Мужчина с ружьем. Архивное фото

Как в детективах история раскрытия жестокого убийства бизнесмена в РК

1706
(обновлено 17:13 02.09.2019)
Это преступление было под контролем МВД, к его раскрытию подключили лучших сыщиков, но все их усилия были тщетны. Однако одному следователю удалось найти зацепку, которая была прямо под носом полиции. О хрониках преступления читайте в колумнистике Александра Мироглова.

Убийство известного в Западно-Казахстанской области владельца крупного крестьянского хозяйства, которое во время поездок по стране посещал даже Нурсултан Назарбаев, было совершено в январе 2014 года, пишет колумнист Sputnik Казахстан. Виталия Каркулу напавшие на его дом преступники расстреляли в упор. Его супруга — депутат областного маслихата — после налета чудом осталась в живых.

Нападение без следов. Как искать налетчиков?

Сообщение о нападении на дом крупного местного бизнесмена Виталия Каркулы поступило под утро 13 января. Звонившая женщина сообщила дежурному, что ее супруг убит, а ей самой необходима скорая помощь.

Оперативно-спасательные службы добрались до места происшествия в поселке Калининском в считаные минуты. Хозяину дома помочь было уже нельзя — преступники выстрелили в него в упор, от чего он мгновенно скончался; его супругу, получившую серьезные травмы, но все еще находившуюся в сознании, тут же госпитализировали.

Ничего конкретного о нападавших женщина, которой нанесли несколько ударов по голове каким-то тяжелым предметом, сказать сыщикам не могла. Вспомнила только, что их было трое и все в масках.

Для полицейских эта информация хоть и представляла интерес, но не давала ни одной реальной зацепки. Оставалось надеяться только на то, что потерпевшая выживет и сможет подробнее рассказать о событиях той ночи. Спустя время врачи, которые в течение трех часов оперировали Валентину Каркулу, признаются, что она выкарабкалась чудом.

Тем временем на месте нападения начали работать эксперты-криминалисты. Именно от них зависело, будет ли преступление раскрыто. Однако ни одного чужого отпечатка пальцев в доме бизнесмена они найти не смогли. Хотя и рассчитывать на это было бессмысленно: ведь, тщательно готовя налет, бандиты наверняка "работали" в перчатках.

Осмотр дома бизнесмена показал, что преступники проникли в жилище скрытно, через окно, а потому застали хозяев, которые собирались ложиться спать, врасплох. Следы обуви, оставленные в комнатах дома, подтверждали слова Валентины Каркулы, что их было трое.

Как тонкая работа криминалистов дала сыщикам шанс

Казалось, что раскрытие дела не имеет перспектив. Но тут сработала наблюдательность эксперта.

Во-первых, он заметил, что на окне, через которое проникли налетчики, имеются капли крови и, вероятнее всего, они принадлежат одному из них. Во-вторых, удалось установить, что нападавшие скрылись через задний двор дома, где у калитки их ждала автомашина.

Как оказалось, рисунок протектора шин, который хорошо отпечатался на свежевыпавшем снегу, был довольно редким для этих мест: шины марки Fulda в области не продавались. Это могло означать только то, что либо авто было недавно пригнано, либо действовали гастролеры из России, до границы с которой рукой подать.

А еще криминалисты обратили внимание на то, что в доме не была нарушена обстановка. Нападавшие не тронули ничего лишнего. Даже дорогие норковые шубы хозяйки висели на месте. Это говорило не только о том, что разбойное нападение было тщательно спланировано, но и о том, что преступники точно знали, за чем шли. И то, что они унесли с собой, — нечто гораздо более ценное, чем меха. Эту версию впоследствии подтвердил и сын потерпевших. По его словам, из дома пропали около миллиона тенге и ювелирные украшения на очень крупную сумму.

Как сыщики распутывали клубок версий

Первой версией, которую выдвинули следователи, была месть конкурентов по бизнесу. Но, проверив всех возможных подозреваемых, их алиби и связи, они не нашли ничего, что могло бы заинтересовать.

Сотрудники фирм Виталия Каркулы, а их было около 350 человек, тоже оказались совершенно чисты: не было среди них ни судимых, ни наркоманов, ни представителей других асоциальных слоев. Также было установлено, что бизнесмен не имел долгов, да и сам в долг не давал. Оставалось отрабатывать только одну версию — банальное ограбление.

