Участник акции протеста против роста цен на бензин желтые жилеты в Париже. Во Франции продолжается народная акция протеста автомобилистов с требованием от властей снижения налогов на топливо.

Парижский Майдан: как подавляют попытку бунта против США

397
(обновлено 19:08 30.11.2018)
Началась в некотором роде трансатлантическая политическая гражданская война, и чем дольше противоборствующие стороны будут заняты друг другом, тем лучше для всего остального мира, который устал как от американских, так и от европейских геополитических амбиций, пишет эксперт.

Автор блога Crimson Alter — для РИА Новости

Баррикады на улицах, горящие покрышки, "сакральные жертвы", координируемые через соцсети акции протеста, которые возникли как бы из ниоткуда, и, конечно же, издевательские заявления американских политиков. Все элементы классической "цветной революции" уже в наличии, но на этот раз технологию применяют не на постсоветском пространстве или Ближнем Востоке, а прямо в сердце Европы.

Эммануэля Макрона пытаются затолкать в амплуа французского Януковича и демонстративно наказать за возрождение имперских амбиций в стране. Французский Майдан — впечатляющее зрелище, но его организаторы уже сталкиваются с непривычной проблемой: экс-банкир дома Ротшильдов Эммануэль Макрон радикально отличается от экс-президента Украины тем, что вообще не боится крови и насилия, и это может стать его главным козырем в борьбе за сохранение власти.

Разумеется, можно предположить, что Макрон просто ужасно невезучий. Демонстрации в Париже и акции протеста по всей стране с перекрытием дорог, столкновениями с полицией и массовым использованием универсального символа протеста в виде светоотражающих желтых жилетов можно было бы при очень большом желании интерпретировать как настоящее народное восстание против непопулярного президента. Но слишком уж много подозрительных совпадений произошло после того, как Макрон заявил о необходимости защищаться от США, создать европейскую армию и восстановить полноценный европейский суверенитет. Судя по всему, его намерения были восприняты максимально серьезно — Вашингтон принял соответствующие меры.

Судите сами: организованные через соцсети акции протеста — такое случается и без внешней координации, но вброс в соцсети и "разгон" желтого жилета — это уже крайне подозрительно. И очень сильно напоминает, к примеру, символическую схему гонконгского Майдана, когда в качестве такого же универсального символа использовали желтые зонты. Еще можно вспомнить "революцию роз" или "революцию гвоздик" на постсоветском пространстве. В соцсети начинают вбрасывать сообщения о том, что "сторонники Макрона на автомобилях таранят протестующих", и если так пойдет дальше, вполне может случиться, что для главы государства найдется свой аналог майдановских снайперов с соответствующими "сакральными жертвами" среди участников топливных протестов.

Если абстрагироваться от ситуации с выступлениями во Франции, можно увидеть, что проблемы Макрона приобрели дополнительный экономический вектор: как пишет американское агентство Bloomberg, арест в Японии руководителя альянса "Рено-Ниссан" Карлоса Гона, которого обвиняют в многомиллионых финансовых нарушениях, стал ударом именно по французскому президенту. Хотя у него и Гона были сложные отношения, главу государства сейчас обвиняют в том, что он способствовал или преступно игнорировал коррупцию в компании "Рено", значительным пакетом акций которой владеет правительство Франции. Более того, именно благодаря усилиям Макрона "Рено" фактически контролировала альянс "Рено-Ниссан", несмотря на то что французская компания меньше, чем ее японский партнер. Министр экономики и президент заявили, что скандал не должен повлиять на деятельность компании, но именно этого добиваются оппоненты: если удастся погрузить в кризис крупнейшего автопроизводителя страны, на которого работают (не считая поставщиков, смежников и субподрядчиков) более 48 тысяч человек, нынешние топливные протесты покажутся просто легкой парижской вечеринкой.

