Военнослужащие армии США. Архивное фото

Зачем США нужны новые карты Европы? Мнение эксперта

(обновлено 14:07 13.10.2018)
Америка готова потратить 50 миллионов долларов, чтобы купить самые разные карты Европы. Таким образом, США снова пытаются навязать России гонку вооружений, считает обозреватель РИА Новости Владимир Ардаев.

Военное ведомство США подбирает подрядчиков, которые предоставят подробную картографическую информацию о большинстве европейских стран, и готово выложить за это 50 миллионов долларов. Зачем Пентагону понадобились детальные схемы местности, дорог, населенных пунктов, подземных коммуникаций в Европе, разбирался обозреватель РИА Новости

Дайте карт, и побольше!

Американских военных интересует все. Аэрокосмические фотограммы, стереомакеты, геодезические карты, схемы землепользования и подземных коммуникаций, в том числе коммунальных сетей, топографические данные, контрольно-измерительные и кадастровые съемки — как на электронных, так и на бумажных носителях, а также доступ к существующим картографическим базам данных. Зона интереса — 31 европейская страна, причем в списке нет Беларуси, Молдовы и России, зато есть Украина и Грузия.

Конкурсное предложение размещено на сайте госзаказов США. Заказчиком выступает европейское подразделение Объединенного инженерного корпуса армии США (USACE). Срок действия предполагаемого контракта — 5 лет, общая стоимость — 50 миллионов долларов.

Цель, с которой Пентагон готов потратить столь внушительную сумму на приобретение огромного количества разнообразных карт Европы, в документе не уточняется. Сказано лишь, что полученные материалы будут использоваться "для предварительного планирования".

Страх застрять в пробках

Публикация этого конкурсного объявления говорит о том, что Соединенные Штаты решили всерьез взяться за модернизацию коммуникационной инфраструктуры Европы, плохо приспособленной для быстрого перемещения войск, утверждает вице-президент международного общественного фонда "Экспериментальный творческий центр" Юрий Бялый.

"Первичные исследования инженерных служб Пентагона и НАТО показали, что в случае необходимости оперативно перебросить войска на Восток не получится — не те дороги, не те мосты, не те порты и аэродромы. Брюссель и Вашингтон требуют от европейских правительств заняться переоборудованием транспортной инфраструктуры, но, видимо, не очень на них надеются. Вот Пентагон и решил взять быка за рога и для начала оценить масштаб проблемы", — говорит эксперт.

Осенью 2017-го в прессу просочился секретный доклад Североатлантического альянса о серьезных трудностях с логистикой, не позволяющих оперативно отреагировать на нападение с Востока. "После окончания "холодной войны" атрофировалась способность НАТО осуществлять быстрое логистическое усиление на существенно увеличившейся территории", — отмечалось в документе.

Европейская транспортная инфраструктура не приспособлена к быстрому перемещению войск и техники. Ситуация усугубляется бюрократией в  НАТО.

В июне The Washington Post опубликовала большую статью, начинавшуюся так: "Американские генералы обеспокоены — если им придется противостоять России, то самые мощные в мире войска могут застрять в пробках". Приводился пример: подразделения армии США, возвращавшиеся в Германию с учений в Грузии, вместо двух запланированных недель ждали свои бронемашины четыре месяца — столько времени заняла их переброска. На румынско-венгерской границе всю технику пришлось по новой крепить на железнодорожных платформах — венгерским пограничникам показалось, что она недостаточно надежно зафиксирована. Потом из-за отлучки одного из инспекторов литерный состав не вписался в созданное для него окно в расписании и вынужден был тащиться по всей Германии, пропуская пассажирские и грузовые поезда.

Эх, дороги…

Европейские коммуникации для оперативной переброски войск в принципе не предназначены, и их модернизация потребует очень много времени и денег. Тем не менее можно не сомневаться, что НАТО и прежде всего главный спонсор альянса — США — эту задачу решат. Так оценивает ситуацию генерал-лейтенант в отставке, председатель совета ветеранов Инженерных войск Николай Топилин.

Самое слабое место в транспортной инфраструктуре Европы, по его словам, — это мосты и туннели, не рассчитанные на тяжелую военную технику и не соответствующие нужным габаритам. Необходимо их укреплять или перестраивать. Железнодорожная сеть развита намного слабее российской. Многие аэропорты — даже международные — не располагают взлетно-посадочными полосами, подходящими для военных самолетов. Та же история с морскими портами — они не предназначены для захода крупнотоннажных военных кораблей с большой осадкой: дно надо углублять, причалы укреплять.