Отрабатывая ее, сыщики подняли из архива региона похожие дела за последние несколько лет. И тут случайно наткнулись на одну интересную деталь.

Оказалось, что в 2012 году выстрелом в голову была убита родственница Виталия Каркулы. Подумав, что преступления могут быть связаны, следователи устроили проверку. Но, как выяснилось, зря.

Преступники, убившие родственницу бизнесмена, были задержаны и осуждены. На момент нападения на дом Виталия Каркулы они отбывали наказание и не могли иметь отношения к расследуемому делу. Все еще надеясь нащупать ниточку, сыщики проверили даже связи осужденных на свободе. Но вся их работа вновь оказалась "выстрелом в молоко".

Тем временем, учитывая то, какой резонанс в области вызвало убийство Виталия Каркулы, дело на контроль взяло руководство МВД. К его расследованию подключили лучших столичных специалистов. Но все было без толку. Казалось, это был тупик и преступники сумели совершить идеальное ограбление.

Как помог кусок пластмассы

Вряд ли кто-то из сыщиков, задействованных в раскрытии убийства бизнесмена, предполагал, что ниточка, хоть и совсем тоненькая, все это время была у них под носом — в числе улик, изъятых с места преступления.

В очередной раз изучая материалы дела, один из следователей обратил внимание на пластиковые хомуты, которыми были стянуты руки потерпевших. Купить их можно было только в нескольких специализированных магазинах и на строительном рынке. Именно туда и направили всех сотрудников, чтобы опросить торговцев. Шансов найти того, кто продал хомуты преступникам, равнялись нулю. Но в этот раз упорство полицейских было вознаграждено.

Странного мужчину, который долго присматривался к пластиковым хомутам и интересовался, достаточно ли они крепки, чтобы их не смог разорвать руками человек, хорошо запомнила одна из продавщиц. По просьбе полицейских она даже смогла составить его фоторобот.

Загрузив полученное изображение в базу, в которой числилось больше 130 тысяч человек, вскоре полицейские получили результат: 32 совпадения.

Тем временем другая группа оперативников изучала видео с камер наблюдения, установленных в строительном супермаркете. Сопоставив показания девушки-продавца и примерное время, которое она указывала, оперативники довольно быстро вычислили мужчину, который купил десяток пластиковых хомутов. Теперь сомнений в том, что один из участников налета на семью Виталия Каркулы известен, не оставалось.

Рецидивист, радикал, жестокий и отчаянный

Азамата Тогаева — а именно он попал в объективы камер наблюдения — полицейские знали давно. Впервые его осудили в 1998 году за нанесение тяжких телесных повреждений, после которых его жертва скончалась в больнице.

После отсидки первого срока мужчина еще дважды был судим. И каждый следователь, который вел его дела, отмечали, что Тогаев был дерзок и жесток. Они же рассказывали, что в какой-то момент жизни он попал под влияние радикалов и принял их идеологию. При этом, имея за плечами обширное криминальное прошлое, хорошо ориентировался в среде местных бандитов и воров. Именно поэтому установить его подельников оказалось несложно.

Отрабатывая с помощью осведомителей окружение Тогаева, сыщики выяснили, что ранним утром 13 января, спустя немного времени после налета на дом Виталия Каркулы, Тогаев обратился к своему знакомому, которого попросил купить в аптеке йод, вату и бинт и привезти их к нему домой.

Мужчина впоследствии расскажет, что, перевязав рану на руке, Тогаев вновь обратился к нему с просьбой. На этот раз просил сходить в обменный пункт и поменять российские рубли на тенге. А по дороге Тогаев попросил выбросить в мусор два пакета с какими-то вещами.

В обменник старый знакомый сходил. А вот про пакеты забыл напрочь. Их потом найдут оперативники при обыске квартиры, где жил Тогаев. Они станут еще одним веским доказательством того, что он был не одним из участников, а, как выяснится в ходе следствия, организатором нападения на дом Виталия Каркулы.

Известная, но неуловимая личность

Вероятно, матерый рецидивист почувствовал, что сыщикам все же удалось выяснить, что за организацией разбойного нападения на дом бизнесмена Каркулы и его убийством стоит именно он. Потому и бросился в бега в надежде на то, что, пока он скрывается, о нем забудут и упорно искать не станут. Ошибался.

Сначала оперативники задержали его подельников, которых также удалось установить благодаря агентуре.