Для понимания контекста происходящего нужно учитывать еще один факт: в Европе сейчас активно действует правая рука Дональда Трампа и фактический руководитель его избирательного штаба Стив Бэннон, которого неоднократно обвиняли в том, что он работает над подрывом Евросоюза. Выступая недавно в Оксфорде, сам Бэннон прямо указал на негативное отношение к Макрону и обвинил его в предательстве интересов Франции, заявив, что президент по сути тоже националист, только ЕС. Бэннон (который, как и Макрон, до прихода в политику был влиятельным банкиром) — большой специалист по политическим кампаниям в соцсетях и хорошо умеет работать "партизанскими методами", направленными против политического истеблишмента. Популистский задор антимакроновских активистов поразительно напоминает "партизанов Трампа", хотя по понятным причинам они вряд ли будут использовать лозунг "Сделать Францию снова великой".

Может показаться, что связь между массовыми акциями протеста, перекрытием дорог, баррикадами и позицией Макрона в вопросах европейской независимости от США надуманная. Это не исключено, но маловероятно, ибо глава Соединенных Штатов прямым текстом обозначил в Twitter свою позицию по поводу того, что происходит во Франции: "Большие и насильственные протесты не учитывают, насколько плохо Европейский союз обошелся с США в вопросах торговли и вопросах разумных платежей за нашу ВЕЛИКОЛЕПНУЮ (Трамп пишет ключевые слова в твитах большими буквами. — Ред.) военную защиту. Обе эти проблемы должны быть быстро решены".

Только слепой не увидит в данном сообщении типично нью-йоркский мафиозный намек, которые так любит вашингтонская администрация. Протестующие не могут этого требовать (тем более что их в большинстве своем используют втемную), но президент США вполне ясно объясняет, что за американскую "крышу" надо заплатить сколько сказано, а то хуже будет, и если кто-то назовет это рэкетом, Трамп и его сторонники парируют, что это защита национальных интересов.

В сложившейся ситуации рядовым французам можно только посочувствовать: по сути, перед ними стоит выбор — поддержать превращение Франции в колонию ЕС под управлением брюссельской бюрократии (Стив Бэннон прав в том, что Макрон — патриот и "националист" Евросоюза, а не своей страны) или поддержать ее статус как колонии США, которая будет, помимо прочего, платить ежегодную дань примерно в 51 миллиард долларов, направляемые на финансирование американской армии и амбиций Дональда Трампа.

Если смотреть на ситуацию максимально прагматично, то французский Майдан — это прекрасная новость. Ибо она показывает, что единого Запада уже давно нет и сейчас бывшие союзники активно используют друг против друга экономическое, информационное и политическое оружие, которое в прошлом применялось исключительно для борьбы с внешними врагами.

В некотором роде началась трансатлантическая политическая гражданская война, и чем дольше противоборствующие стороны будут заняты друг другом, тем лучше для всего остального мира, который уже устал как от американских, так и от европейских геополитических амбиций.

397
Теги:
майдан, бунт, митинг, Эммануэль Макрон, Дональд Трамп, Франция, США
По теме
Островский: "холодная война" США и Китая нанесет удар по мировой экономике
Хроленко: учения НАТО Anakonda-2018 носят наступательный характер
Вид на Нью-Йорк. Архивное фото

Как заставить американцев воевать за химеру либеральной глобализации

28
(обновлено 19:52 26.02.2021)
Чем дольше американцы несли свое бремя мирового господства, тем больше обострялись внутренние противоречия и конфликты в США, пишет эксперт.

Америка возвращается, говорит Джо Байден, имея в виду то, что при нем Штаты будут снова играть ведущую роль в мировой политике, отстаивании демократических ценностей и выстраивании отношений с союзниками. То есть США снова будут нести ответственность за глобальный мировой порядок, а времена национального эгоизма в стиле Трампа закончились, пишет колумнист РИА Новости.

Этот громкий лозунг остальной мир принял к сведению — ну давайте посмотрим, как это у вас получится в новых условиях. Мир же изменился, причем еще до президентства Трампа, а Вашингтон сейчас снова попытается изображать из себя "царя горы", при том, что гора уже вовсю осыпается. Да, хотя внешние расклады неблагоприятны для Штатов, никакого другого сценария глобалистская американская элита не рассматривает — более того, радикальная часть истеблишмента и вовсе считает, что главные проблемы у страны не вовне, а внутри. Потому что основное препятствие на пути к торжеству мирового либерального порядка и сохранению нынешнего положения Америки — не Россия или Китай, а сам американский народ, который не понимает своего счастья и своей миссии, и ему надо срочно все объяснить:

"Пришло время сказать американцам, что от глобальной ответственности им никуда не деться и что они должны думать не только о защите своей родины. Им необходимо понять, что цель НАТО и других союзов — защищаться не от прямых угроз интересам США, а от нарушения того порядка, который наилучшим образом служит этим интересам. Им нужно честно сказать, что задача поддержания мирового порядка бесконечна и чревата тяжелыми платами, но этот порядок предпочтительнее альтернатив".

