Режиссер Жора Крыжовников и актёр Дмитрий Нагиев (слева) на съемочной площадке новогодней комедии Новые ёлки в Москве. Архивное фото

"Елки новые": хохот, слезы и сахар

415
(обновлено 17:21 23.12.2017)
Колумнист Sputnik вдумчиво посмотрел новую часть российского новогоднего киноэпоса и делится впечатлениями. Кстати, в Кыргызстане фильм "Елки новые" вышел в прокат сегодня.

Sputnik, Лев Рыжков

Поток экспериментов

Каждый год в декабре в кинотеатрах воцаряется праздничный тоталитаризм: 90 процентов репертуара — про Новый год. А остальные 10 процентов показывают ночью! Так что зрительский выбор накануне праздников невелик, и характеризуется он сплошь сахарными сиропчиками со слезливым оттенком.

Но давайте посмотрим, что же приготовили для предновогоднего проката российские кинематографисты? Их сиропчик обладает вполне предсказуемым хвойным привкусом и называется "Елки новые".

"Елки", если кто-то вдруг не знает, — это из года в год тянущаяся франшиза, бескрайнее полотно которой ткут трудолюбивые руки лучших отечественных кинематографистов. Кино, кстати, недешевое. Одну из частей отыграли в ретрокостюмах, а в предыдущей серии был пингвин и имели место эксклюзивные съемки в космосе.

Мне "Елки" кажутся бесконечным экспериментом инновационных алхимиков. Что же они ищут при помощи больших бюджетов, именитых актеров и Ивана Урганта с Сергеем Светлаковым? Ответ прост: они ищут формулу идеального новогоднего фильма. Такого, как "Ирония судьбы…".

Продюсер "Елок" Тимур Бекмамбетов экспериментирует в этом направлении уже десять лет — со времен картины "Ирония судьбы. Продолжение". В том, что "Елки" — поток экспериментов, а не застывшая формула, можно убедиться хотя бы потому, что год от года фильмы из этого цикла меняются. Попробовали так, потом этак, здесь добавили, тут убавили…

Задача сложная и амбициозная, решаемая, как мы видим, методом проб и ошибок. И что же? Получается каменный цветок у мастеров? Что касается прошлогодних "Елок", прямо скажем — скорее нет. Проблема всех кинолент данного цикла в том, что их не хочется пересматривать. "Иронию судьбы…" тоже не особо хочется, но можно. А вот "Елки" как-то нет.

После просмотра эти фильмы оставляют чуть сладкое, но в целом трогательное впечатление, не вызывают негатива, но и желания повторить погружение не провоцируют.

Плодотворная инъекция

Теперь давайте посмотрим, в какую сторону продвинулись искания ведущих алхимиков российского кинематографа.

Определенно, большой удачей стало появление в команде Жоры Крыжовникова. Это комедийный режиссер, продюсер, автор дилогии "Горько" и "Самого лучшего дня", потенциальный российский Джадд Апатоу (создатель множества недорогих комедий с элементами трэша).

Крыжовниковая прививка дала интересные результаты. Раньше картинка в "Елках" была прилизанная, выстроенная, а пришел Крыжовников — и нате вам, появились кривые кадры, снятые на мобильный телефон. Появился саундтрек, составленный из музыкальных композиций, популярных в закусочных Геленджика. Появился Дмитрий Нагиев в традиционном образе ушибленного силовика. Ничего нового Нагиев не творит, но играет завораживающе смешно, причем легко переигрывает и Урганта, и Светлакова. Они просто меркнут в чистом сиянии комедийного нагиевского образа.

Несомненно, Крыжовников привел с собой и блестящую актрису Валентину Мазунину. Это, если помните, Валюха из сериала "Реальные пацаны". В "Елках" она — настоящая звезда и трэш-дива. Ее появление — как удар под дых. Актриса очень органичная, с большим талантом, но, как и Нагиев, играла по знакомым нотам.

А вот Юлия Александрова (кстати, жена Крыжовникова) стала просто настоящей звездой новых "Елок". Своей игрой, улыбкой и харизмой она сумела оживить одну из самых паточных историй фильма. Пересказывать не буду, но сложилось стойкое впечатление, что если бы не Александрова, умерла бы эта история… или обросла рюшечками немыслимой пошлости. Однако свершилось чудо.

Признаки прогресса

Новогодний юмор — материя тонкая. Про многое шутить нельзя, а если про что и можно, то очень осторожно. Это трасса с множеством флажков и извивов. В предыдущих "Елках" юмор был беззуб. В "Елках новых" зубы не то чтобы выросли — юмор достаточно стерилен, но появились элементы какого-то нутряного хохота, из самых глубин души, когда забываешь обо всем и просто, простите, ржешь. Подозреваю, что и это заслуга Крыжовникова. Во всяком случае, в его фильмах такое — сплошь и рядом.

Актерский состав в картине звездный. Однако, надо сказать, звезды не особо выкладывались. Играли ровно на территориях разведанных образов, в основном без сюрпризов. Иван Ургант и Сергей Светлаков были бледны, как я уже говорил, на фоне Нагиева — словно корпоратив добротно отыграли. Но, возможно, так и требовалось.

Прекрасный артист Сергей Пускепалис играет доброго такого папочку, от которого сбегает маленький ребенок. Причем играет невероятно приторно. Уже при втором-третьем его появлении возникает разновидность оскомины. Хотя, может, это субъективно.

В целом к концу фильма у многих зрителей были слезы на глазах. Плакали главным образом над тем фактом, что всем нужна мама. Сам процесс просмотра нетруден и необременителен, ощущения потерянного времени, в принципе, нет. Уровень сахара в фильме понизился, но все равно остался стабильно высоким.

Наконец, главный вопрос: хочется ли пересматривать "Елки новые"? Ответ уже почти утвердительный. Некоторые эпизоды хочется, пожалуй, и пересмотреть, а некоторые — навсегда забыть.

В целом прогресс, несомненно, есть. Эпопея не стоит на месте и не создается по шаблону. Может быть, когда-нибудь одна из частей вдруг станет великой новогодней классикой… Как знать.

415
Теги:
Россия, Сергей Светлаков, Дмитрий Нагиев, Новый год, кино, елка
По теме
"Виктория и Абдул" — о дружбе королевы и лакея-гастарбайтера
Тысяча сомовые купюры. Архивное фото

Зачем нужен пассивный доход в Кыргызстане простое объяснение