После совершения преступления Кенже Биржанов и Мерген Иманкулов, не обладая таким чутьем, как их криминальный босс, вообще не прятались. Взяли их одновременно в разных концах Уральска в тот момент, когда они этого совсем не ожидали.

Биржанов заговорил первым. Он — кстати, тоже прежде судимый — понимал, что, пойдя на сотрудничество со следствием сразу, сможет выгородить себя и получить срок по минимуму. Вспоминая его признания, следователи даже шутили: "Ну, где наш соловей?".

Пока подельники каялись в совершенном, сваливая большую часть вины на главаря банды, Тогаев продолжал прятаться. Он постоянно менял регионы и квартиры, но так и не смог замести следы. Спустя месяц после налета и убийства Виталия Каркулы его удалось взять на съемной квартире в Алматы.

Стоило Тогаеву узнать, что его задержанные ранее подельники дают показания, как он тоже не стал отмалчиваться. Тут-то сыщики и узнали, что наводчиком был Мерген Иманкулов.

Именно он на встрече с друзьями рассказал им о зажиточном предпринимателе. При этом был уверен, что дело пройдет гладко. Ведь препятствий для проникновения в дом не было: невысокий забор, отсутствие сигнализации, собаки, запертые на ночь в вольере. И главное — супружеская пара жила в одиночестве.

При одном итоге разные версии

Прежде чем пойти на разбой, криминальная троица еще несколько дней проверяла, насколько достоверна информация Иманкулова. Когда бандиты убедились, что все рассказанное им — правда, стали готовиться к нападению: купили маски, перчатки, хомуты. С собой на дело взяли два обреза охотничьих ружей и травматический пистолет.

В село Калининское налетчики приехали после наступления темноты и еще некоторое время наблюдали за тем, что происходит в доме. Как только они заметили, что хозяева готовятся спать и везде гасят свет, решили действовать.

О том, что происходило в доме потерпевших и какова была роль каждого из нападавших, подозреваемые рассказывали по-разному. К примеру, Тогаев уверял, что не стрелял в бизнесмена, а его жену и пальцем не трогал.

Мало того, по его словам, услышав выстрелы и увидев лежащего на полу в крови хозяина дома, он от страха выбежал на улицу и не знает, что происходило там после.

В свою очередь Кенже Биржанов утверждал, что вообще не собирался заходить в дом и сделал это только после того, как услышал выстрелы, просто для того, чтобы узнать, все ли в порядке с подельниками.

Мерген Иманкулов тоже сделал все для того, чтобы выгородить себя. По его словам, хозяина дома и его супругу убивали подельники, а он стал случайным свидетелем.

Приговор суда: виновны все

Как бы ни бились следователи, но со стопроцентной уверенностью им так и не удалось доказать, кто именно стрелял в Виталия Каркулу и кто безжалостно бил по голове чем-то тяжелым его супругу. Ясно было только то, что на скамье подсудимых находятся именно те, кто совершил это дерзкое преступление. И то, что лидером в группе был Тогаев. Исходя из этого, обвиняемым был вынесен приговор.

По 22 года заключения получили Кенже Биржанов и Мерген Иманкулов. А вот Азамат Тогаев проведет за решеткой весь остаток своей жизни. Как рецидивисту, совершившему прежде ряд тяжких преступлений, ему было назначено пожизненное лишение свободы.

1706
Теги:
расследование, полиция, бизнесмены, убийство, Казахстан
По теме
Как 20 террористов неделю держали в страхе Актобе. Подробности одной трагедии
Выжил после контрольного выстрела в голову — подробности жуткого преступления в РК
Муж и жена держатся за руки. Архивное фото

Влюбился в другую, но вернулся к жене поучительная история Акылбека агая

692
"Седина в бороду, бес в ребро", — презрительно фыркали женщины вслед учителю музыки. Он только вернулся в свой дом, и теперь каждый его выход за ворота сопровождался сверлящими взглядами несносных соседок, готовых посудачить по любому поводу...

Акылбек агай — так по-свойски, но без фамильярности называли его в школе. Он преподавал музыку. Школа была его отдушиной, в ее стенах он отдыхал от забот о хозяйстве, суеты и мирских проблем. Был безумно влюблен в свою профессию и выкладывался на все сто, чтобы привить эту любовь детям. К тому же он замечательно пел, аккомпанируя себе на аккордеоне или играя на гитаре. Еще в армии Акылбек прослыл душой компании, собирая по вечерам вокруг себя солдат и офицеров, неравнодушных к хорошей песне.