Кто должен это объяснять? "Это работа Джо Байдена и его новой администрации" — а кто это пишет? Роберт Каган — аналитик из Бруклингского института, муж Виктории Нуланд, нового заместителя госсекретаря США. То есть сама администрация дает себе установку и теперь будет ее выполнять любой ценой. Учить американцев любить созданный Америкой мировой порядок чего бы им это ни стоило.

Статья Кагана в Foreign Affairs называется "Суперсила. Нравится вам это или нет!", и в ней приводится одна простая мысль: Америка очень сильная, настолько сильная, что не понимает всего масштаба своей силы и периодически хочет закрыться в своей крепости. И только в этом ее слабость. Но нужно объяснить это американцам и тем самым спасти мир, либеральные ценности и саму Америку.
В представлении Кагана американцы всю свою новейшую историю себя недооценивали:

"Большая часть исторических трагедий прошлого века была вызвана действиями великих держав, чьи устремления превышали их возможности. У американцев противоположная проблема. Их возможности к глобальному первенству превосходят их восприятие своего места и роли в мире".

Непонимание Америкой своей мощи и роли приводит к колебаниям американского курса — она периодически пытается уйти от ответственности за миропорядок и начать вести себя как нормальная держава:

"Это означало защиту своих граждан, своей территории, своего богатства и доступа к необходимым товарам. Это не предполагало борьбу за сохранение баланса сил в Европе или Азии, продвижение демократии или принятие на себя ответственности за проблемы в мире, которые напрямую не касались американцев. Этот континентально-ориентированный взгляд на вещи все еще царит и сегодня. Он не отрицает, что у Соединенных Штатов есть свои интересы, и предполагает, что это такие же интересы, которые преследует большинство стран".

Но Штаты уже век как не нормальная держава, и сейчас им нужно оставаться ею, восклицает Каган. А опасность кроется в том, что Штаты, как это уже бывало, перестанут верить в свои силы, начнут уходить от своей роли, и это создаст иллюзию их слабости и спровоцирует ужасное:

"В результате американцы часто действовали плохо. Их американо-континенталистский взгляд на мир породил столетие диких метаний — безразличия, за которым следовала паника, мобилизаций и интервенций, за которыми следовали отступление и "отсиживание в окопах". То, что американцы называют относительно недорогие военные операции в Афганистане и Ираке "вечными войнами", является лишь одним из последних примеров их неготовности к сложному и бесконечному делу сохранения всеобщего мира и действий по предотвращению угроз".

И далее: "В обоих случаях американцы одной ногой "вышли за дверь уже в момент входа", что ограничивало их способность полностью контролировать сложные ситуации. Такой подход "шаг вперед — два назад", который повторяется снова и снова, сбивает с толку и вводит в заблуждение и союзников, и противников, причем часто до такой степени, что порождает конфликты, которых можно было бы избежать с помощью четкого и последовательного применения американской мощи и влияния во имя обеспечения мирного, стабильного и либерального миропорядка. Двадцатый век был усеян трупами иностранных лидеров и правительств, которые неверно оценили Соединенные Штаты, — от Германии (дважды) и Японии до Советского Союза, от Сербии до Ирака. Если Америка хочет, чтобы такая же схема не присутствовала и в XXI веке — что наиболее опасно в конкуренции с Китаем, — то американцам нужно перестать искать "выходы из игры" и принять роль, которую им навязали судьба и их собственная сила".

