Одна из башен Московского Кремля на закате. Архивное фото

Россия начинает информационное контрнаступление на Британию

815
(обновлено 20:09 20.04.2018)
Геворг Мирзаян
В войнах против соперника, превосходящего вас силой, есть свои правила. Вместо того чтобы лезть в атаку, нужно отсидеться в обороне, дождаться, пока противник ослабнет, а уже потом переходить в контрнаступление. Именно так развивается российско-британская информационная война, пишет эксперт.

Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета — для Sputnik

Москва обвиняет Лондон в фальсификации истории с применением химического оружия в Сирии. Если эти обвинения удастся доказать, Кремль одержит важнейшую победу в информационной войне. Это будет, конечно, еще не Курск (начало полномасштабного наступления) и даже не Сталинград ("поворот" во Второй мировой войне), но, по крайней мере, битва под Москвой — планы по информационному блицкригу против России можно будет отправлять в шредер. 

Британка травила своих?

В войнах против соперника, превосходящего вас силой, есть свои правила. Например, вместо того чтобы лезть в атаку, нужно отсидеться в обороне, дождаться, пока противник ослабнет (в том числе из-за совершенных им ошибок), а уже потом переходить в контрнаступление. Причем бить по самому слабому участку фронта. 

Именно по таким лекалам сейчас развивается российско-британская информационная война. Соперники изначально были отнюдь не равны — Лондон превосходит Москву в области медиаоружия, тем более с учетом того, что за Британией стоят не только собственные медийные гиганты, но и вся западная пресса. Вместе они развернули масштабное наступление на Россию в связи с отравлением Скрипалей в Солсбери, а затем и в связи с обвинением Асада (а значит, и стоящей за ним РФ) в химической атаке на территории Восточной Гуты. 

Наступление продолжается до сих пор — стало известно, что "большая семерка" требует от России "срочно ответить на вопросы, связанные с инцидентом в Солсбери". А в связи с применением химического оружия в Гуте против Москвы собираются вводить новые санкции. Более того, профессионалы словесной эквилибристики из помоечных западных СМИ уже пытаются "привязать" Восточную Гуту к Солсбери и позиционировать Россию как некоего "химического маньяка".

Однако в то же время наступление откровенно захлебывается — по причине крайне слабой логистической подготовки (ведь ставка делалась именно на масштабный блицкриг, поэтому не задумывались ни о создании надежных доказательств, ни о четкой стратегии поведения). И вот тут Москва переходит в наступление. 

Целью российского информационного контрнаступления является прежде всего дискредитация официальной позиции правительства Ее Величества среди самих британских граждан. Словам Сергея Лаврова, даже подкрепленным разумом, Запад не верит — тамошнее общество уже убедили, что Россия есть зло, а потому все, что она скажет (даже то, что 2+2=4), является неправдой. Поэтому Кремль ссылается на западные информационные источники.

В частности, по "делу Скрипалей" Лавров привел результаты анализа проб отравляющего вещества, проведенные в известной швейцарской лаборатории. Там определили газ как BZ, который производится как раз на Западе. Применение этого газа объясняет, например, факт чудесного воскрешения Скрипалей — BZ предназначен не для ликвидации, а для "отключения" человека на определенное количество дней. 

Гута лучше

Впрочем, информационное контрнаступление на фронте "дела Скрипалей" серьезно затруднено психологическими моментами. Отравление произошло на территории Соединенного Королевства, в ходе него оказались поражены британские граждане и (если верить официальной пропаганде Лондона) британская территория. И жесткие действия Терезы Мэй (включая возможные ошибки из-за поспешности) объяснялись ее обязательствами по защите страны. Национальными интересами. Более того, британцам очень трудно поверить, что Мэй будет травить собственных граждан ради политических выгод. 

А вот фронт в Восточной Гуте является куда более перспективным. 

Во-первых, британское общество и политические элиты негативно относятся к перспективам непонятных интервенций в третьи страны, где у Великобритании нет особых интересов. У депутатов парламента есть неприятный опыт: в 2003 году тогдашний премьер Тони Блэр убедил их "авторизовать" вторжение в Ирак, а затем выяснилось, что никаких оснований для этого вторжения не было. 

Именно потому, в частности, в 2013 году депутаты отказались дать разрешение на вторжение в Сирию. И не дали бы сейчас, если бы Мэй их спросила. Вот она и не спросила. Теоретически имела право, но практически, учитывая отсутствие у нее большинства в парламенте, не имела легитимности для проведения такой акции. Поэтому 16 апреля Мэй была вызвана на ковер и оправдывалась перед депутатами, заявив, что она "не хотела, но выбора не было". 

Парламентарии упирали на то, что событие произошло в далекой Сирии и никаким образом не угрожает безопасности Соединенного Королевства. А значит, у Мэй не было оснований для чрезвычайных мер и, тем более, не было национального интереса бомбить Сирию непонятно за что. Как абсолютно верно отметил председатель комитета Палаты общин по вопросам обороны Джулиан Льюис, у Британии нет четкой стратегии действий в Сирии, и королевские ВВС не должны становиться воздушной поддержкой для сирийских джихадистов. Как не менее верно напомнил лидер лейбористов Джереми Корбин, Мэй отвечает перед парламентом Великобритании, а не перед президентом Соединенных Штатов.

Какие ваши доказательства?

Все, что сейчас нужно оппозиции для организации политических похорон Терезы Мэй, — доказательство того, что историю с химоружием в Сирии подстроили британские спецслужбы. 

И Москва постепенно подводит общество Британии к этим доказательствам. Сначала были сделаны просто заявления: так, министр Лавров сказал, что фейковая история в Думе была организована спецслужбами "одной страдающей русофобией державы". Все сразу поняли, что речь идет о Великобритании, которая и финансирует "Белые каски". А тем, кто не понял, позицию МИД конкретизировали в Минобороны РФ, назвав режиссера прямо. Так, по словам официального представителя ведомства Игоря Конашенкова, Москве "достоверно известно, что с 3 по 6 апреля на представителей так называемых "Белых касок" оказывалось мощное давление именно из Лондона для скорейшего осуществления готовившейся заранее провокации".

Затем позицию ужесточил представитель России в ОЗХО Александр Шульгин, заявивший, что у Кремля есть неопровержимые доказательства. Британцы, видимо, знают, что доказательства действительно есть, поэтому нервничают. И уже, например, предупреждают о возможной публикации сведений, выкраденных с британских серверов российскими хакерами. 

Если в ближайшее время миссия ОЗХО выпустит доклад о том, что никакое химическое оружие в Восточной Гуте не применялось, а Россия докажет то, что все знают, — подшефность "Белых касок" британской разведке, — подданные Ее Величества поймут, что Тереза Мэй сфабриковала улики для удара по Сирии. Ведь психологического табу здесь нет: его в свое время разрушил Тони Блэр, создав прецедент со сфабрикованными доказательствами наличия химического оружия у Ирака. 

Если Тереза Мэй будет обвинена в подтасовке фактов в Гуте, проще будет разъяснить британцам, что она могла сфальсифицировать и "дело Скрипалей". 

А ведь Москва не остановится — она пойдет дальше.

815
Теги:
информационная война, Великобритания, Сирия, Россия
По теме
В ООН "дело Скрипаля" обсудили на языке книги "Алиса в стране чудес"
Трамп был готов нанести удар по российским объектам в Сирии — СМИ
Комментарии
Загрузка...