Главный исполнительный директор Huawei Technologies Мэн Ваньчжоу. Архивное фото

Арест дочери китайского миллиардера стал лучшим подарком для Си Цзиньпина

2392
(обновлено 16:57 11.12.2018)
Иван Данилов
Арест замглавы Huawei на деле имеет много причин и может очень сильно отразиться на глобальной политике. Об этом рассуждает колумнист Иван Данилов.

Автор блога Crimson Alter — для РИА Новости.

Арест Мэн Ваньчжоу, которая является заместителем генерального директора и одновременно финансовым директором корпорации Huawei, вызвал бурный восторг американской политической и медийной элиты. Если верить источникам CNN, часть администрации Трампа считает, что арестованную можно будет использовать в качестве "рычага давления" на Пекин в переговорах по торговым вопросам, а это означает, что руководство США окончательно перешло в режим решения международных вопросов, в большей степени свойственный террористическим организациям, чем уважающим себя цивилизованным государствам.

Кому-то (например, национал-троглодитам из американского экспертного сообщества) может показаться, что это в самом буквальном смысле "сильный ход" (power move) администрации Трампа, но в данном случае она скорее вредит долгосрочным американским интересам, и этот вред не зависит от каких-то тактических выгод, которые американская сторона может получить, а может и не получить из-за ареста в Канаде топ-менеджера флагмана китайской телеком-индустрии.

Есть несколько факторов, которые делают арест Мэн Ваньчжоу беспрецедентным событием. Арестована не просто топ-менеджер и предполагаемый будущий руководитель Huawei. Мэн Ваньчжоу — дочь основателя Huawei китайского миллиардера Жэнь Чжэнфэя. Арест произведен в контексте жесткой борьбы, которую ведут против Huawei спецслужбы и антикитайские политики различных стран. Например, недавно британская компания British Telecom отказалась от использования оборудования Huawei в процессе развертывания в стране сети 5G, а в таких странах, как Новая Зеландия, Австралия и США, были введены ограничения против участия компании в государственных закупках или важных инфраструктурных проектах.

Как справедливо замечают китайские комментаторы, ситуация вокруг компании уже демонстрировала с максимальной ясностью, что в случае неспособности победить китайских конкурентов рыночными методами западные партнеры готовы использовать нерыночные меры воздействия. Однако даже самые пессимистично настроенные китайские эксперты не прогнозировали, что США перейдут на захват заложников в качестве инструмента конкурентной борьбы.

Стоит особо отметить, что пока канадские власти не дали официального объяснения причин ареста. Известна лишь формальная часть вопроса — "арест произведен по запросу США". А вот то, что арест якобы связан с нарушением Huawei антииранских санкций, это пока "информация со ссылкой на информированные источники". Так что на данный момент обвинения в адрес топ-менеджера Huawei — это черный ящик Пандоры, в котором может оказаться все что угодно, начиная от обхода антииранских санкций и заканчивая шпионажем против США или вмешательством в какие-нибудь американские выборы.

Официальный Пекин, если смотреть на ситуацию с тактической точки зрения, сталкивается с довольно неприятной ситуацией: с одной стороны, нужно по очевидным имиджевым причинам защищать своего гражданина, чьи права были демонстративно нарушены. С другой — каких-то по-настоящему эффективных, но при этом быстрых и соразмерных методов воздействия на США или Канаду у КНР, по сути, нет. Отвечать симметрично — то есть арестом какого-то американского бизнесмена — глупо, ибо сыграет на руку Трампу, который как раз хотел бы, чтобы американский бизнес держался от Китая подальше.

Можно угрожать санкциями Канаде и/или США, но они вряд ли сработают, особенно, если угроза будет озвучена публично: ни Трюдо, ни Трамп не готовы "потерять лицо" в конфронтации с Китаем. Наиболее вероятное (но, конечно, не единственно возможное) развитие событий — это дипломатические протесты со стороны КНР и превращение вопроса об освобождении дочери основателя Huawei в долгосрочную "болевую точку" отношений по линии Вашингтон — Пекин.