После дембеля юноша без труда сдал вступительные экзамены в музыкальное училище и окончил его с красным дипломом. Дорога лежала прямиком в родовое гнездо, в альма-матер. Молодого, симпатичного и очень перспективного музыканта оформили учителем сразу на полную ставку.

А потом его женили. Как это обычно происходит на периферии? Главной свахой чаще всего выступает мать или другой близкий родственник. Они думают, что, раз девушка на выданье понравилась им, значит, западет в душу и жениху. Акылбек не стал исключением. Не откладывая дело в долгий ящик, родители женили его на дочери местного ветеринара Эшима. Девушка не слыла красавицей, но была покладистой и норовистой в хозяйстве. Это соответствовало ожиданиям родных жениха: главное, чтобы хорошо прибиралась в доме и сытно готовила, а в остальном стерпится-слюбится, считали они. Стали молодые жить и наживать совместных детей — одна за другой появились на свет девочки, затем жена родила Акылбеку сына.

Постепенно жизнь учителя приобрела рутинный характер: с утра он гнул спину в огороде, кормил–поил скот, после обеда шел в школу, которая находилась в километре от дома. И конца-краю этому было не видать, хотя от работы он никогда не отлынивал: ни разу не брал отпуск без содержания или больничный лист.

Прохладными летними вечерами мужчины обычно ждут коров, возвращающихся с выпаса, и болтают практически ни о чем. В основном сетуют на молодежь — дескать, разводятся скорее, чем женятся, а вот они, представители старшего поколения, сходились без обоюдной симпатии, зато потом рождалась такая любовь, что не разлей вода.

Была ли любовь у Акылбека и его жены? Большой вопрос. Акылбек не испытывал к жене высоких чувств, но был благодарен ей за детей. Уважал и всячески старался поддерживать.

Между тем дочки Акылбека выросли и покинули родительское гнездо. Подрастал сын, интереса к музыке у него не было, как и желания унаследовать профессию отца. Это немного расстраивало последнего, и он с удовольствием научил бы играть своих учеников, но их родители не разделяли энтузиазма Акылбека. Им было жаль денег на инструменты, а школа не могла позволить себе таких приобретений. Разрываясь между администрацией и родителями и не получив желаемого результата, Акылбек оставил эту затею. Лишь однажды, увидев, как отец одного из учеников везет в город скот на продажу, сказал: "Купи сыну хотя бы комуз, научу его играть. Он у тебя очень способный". Тот лишь рассмеялся, обнажив испорченные табаком зубы: "Какой комуз, агай?! Мне сарай подлатать надо и угля завезти". Учитель тяжело вздохнул и пошел своей дорогой...

Когда Акылбек приблизился к шестому десятку, его в числе других педагогов отправили на 10-дневную стажировку в Бишкек. Вернулись все, кроме учителя музыки. Вместо ответа на вопрос, что с ним произошло, преподаватели стыдливо опускали головы. Только бойкая математичка без стеснения выпалила, что агай "загулял". Она рассказала, что Акылбек проявил интерес к молодой разведенной столичной учительнице, ходил с ней по музеям, выставкам и даже пару раз оставался у нее ночевать. "В день отъезда агай не пришел в гостиницу, и нам пришлось ехать без него", — заявила математичка.

Это было как гром среди ясного неба. Слыханное ли дело, чтобы такой сдержанный и порядочный человек переступил черту! Село загудело, словно улей. Жители, смакуя подробности, передавали друг другу содержание любовной истории, приключившейся с немолодым учителем. Больше всех, конечно, злорадствовали женщины — на то они, наверное, и слабый пол, что не могут обуздать эмоции. Жена учителя перестала показываться на людях — до того ей было неловко. Поддержать мать приехали дочери, настрадался и сын Акылбека, выслушивая каждый день язвительные подколы друзей.

И тут агай вернулся. Через год. В той же одежде, в которой уехал, с тем же потрепанным чемоданом. Жена без разговоров приняла блудного мужа. Она была не в том возрасте, чтобы устраивать разборки. Даже родственников на семейный совет созывать не стала. Тяжелый разговор состоялся у Акылбека только с сыном. Дочери долгое время избегали встреч с отцом, но потом, переговорив с матерью, признались, что простили его, потому что каждый человек имеет право на ошибку, к тому же он ее признал.