Легендарные европейские автодороги, даже знаменитые немецкие автобаны, построенные еще при Гитлере, для военных целей тоже не всегда годятся. Они многослойные, очень надежные и долговечные, но по ним не может передвигаться гусеничная техника. Чтобы дорога не разрушалась, на гусеницы танков и бронемашин приходится надевать специальные резиновые накладки.

Советское наследие

Больше всего проблем, конечно же, на Востоке — в бывших "странах народной демократии" и постсоветских государствах. В Польше большие трудности с мостами и тоннелями, а также с аэродромами. В государствах Балтии у железных дорог ширина колеи российского стандарта. Приходящим с Запада вагонам надо менять колесные тележки, и о быстрой переброске войск и техники не может быть и речи.

Литве, Латвии, Эстонии, возможно также Грузии и Украине предстоит полная замена всего железнодорожного полотна, а это колоссальная работа.

Политолог Дмитрий Солонников. Архивное фото
© Фото / пресс-служба Института современного госразвития
Автодороги в этих странах зачастую настолько узкие и необустроенные, что один перевернувшийся грузовик способен остановить все передвижение войск. На учениях с применением боевых симуляторов генералы НАТО доигрались до того, что Прибалтику практически мгновенно захватили российские вооруженные силы.

"Основная стратегическая проблема Европы в том, что все коммуникационные сети там развивались хаотично, в зависимости от потребностей коммерческой логистики, но без учета оборонных интересов. Тогда как в России строительство любого транспортного объекта, который может иметь оперативно-тактическое значение, традиционно ведется с соблюдением норм, предписанных военными. Мосты и туннели обладают строго определенными характеристиками, пути сообщения могут использоваться как фронтальные или рапидные дороги", — поясняет Николай Топилин.

Модернизация коммуникационной инфраструктуры Европы, на которую нацелились Пентагон и НАТО, на языке военных называется "инженерной подготовкой театра военных действий", уточняет генерал. По его оценке, соответствующие расходы могут измеряться сотнями миллиардов долларов.

Втягивают в гонку

Вряд ли речь идет о подготовке к реальной войне — скорее, это очередная попытка навязать России гонку вооружений, считает Юрий Бялый. Москву втягивают в этот сверхзатратный процесс с риском нанести ущерб собственной экономике.

"Об этом не раз говорили американские политики, прежде всего сенатские "ястребы". Им не дает покоя в чем-то успешный опыт развала СССР, в отношении которого год от года применялась та же тактика", — уточняет Юрий Бялый.

Гонка вооружений — процесс обоюдоострый, напоминает Николай Топилин. Потенциальный противник начнет усиленно вооружаться, только если угроза для него действительно серьезная. Поэтому приготовления к войне, которые НАТО и США затеяли в Европе, самые настоящие. А любое ружье рано или поздно может выстрелить.

Теги:
карты, коммуникационные технологии, Оборона, США, Европа
По теме
Начало ядерного века. Первая американская атомная бомба в архивных кадрах
Ковалев: нераспространение оружия — главная задача членов "ядерного клуба"
Президент США Джо Байден. Архивное фото

Зачем встречаться с Байденом

(обновлено 20:59 17.04.2021)
Геополитическая стратегия РФ, ее внешнеполитическая игра — вот что делает встречу в верхах желательной. Россия не просто претендует на участие в формировании мировой системы XXI века — она уже активно этим занимается, считает эксперт.

Колумнист РИА Новости

Последний месяц и без того конфронтационных российско-американских отношений можно было бы назвать театром абсурда, причем в исполнении вашингтонских актеров. Сначала Байден называет Путина убийцей (в ответ следует пожелание здоровья и отзыв российского посла из Вашингтона), потом нагнетается ситуация вокруг "угрозы российского вторжения на Украину", затем президент США звонит главе РФ и предлагает встретиться в ближайшее время, а на следующий день подписывает указ о новых санкциях против Москвы. После он выходит к прессе и говорит о своем нежелании "запускать очередной цикл вакци... эскалации конфликта с Россией", о том, что у Вашингтона есть заинтересованность в работе с Москвой и вообще он хочет стабильных, предсказуемых отношений, для налаживания которых им с "президентом Клутиным... Путиным" нужно встретиться летом где-нибудь в Европе. Занавес.