Однако, если посмотреть на ситуацию в долгосрочной перспективе, американская победа легко становится катализатором радикализации внутренней и внешней позиции Китая. Дело в том, что есть очень серьезные аналогии между арестом дочери основателя Huawei и санкциями против компаний Дерипаски (а также другими мерами против России): в обоих случаях американцы очень сильно надеются на то, что санкции приведут к "элитной фронде" и что бунтующий средний класс под руководством олигархов и проамериканских политиков просто "снесет" неугодную Вашингтону власть в Москве или Пекине. Эта схема с Россией не сработала (хотя многие в Вашингтоне не теряют надежду), и сейчас аналогичный метод применяется против Китая.

Мэн Ваньчжоу — это в некоторой степени идеальная жертва для "показательного наказания" со стороны американских властей: ее арестовали в Канаде — стране, которая для значительной части китайской элиты является своего рода аналогом Испании или Черногории для части элиты российской. В Канаде покупается недвижимость (несмотря на запрет вывоза капитала из Китая), в Канаде живут, учатся и получают вид на жительство и гражданство дети китайских бизнесменов и номенклатуры, в Канаде отмываются китайские деньги, без которых канадская экономика была бы намного беднее.

Как указывает China Media Watch, среди реакций в китайских соцсетях на арест дочери основателя Huawei фигурировал следующий тезис — "У нее наверняка есть канадское гражданство!". И нужно признать, что определенные основания для таких подозрений есть. Возможное наличие канадского гражданства как раз и объясняет смелость, с которой действовали канадские власти. Вашингтон в своих попытках активизировать внутрикитайскую фронду на самом деле способствует национализации китайских элит, которые уже начинают понимать, что "зарабатывать в Шанхае, а тратить в Ванкувере" больше не получится. Причем не только из-за усилий "дисциплинарного комитета" китайской компартии, но еще и потому, что можно со всей семьей оказаться за решеткой и с конфискованным имуществом. Большего подарка для председателя Си, которому нужно консолидировать китайское общество перед внешней угрозой, трудно представить. Арест "принцессы Huawei" — это и оскорбление китайской национальной гордости, и демонстрация западного беззакония, и мотиватор для национализации элиты.

Американская элита не особо скрывает свои требования к России и Китаю. Россия, по их мысли, должна опять вести себя так, как подобает стране, которая проиграла "холодную войну", о чем нам периодически напоминают американские политики и проамериканские активисты. От Китая, как и от России, американцы требуют вернуться в 1991 год — в период, когда китайская экономика по большому счету занималась тем, что была сборочным цехом для Штатов, в котором китайцы работали "за чашку риса" и не претендовали на технологическое лидерство. Например, спецпредставитель США по торговым переговорам с КНР Роберт Лайтхайзер (эдакий аналог Курта Волкера, только для Китая) вообще прямо требует, чтобы Китай отказался от программы Made in China — 2025, которая предполагает массовое импортозамещение в китайском технологическом и индустриальном секторе.

Мечты Вашингтона в отношении возврата Китая и России в "лихие 90-е" вряд ли реализуются. А вот добиться консолидации элит в России и Китае, а также усиления российско-китайского сотрудничества в плане противостояния Вашингтону у американского руководства получится точно. Уходящее поколение американских стратегов, которые сыграли ключевую роль в победе США в "холодной войне", много раз предупреждало Вашингтон, что так делать нельзя, но, к счастью, нынешние представители американской элиты предпочитают слушать собственную гордость, а не старых экспертов. И это замечательно с точки зрения российских интересов: слепая американская гордость — путь к неизбежному поражению.

2392
Теги:
арест, Мэн Ваньчжоу, США, Китай
По теме
Абсолютное оружие США сломалось
Показать миру настоящий Мордор: как срывают изоляцию России
Комментарии
Загрузка...