А вот школа в лице директора и некоторых учителей не спешила идти навстречу. Акылбек агай, по их мнению, запятнал честь педагога, нарушив все возможные нормы морали и нравственности, — об этом жирным шрифтом было написано в его трудовой книжке. Его уволили еще год назад, когда он не вернулся из командировки. Бесспорно, это стало тяжелым ударом для Акылбека. Желающих занять место учителя было немало, но такого, как он, не нашлось, поэтому весь год музыка в школе не преподавалась. Однако администрация была категорична — работать Акылбек агай не будет, и точка.

Наступило самое томительное лето в жизни учителя. Женщины в селе не спешили забывать о том, что произошло, и, завидев Акылбека, шушукались, не скрывая неприязни. Мужчины ухмыляясь, интересовались, каково это — "тискать молодуху". Бывший преподаватель покрывался испариной от таких слов, но молча выносил все насмешки односельчан.

Между тем близилось начало учебного года. Однажды вечером к Акылбеку пришли несколько учеников старших классов. Толкая друг друга и переминаясь с ноги на ногу, они признались: хотят, чтобы учитель вернулся в школу.

— Я бы с радостью, но не могу: меня давно уволили, — ответил агай.

— Мы заставим директора взять вас обратно, ультиматум предъявим. Если нас не послушают, в школу ходить не будем, — ребятам было трудно совладать с эмоциями.

— И вот еще, — тихо добавил один из них. — Я все лето помогал отцу в поле, на днях получу деньги, поеду аккордеон покупать.

— И мне скоро привезут. Буду учиться у вас играть, — произнес с волнением соседский мальчишка.

Трудно описать, какие чувства испытал учитель от встречи с ребятами, как заиграла кровь в его жилах. Не ожидал он от них такой поддержки. Значит, все не зря.

Спустя время Акылбека агая вернули в школу, не забыв пожурить: "Больше никаких командировок!".

692
Теги:
измена, командировка, семья, музыка, учитель
По теме
Сын не от тебя! Как новая жена хотела "раскрыть глаза" мужу — грустная история
Мальчик проезжает на велосипеде мимо сферического изображения Земли в Нью-Йорке. Архивное фото

Граждан России лишат счастья, "чтобы помочь планете"

260
Триумф перестройки конца 1980-х — начала 1990-х годов и готовность нашего общества с восторгом принимать западные ценности в немалой степени были обязаны противопоставлению "советское потребительское убожество — западный потребительский рай", считает эксперт.

Потом выяснилось, что вопрос более сложен и, выигрывая в одном, можно потерять в другом, что даже в Западной Европе есть райские потребительские места, а есть и менее райские, но все это было позже. А тогда, 30 лет назад, душу грело изречение Черчилля: "Социализм — равное распределение убожества, капитализм — неравное распределение блаженства", которое вроде бы подтверждалось рядом неоспоримых примеров, пишет обозреватель РИА Новости.

Мясо-молочная гастрономия в позднем (да и не только в позднем) СССР сильно хромала. Даже в относительно сытой догорбачевской Москве (о провинции нет и речи) ассортимент мяса, колбас, сыров был весьма скуден по сравнению с западными супермаркетами. Впервые попадая в них, советский человек испытывал шок: 50 сортов колбас и 100 сортов сыра впечатляли любого. А ведь были еще и неведомые яства в виде морских гадов и прочего.

Автопром тоже оставлял желать лучшего. "Жигули" — от "копейки" до "девятки" (о "Москвичах" и "Запорожцах" и говорить не будем) — были недостаточно комфортабельны, часто ломались, имели неустранимые годами конструктивные дефекты. На их фоне изделия западного автопрома казались чудом техники. И как только стало возможным, из-за границы начали ввозить иномарки. Даже подержанные. Первый признак успеха в начале 1990-х — пересадка на иномарку. "Жизнь состоялась".

Такая же картина с жильем. Даже отдельные квартиры в массе своей выглядели некузяво, да и, как правило, были перенаселены. А ведь были еще коммуналки, которые и сегодня в не самом бедном Петербурге до конца не расселены. Хотелось в бунгало.