Не смешно? Конечно, но, честно говоря, смеяться тут не над чем, даже над оговорками Байдена шутить уже неинтересно. Но неправильно и представлять дело так, будто в Америке не знают, что делать с Россией, вот и пробуют то сладкое, то соленое, прибегая к методу кнута и пряника. Нет, в Белом доме и окрестностях не дураки сидят — у них есть достаточно четкое представление о том, чего они хотят добиться, в том числе на российском направлении. Есть ли у них для этого возможности и насколько правильна стратегия с точки зрения американских интересов (а это уже напрямую зависит от адекватности оценки положения США в мире)? Нет, но понимание этого важно для Кремля в стратегическом плане, а в тактическом смысле сейчас интересно другое: как Путину реагировать на произошедшее? Или еще проще — идти ли сейчас на встречу с Байденом?

Казалось бы, переговоры сейчас и правда нужны Соединенным Штатам больше, чем России, отсюда даже возникло предположение, что своими разнонаправленными действиями Байден сознательно подталкивает Путина к согласию на встречу, "принуждает к саммиту". И, мол, поэтому идти на поводу у американцев ни в коем случае нельзя — надо отказаться и держать паузу.

Американцы действительно не любят, когда им отказывают, в том числе не соглашаются идти на переговоры. Иногда подобная тактика вполне оправданна — так давно уже ведут себя Иран и КНДР. Северная Корея после очередных недружественных действий США (и отсутствия каких-либо мер по ослаблению санкций с их стороны) уже год не идет ни на какие контакты с американцами, и вовсе не из-за карантинных ограничений. Иранцы не раз отказывались от прямых контактов, в том числе на высшем уровне. Это достойная, разумная и, главное, совершенно оправданная линия поведения, но именно для данных стран в контексте их отношений с Соединенными Штатами. В случае с Россией масштаб и контекст другие.

Дело даже не в том, что Путин первый предложил Байдену встретиться, хотя это и было сделано в форме ответа на скандальное интервью и включало в себя предложение провести дебаты в прямом эфире. Путин готов говорить с кем угодно — ничего личного, только интересы страны. А каковы они сейчас у России? Договориться с Америкой о смягчении конфронтации? Найти общий язык по какой-нибудь важной региональной проблеме: Ближний Восток, Афганистан, иранская ядерная сделка, ракетно-ядерная программа КНДР? Обозначить красные линии для американцев на украинском направлении?

Нет, это все задачи локальные. На иранском направлении Москва сделала для соглашения с участием США максимум возможного еще в 2015 году и никоим образом не будет давить на иранцев сейчас. По корейскому вопросу вообще ничего сделать невозможно, и речь даже не о том, чтобы убедить Кима отказаться от ракетно-ядерной программы (это в принципе нереально), а о самом простом — о разговорах-переговорах. До тех пор пока Вашигнтон не согласится на ослабление санкционного давления на Пхеньян, не будет даже возможности для каких-либо переговоров с участием КНДР.

Попытаться договорится с американцами о "Северном потоке — 2"? Бесполезно, да и незачем — европейцы вполне успешно справляются (и справятся) с задачей отстаивания собственных интересов.

Украина? Но тут невозможно никакое (даже относительное) согласие, пока в США не поймут, что дразнить Россию атлантизацией Украины — это лучший способ еще быстрее потерять незалежную.

Поговорить с Байденом про Китай? Послушать его рассказы о том, как КНР опасна для России и что Брежнев это понимал (у Байдена, который никогда не встречался с Брежневым, хватит ума рассказать об этом Путину)? Чтобы потом посмеяться вместе с Си Цзиньпином.

Но все эти проблемы при всей их важности не повод для встречи с Байденом. Куда важнее чисто человеческий интерес: все-таки для Путина это уже пятый американский президент, а их очное знакомство сводится пока к одной не слишком продолжительной и очень неудачной для Байдена встрече 10 лет назад. И хотя Байден тогда дал Путину хорошую возможность для анализа своей личности, подобных впечатлений никогда не бывает много. Они очень важны — не для коллекции характеров мировых лидеров, а в практической работе на мировой арене.

Геополитическая стратегия РФ, ее внешнеполитическая игра — вот что делает встречу в верхах желательной. Россия не просто претендует на участие в формировании мировой системы XXI века — она уже активно этим занимается. Причем не играя по американским правилам (как все еще мерещится нашим горе-патриотам, постоянно стонущим о том, что власть не может не то что отстаивать, но даже сформулировать национальные интересы), а выстраивая принципиально новый каркас многополярного мира. Да, мы работаем над этим вместе с Китаем, но наши интересы тут полностью совпадают. Да, мы очень внимательно анализируем действия США и реагируем на них, но как может быть иначе в ситуации, когда именно аккуратная деконструкция мира по-американски является ключевой задачей всех ревизионистских (с американской точки зрения) сил?