Извращенный взгляд "железной" логики Кагана: американцы не должны испытывать колебаний в своей миссии, потому что как только они начинают дергаться, это провоцирует противников на авантюры, и Штатам приходится уничтожать их. Непонятно, впрочем, что Каган имеет в виду под наложенным на себя американцами "ограничением", не позволявшим полностью контролировать ситуацию в Афганистане и Ираке. Мало бомбили? Нужно было применить ядерное оружие? Недостаточно долго оккупировали? Двадцать лет мало — давайте сорок? Понятно, чем он в реальности недоволен: глупые американцы "не готовы к сложному и бесконечному делу сохранения всеобщего мира". Да, и у них опять упаднические настроения:

"Китайцы считают, что Соединенные Штаты находятся в упадке, и многие американцы с этим согласны. Опасность в том, что по мере того, как Пекин наращивает усилия по осуществлению того, что он назвал "китайской мечтой", американцы начнут паниковать. Именно в такие времена и совершаются просчеты".

То есть Китай набирает силу, а американцы не реагируют, а потом, когда процесс зашел слишком далеко, вдруг запаникуют и ударят по Китаю? Но почему так вообще должно произойти — может быть, Китай угрожает американским интересам или захочет забрать себе Калифорнию? Да нет, речь идет о китайском доминировании в Азии, почему-то непозволительном для крупнейшей и древнейшей азиатской державы. Непозволительном с точки зрения 250-летних США? Конечно нет — с точки зрения той наднациональной атлантической элиты, от лица которой, по сути, и вещает Каган. Американцы для нее — лишь инструмент, который надо правильно настроить на борьбу за собственное глобальное господство:

"Трудная правда заключается в том, что в реальном мире единственная надежда на сохранение либерализма внутри Америки и за рубежом — это поддержание мирового порядка, способствующего либерализму, и единственная сила, способная поддерживать такой порядок, — это Соединенные Штаты. Это не проявление высокомерия, а реальность, основанная на реальной оценке ситуации в мире. И это, безусловно, совсем не однозначное благо. Пытаясь сохранить этот порядок, Соединенные Штаты прибегали и будут прибегать к силе, иногда неразумно и неэффективно, с непредсказуемыми затратами и неоднозначными моральными последствиями. Вот что означает обладание мощью".

Но как же убедить американцев в необходимости нести это бремя? Напугать? Так всегда и делали — тот же Каган вспоминает мало известный в России эпизод, когда в 1947 году (холодная война с СССР уже шла) американцы все равно отказывались поддержать Грецию (в которой разгорелась гражданская война, причем безо всякого вмешательства Москвы) и Турцию (на которую Сталин давил после 1945-го — но никакой угрозы войны не было):

"Тогда сенатор-республиканец Артур Ванденберг требовал от администрации Трумэна "напугать до чертиков американский народ", и Ачесон (госсекретарь) увидел целесообразность такой политики, как он потом признавал в своих мемуарах, "яснее ясного". Когда коммунизм был единственным врагом, все имело значение. Каждый акт был актом защиты".

Но сейчас страшилки уже не срабатывают. Россией пугали несколько лет, причем ее обвиняли и в манипуляции американскими выборами, однако все равно это не сильно сказалось даже на поддержке Трампа. Страх перед Китаем? Но он тоже не слишком действует на американцев. Демонизация внешних противников не срабатывает. Поэтому Каган предлагает пойти другим путем: чтобы и дальше поддерживать глобалистскую поступь Америки, нужно убедить американцев в том, что отказ от этой миссии приведет к катастрофическим последствиям. Не только для всего мира, но в первую очередь для самих США:

"Их рецепты страдают необоснованным оптимизмом в отношении возможных альтернатив миропорядку, строящемуся под руководством США. Реалисты, либеральные интернационалисты, консервативные националисты и прогрессисты, похоже, воображают себе, что с миром будет все в порядке и интересы США будут так же хорошо защищены и без того, чтобы Вашингтон продолжал играть ту роль, которую он играл последние 75 лет. Но ни современная история, ни нынешнее положение в мире не оправдывают такой идеализм. Альтернатива американскому мировому порядку — это не шведский мировой порядок. Это не будет миром верховенства права и международных институтов или миром торжества идеалов эпохи Просвещения. Это будет мир вакуумов власти, хаоса, конфликтов и политических просчетов. Это будет по-настоящему жалкое зрелище".

