всех китайских производителей, но тот товар, который проверял лично, низкого качества. Это все контрабанда, нет ни сертификатов, ничего.

Кстати, самый большой провал — то, что я немного переоценил спрос на свою продукцию. Для кыргызстанцев цена гораздо важнее качества. Как ни прискорбно, люди возьмут товар, даже если он будет дешевле всего на 2 сома. Когда объясняешь, что качество совсем другое, они смотрят так, словно ты хочешь их обмануть.

Заработала на квартиру в столице в 25 лет — история девушки из кыргызского села

Я продаю свои калоши по 200 сомов, а китайские стоят 150. Конечно, лучше купить одни за 200 и носить их год, чем две пары по 150. Люди покупают дешевые и думают, что экономят, но на самом деле скупой платит дважды.

— Почему вы решили помочь врачам обувью?

— Отец заболел пневмонией, и я стал искать больницу, куда можно его госпитализировать. В интернете было много инструкций, как это сделать, но ни одна из них не работала. Я звонил участковому врачу, на номер 118, в поликлинику, но везде получал отказ.

В "скорой" сказали, что надо везти больного в стационар самостоятельно, так как он уже не мог дышать, ничего не помогало. Я приехал в Национальный госпиталь и увидел, что у входа лежат люди, еще несколько — в машинах: всем плохо, все задыхаются. Медики уставшие, обессиленные...

Пока ты не увидишь все это своими глазами, не поймешь, что происходит. Я понял: единственное, чем могу помочь, — подарить им обувь. Передал сто пар.

Бизнесмен из Бишкека Эркин Маматкулов
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Эркин Маматкулов: люди покупают дешевые и думают, что экономят, но на самом деле скупой платит дважды

— С вашим отцом сейчас все в порядке?

— Да, он вылечился.

— Почему врачи носят именно резиновую обувь, а не кроссовки, например?

— Их нельзя простерилизовать, а еще в кроссовках есть дырочки, в которые попадает влага. Резина же ничего не пропускает и не скользит — эти мелочи играют большую роль. Я не раз поставлял обувь в больницы, докторам она нравится.

В Бишкеке начали возводить стеклянные дома — интервью со строителем

— Ваш бизнес сильно пострадал из-за эпидемии?

— Ладно мы, у нас хоть какие-то продажи... Есть предприниматели, которым гораздо хуже — я говорю о малом бизнесе. Его почему-то недооценивают, но, если малый бизнес умрет, наступит коллапс. 

— Как думаете, чему эта эпидемия научит кыргызстанцев?

— Вероятно, в течение какого-то времени народ сплотится перед общим врагом, но потом все забудется. У нас уже были ошские события, революции — разве мы вынесли какие-то уроки? Наверное, коронавирус научил нас ценить жизнь и здоровье, а все остальное быстро забудется.

141
Теги:
производство, обувь, бизнес, Кыргызстан
По теме
Это очень выгодное дело! Как продавщица нижнего белья стала бизнес-леди