Байден прав в том, что Россия вмешивается в американские дела, — вот только не в выборы. Кстати, спорить на эту тему с "вашингтонским болотом" бесполезно: для его обитателей это давно стало важнейшим элементом как внутриполитической, так и внешнеполитической стратегии. Причем, по большому счету, куда более выгодной для нас в глазах мирового общественного мнения, ведь России создают имидж сверхвлиятельной державы, не только теснящей уходящего гегемона на мировой арене, но и подрывающей его изнутри.

Да, Россия действительно вмешивается и "нарушает интересы США", однако дело не в их глобальных интересах, не в их самопровозглашенном праве "пасти народы", которое Штаты уже не могут нести не только морально (речь не о недоверии к ним в остальном мире — их это не волнует, речь о собственном отношении американцев к своей всемирной миссии), но и физически. Россия, будучи куда слабее Америки материально (не только экономически), тем не менее обладает одним важнейшим преимуществом.

Она на правильной стороне истории — то есть выстраивает свою тактику, исходя из стратегически предопределенных тенденций развития мирового баланса сил и всей глобальной архитектуры. По сути, Россия выступает как лидер перемен, как главный направляющий всего процесса демонтажа недостроенной вавилонской башни атлантического миропорядка. И в этой роли есть смысл встречаться хоть с Байденом, хоть с Камалой Харрис, хоть с любым представителем самого сильного в мире, но обреченного "града на холме".

Теги:
санкции, противостояние, встреча, Владимир Путин, Джо Байден, Россия, США
По теме
Миром должны править шестеро, включая Россию
Мужчина в маске, помогающей сдержать распространение коронавируса, сидит возле экрана, демонстрирующего, как делегаты присутствуют на форуме Лантинга, посвященном приезду Китая и США. отношения вернулись в правильное русло, которое под председательством министра иностранных дел Китая Ван И в офисе Министерства иностранных дел в Пекине в понедельник, 22 февраля 2021 года.

Кто виноват: Китай бьет Америку на ее поле

(обновлено 21:11 16.04.2021)
В США существует один постоянно обновляемый и корректируемый список прав, а в другой не менее мощной стране происходят совсем иные обновления и корректировки. И в итоге мы имеем два все более расходящихся комплекта этих самых прав, считает эксперт.

Китайская идейная бомбардировка по поводу прав человека происходит в глобальном масштабе прямо сейчас: проходят конференции, вот только одна из них в Чанчуне. Далее идут публикации экспертов по итогам конференций, официальные заявления… Причем в этом году все куда серьезнее и масштабнее, чем в прежних аналогичных случаях, пишет обозреватель РИА Новости.

Уже давно каждый год по весне Госдепартамент США публикует свой доклад о том, как соблюдаются права человека во всем мире (нынешняя публикация пришлась на 30 марта). Затем этот доклад вдумчиво изучают китайцы (начиная с раздела о своей стране, конечно) и через несколько дней дают ответ: в том, что касается прав человека в США — прежде всего, а затем немного о себе. К этой ритуальной весенней перекличке все давно привыкли.

Заметим, ответная правозащитная бомбардировка Китая в этом году традиционно началась в праздник Цинмин. Это День поминовения усопших, когда приводят в порядок могилы предков и устраивают прочие ритуалы (кстати, в нашей цивилизации такой день тоже есть). В этом году Цинмин пришелся на 4 апреля, как раз когда в стране начали давать ответ Америке. К концу нашего разговора мы к этой теме непременно вернемся.

А пока посмотрим, в чем разница с прошлогодними ритуалами (речь не о Цинмине, а об обмене любезностями насчет прав). Разница в масштабе, но не только. Дело в том, что в конце июня 1921 года состоялся первый съезд ныне правящей Компартии Китая, то есть этой организации вот-вот исполнится 100 лет. Размах нынешних и особенно будущих мероприятий можно представить, а сейчас разговор — раз уж такое дело — зашел о том, как эта партия воздействовала на права человека в стране в целом после прихода к власти в 1949 году и особенно в последнее время.

Мысли тут такие: китайский народ имеет прав человека больше многих прочих, потому что (добавим, ну пусть только в последние лет 30 из 100) укрепляются чувства свершения личных (пусть скромных) замыслов, счастья и безопасности. Далее: в Китае всегда считали ключевым право человека на поддержание своего существования и на развитие страны.

Еще мысли. Китай делами способствует глобальному продвижению прав человека, поскольку укрепляет принципы равенства и взаимного доверия, включенности людей в жизнь общества и взаимного их обучения, сотрудничества — в общем, коллективного развития. (Это из выступлений зарубежных экспертов, которые на упомянутой выше конференции в Чанчуне составили немалую часть.)