То есть мир без Америки скатится в хаос? Кем должны быть американцы, чтобы поверить в это? Тем более после того, как десятилетия политики интервенционизма не только не привели к процветанию и спокойствию в мире (посмотрите хотя бы на Ближний Восток), но и не сделали Америку внутренне более сильной и сплоченной. Ровно наоборот — чем дольше американцы несли свое бремя мирового господства, тем больше обострялись внутренние противоречия и конфликты в США.

Может быть, разгадка в том, что интересы и цели глобалистской части американского истеблишмента и американского народа как такового противоречат друг другу — и чем дальше, тем острее будет становиться это противоречие? И существование США как национального государства несовместимо с их ролью мировой "суперсилы"? От понимания этого самими американцами будет зависеть будущее этого народа и его государства, и у Роберта Кагана нет аргументов, которые заставили бы американцев и дальше работать на чужие интересы. Страх ведь уже не работает.

28
Теги:
Китай, Россия, порядок, глобализация, Дональд Трамп, Джозеф Байден, США
По теме
Лавров лишил Европу возможности самоудовлетворения
Роза на надгробии на кладбище. Иллюстративное фото

Уже прощался с жизнью, но на кладбище ему преподали урок история Нурлана

8336
Каждый человек хотя бы раз в жизни сталкивается с ситуацией, которая открывает ему глаза на многие вещи. Так произошло и с нашим героем. После одной ночной поездки он понял, что родителей надо ценить, пока они живы.

Нурлану 39 лет. Ни кола, ни двора, ни семьи не нажил он к этому возрасту. Считал ли себя неудачником? Скорее нет, чем да. Но окружающие придерживались абсолютно другого мнения, и на то у них были причины. Когда друзья и знакомые Нурлана создавали пары, обживали семейные гнезда, он попросту прожигал жизнь. И как-то не заметил, что время пролетело, поезд ушел, а запрыгнуть в последний вагон не получилось. Даже родные братья — не сказать, что трудоголики, — устроились по-человечески. Вот теперь права качают, стыдят, делясь копейкой, иногда и хлебом попрекают.

Только отец и мать, живущие в селе, по-прежнему искренне любили его. Очень они хотели, чтобы сын взялся наконец за ум, поэтому продали кое-какую живность и купили ему старенький "Фольксваген".

— Главное, чтобы ты хоть изредка приезжал проведать нас. И женись уже, сынок, так ведь вся жизнь пройдет, а семья — это святое, — сказала Нурлану мама.

На этом "Фольксвагене" он иногда выезжал таксовать по столичным улицам. "Днем людей мало, нормально не заработаешь, выходи ночью, — посоветовали Нурлану новые друзья-таксисты. — И выхлоп больше, и скучать не придется — за месяц на целый триллер накатаешь…"

Первый ночной клиент, подвыпивший крепкий парень под два метра ростом, попросился до Новопавловки. "Батю там возьмем, а дальше до мамки поедем, проведать нужно", — сказал здоровяк, заваливаясь на заднее пассажирское сиденье. Оплату за поездку Нурлан посчитал вполне приличной. Когда добрались до назначенного места, из-за калитки возле старого деревянного домика вышел щуплый старичок с небольшой котомкой.

— Куда дальше? — спросил Нурлан пассажиров, которые стали казаться ему подозрительными.

— К мамке поедем, мы же договаривались, — пробормотал здоровяк.

— А где она, мамка ваша?

— Да тут недалеко: через пару кварталов налево и до конца, — ответил парень и вдруг едва слышно спросил отца: "Бать, а ты нож не забыл?".

Старик кивнул. Увидев это в зеркало заднего вида, Нурлан почувствовал, как вспотели руки. "На кого это я нарвался, черт возьми?!" — выругался он про себя и незаметно пошарил в бардачке. Нащупав отвертку, осторожно переложил ее в карман.

"Здоровяк вовсе не выпивший, притворяется. А этот старик мне сразу не понравился, слишком резвый для своего возраста. А в котомке что? Ножик есть, это понятно, а еще? Веревка, может? Мать его, от старика же нафталином несет, а он все туда же... Сдалась им моя машина, я же могу ее просто так отдать. Зачем убивать-то сразу?" — вертелись мысли в голове Нурлана.