А их местные коллеги напомнили, что Китай не только победил этой зимой "крайнюю" бедность, но и участвует в международном сотрудничестве по борьбе с нищетой. И еще отстаивает право каждого на жизнь и здоровье, поэтому предложил концепцию сотрудничества под лозунгом "Здоровье для всех".

Если кому-то кажется, что все это звучит совсем экзотично в контексте разговоров о правах человека, то для более привычной и успокаивающей картины достаточно вернуться к американскому докладу. Из него вы узнаете, что нарушаются права протестующих в Китае, Беларуси, Нигерии и Венесуэле и далее везде или что… Ну все как всегда.

А вот и не все как всегда. В нынешнем году можно рассмотреть новшества: все ближе к голове списка выходят совсем иные права. Сексуальных меньшинств, например. И нет никаких сомнений, что процесс продолжится: то, что вчера было агрессивной экзотикой сект (веганство, например), завтра станет не просто частью списка неотъемлемых прав человека, а будет навязываться Госдепом тем, у кого мало сил сопротивляться. Причем незаметно право вегана не есть мясо будет заменено его правами заставлять других людей питаться только растительностью.

И нет никаких сомнений, что идеи типа уничтожения производств ради спасения планеты тоже будут подниматься все выше в списках прав человека, продвигаемых Америкой. Напомним, что при нынешних ее властях это самое продвижение называют главной задачей внешней политики страны.

То есть суть события в том, что в одной большой и мощной стране — США — существует один постоянно обновляемый и корректируемый список прав, а в другой, не менее мощной стране происходят совсем иные обновления и корректировки. И в итоге мы имеем два все более расходящихся комплекта этих самых прав.

Да, но ведь когда-то считалось, что права одни для всех граждан мира. И известный документ называется Всеобщая декларация прав человека, принят он был ООН в 1948 году.

Но с тех пор выяснилось, что каждая страна, группа стран и еще множество организаций, а также отдельные замечательные личности продвигают свое понимание того, какие права первые и главные, а какие — так, пустяки. Для таких дискуссий существует миллион площадок, главная из которых — нелюбимый американцами Совет по правам человека ООН. Нелюбимый потому, что там все равны, каждый может продвигать свой список, да еще и собирать под своей точкой зрения много подписей разных стран.

И ведь не скажешь, что один список совсем плохой, а другой — совсем хороший. Китайские права на коллективное развитие или всеобщее здоровье — отличная идея. Американская любовь к бунту во всех мыслимых странах, пусть в самих США демонстрации "неправильных людей" разгоняют вполне зверскими методами, — тоже понятное дело: должно быть у человека право выйти и сказать все, как думает. Желательно, не превращая при этом в ад улицы своего города. А модное в последнее время право на интернет и лайки в любимых соцсетях неоспоримо, особенно с учетом того, как сейчас владельцы этих сетей поступают с теми, чье мнение им не нравится.

В общем, желаемых и желанных прав много, у каждого общества и каждого человека свой набор таковых. И единственное, чего нет и явно не будет, — тех самых "всеобщих" прав. Извините, идеалисты из 1948 года.

А теперь пора выполнять обещание вернуться к разговору о Цинмине. Вообще-то, все идет к тому, что рано или поздно человечество будет по весне отмечать день поминовения всеобщих прав человека, стряхивая пыль со старых текстов на эту тему.

Теги:
борьба, права человека, Китай, США
По теме
Почему самому популярному политику Германии не дают быть канцлером
Подкасты РИА Новости. Мы все умрем. Но это не точно

Генетический паспорт: что из того, что в нем пишут, правда, а что фейк?

В 2019 году Владимир Путин поручил как можно скорее создать базу генетических паспортов всех россиян. Что это и как их делать? Кому может быть полезно знать вашу ДНК: полицейскому, врачу, спортивному тренеру, психиатру, повару?
Генетический паспорт: что из того, что в нём пишут, правда, а что - фейк?

Чему в генетических паспортах, которые создают частные компании, можно доверять, а что чистой воды маркетинг и обман?

Это и многое другое объяснил и прокомментировал Андрей Афанасьев — физик и биоинформатик, разработчик лекарств, руководитель направления в отделе R&D компании "Петровакс".

Слушайте подкасты РИА Новости.

Теги:
безопасность, информация, паспорт, ДНК
Темы:
Подкасты РИА Новости
По теме
Не верю! Допинг, подставные матчи, контракты с армией: фейки и киберспорт