Вся его жизнь пронеслась перед глазами. А вспомнить-то было и нечего. Ничего примечательного: мимолетные связи, непонятные компании, алкоголь, мамины слезы, разборки с братьями. Во всех стычках с родными он считал себя пострадавшим. Винил их за то, что не сложилась жизнь, не так воспитали, обделяли, давали меньше, чем братьям. Такие обвинения причиняли боль матери, но это его мало заботило...

И вот сложилась ситуация, когда он находился между жизнью и смертью. А если второй вариант все-таки неизбежен, кто будет его искать? Братьям он не нужен. Родители привыкли к его внезапным исчезновениям, так что вряд ли хватятся сразу. Но жить очень хотелось. По крайней мере, не такой Нурлан представлял свою смерть.

— Видишь там кресты? — прервал его раздумья здоровяк. — Езжай прямо к ним. На кладбище ворот нет, заезжай и газуй по тротуару до четвертого ряда.

— Про кладбище мы не договаривались, — вяло возразил Нурлан.

— Как не договаривались?! Я тебе про батю говорил? Говорил! И про мамку, что надо проведать, говорил. Так вот тут она у нас лежит, родимая... Сегодня пять годков уже. На работе с ребятами поминал, теперь со стариком помянуть решили.

Поплутав в темноте, нашли нужную могилу. Старик чиркнул спичкой — с надгробной фотографии на мужчин смотрела миловидная старушка в цветастом платочке.

— Мамку я очень люблю, — здоровяк смахнул скупую мужскую слезу, — до сих пор не могу отпустить. Когда живая была, тоже любил, но молодой был, ума не было. Мало внимания уделял, слов теплых не говорил. Вот теперь сюда прихожу и рассказываю ей, как скучаю. Папаша один остался, мается, жалко его, а я разрываюсь на работе с утра до ночи. Дураки мы: что имеем, не ценим, а, потеряв, плачем.

Старик тем временем вытащил из своей котомки три стакана, пол-литра водки, буханку хлеба, огурцы и разложил все на газете. Его сын принялся бойко резать ножом огурцы. Мужчины разлили спиртное по стаканам, помянули добрым словом старушку и выпили залпом. Один стакан с водкой вместе с куском хлеба поставили на могилу.

— Айда по 100 грамм, — позвали они таксиста.

— Не могу, я же за рулем. Мне еще в город, а потом в село к родителям ехать, — Нурлан еще отходил от пережитого шока, но уже решил, что с прежней жизнью завязано.

Слишком много уроков он извлек из этой поездки. Будет ценить то, что пока у него есть, — родителей, близких. А со временем, может, и собственную судьбу устроить получится — жениться, завести детей, построить дом. Самое главное — вовремя это понять. Ведь ему всего 39, а значит, не все еще потеряно.

8336
Теги:
история, поездка, кладбище, родители, семья
По теме
Рожать в 50 — счастье, которого не ждешь
Мужчина притягивает руку к руке робота на выставке. Архивное фото

Рейтинг стран по готовности к развитию технологий на каком месте Кыргызстан

0
(обновлено 22:09 26.02.2021)
Основой для рейтинга послужил индекс, характеризующий "способность применять, принимать и адаптировать передовые технологии".

БИШКЕК, 26 фев — Sputnik. Кыргызстан занял 115-е место из 158 по готовности к внедрению и применению передовых технологий, следует из доклада Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД).

Для оценки возможностей стран по справедливому использованию, внедрению и применению передовых технологий в докладе был составлен "индекс готовности". Он состоит из пяти элементов: внедрение информационно-коммуникационных технологий, знания и навыки, научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, использование в промышленности и доступность финансирования.

Индекс Кыргызстана составил 0,25 балла. В общем зачете республика расположилась между Мальдивами и Боливией.

Наиболее подготовленной к развитию передовых технологий страной оказались США, за ними идут Швейцария, Великобритания, Швеция, Сингапур, Нидерланды и Республика Корея.

Среди государств Центральной Азии самую высокую позицию занял Казахстан — он на 62-м месте. Таджикистан на 143-й строчке, а Узбекистан и Туркменистан в рейтинге не заявлены.

0
Теги:
готовность, Технологии, рейтинг, Кыргызстан
Темы:
Кыргызстан в мировых рейтингах
По теме
Проект "Работу каждому" — что еще обещает кыргызстанцам кабмин Марипова