И отталкивание от родимого убожества было столь сильным, что призыв отринуть его оказался всепобеждающим. Представители народно-патриотических сил если и пытались перекричать пение сирен, то весьма неуспешно, и ведущий программы "Намедни" Леонид Парфенов победно провозглашал: "Все человеческое — нам!".

Но все это было и прошло. Образ западного потребительского рая (даже с черчиллевской оговоркой о "неравном распределении блаженства") сильно потускнел. Отчасти это связано с печальной мудростью "Радио есть, а счастья нет". Есть иномарки, есть квартиры с евроремонтом, есть колбасы и ананасы, есть даже устрицы, а жизнь по-прежнему сложна и не сказать, чтобы очень радостна.

Но есть еще одна причина. Образ парадиза убила Грета Тунберг.

Конечно, малолетней злобной дурочке это вряд ли было по силам. Грета Тунберг лишь икона (к тому же в последнее время изрядно позабытая) мощного движения, уже обходящегося и без нее. Когда в сентябре в Германии — не в какой-нибудь Швеции, а в мощнейшей стране Европы — не исключено пришествие "зеленого" канцлера, когда Билл Гейтс — кто угодно, но только не дурак, — призывает извести под нож весь крупный рогатый скот в мировом масштабе, тут поневоле призадумаешься.

А еще больше призадумаешься, читая сообщение, что Европейский постоянный комитет по растениям, животным, продовольствию и корму (PAFF Committee) одобрил продажу сушеного желтого мучного червя (Tenebrio molitor) для употребления в пищу. Согласно заявлению Еврокомиссии, "сушеных мучных червей можно будет использовать в пищу как целиком, в виде закусок, так и в качестве пищевого ингредиента в некоторых продуктах, например, в виде муки". Теперь, после того как комитет одобрил продажу мучного червя, его смогут реализовывать все 27 стран ЕС.

Если бы мучной червь был всего лишь экзотической пищей, о которой говорил Собакевич ("Мне лягушку хоть сахаром облепи — в рот не возьму"), можно было бы спокойно отнестись к такому изыску. Но в сочетании с намерениями извести крупный рогатый скот, который испускает ветры и губит климат, это уже будет не изыск, а замена привычной нам мясо-молочной пищи. В блокадном Ленинграде умирающие от голода и вшей с себя ели, но тогда это не было прогрессивным "зеленым" начинанием. А ведь еще и тараканов собираются предлагать в пищу.

Может быть, иначе нельзя — "Надо, Федя, надо!". Но от образа гастрономического рая с 50 сортами колбас и 100 сортами сыра придется отказаться.

То же и с иномарками. Они губят климат, надо ездить на электрических "Теслах" Илона Маска, а еще лучше на самокатах. Символом свободы автомобиль быть перестает.

А в области ЖКХ велением времени объявляется коливинг. Коммуналка, по-нашему говоря.

То есть "Все человеческое — нам!" оказывается каким-то совсем нечеловеческим, привлекательность которого для людей, не являющихся сверхмодными хипстерами, откровенно невелика. Какой-то ашрам в джунглях, куда не всякого влечет. И на фоне устойчивого "зеленого" мира Россия покажется оазисом потребительской свободы. Запад и Восток меняются местами.

Вряд ли зеленая идиллия, как она видится Биллу Гейтсу и Грете Тунберг, будет реализована в полной мере и в скором времени. Для этого нужно так ломать об колено и хозяйство, и весь уклад жизни, что великий перелом 1929–1933 годов покажется святочным рассказом. Впрочем, "зеленые" — люди упорные. "Если я чего решил, то выпью обязательно". В любом случае, отсталый, "незеленый" мир будет только разводить руками: "Вольно же им, взбесяся, бегать".

260
Теги:
Запад, Россия, экология, питание
По теме
Будет плохо или очень плохо — почему Пентагону нет места в Центральной Азии
"В Европе хаос": западные СМИ раскрывают хитрость России
Байден не получит мандат единого Запада на переговоры с Путиным
Президент России Владимир Путин. Архивное фото

Путин принял верительную грамоту у посла Кыргызстана Самат

0
(обновлено 14:54 18.05.2021)
Гульнара-Клара Самат официально приступила к дипломатической миссии в России, вручив верительную грамоту главе РФ.

БИШКЕК, 18 мая — Sputnik. Президент России Владимир Путин принял верительные грамоты у новых послов 23 стран, сообщается на сайте Кремля.

В их числе посол Кыргызстана в России Гульнара-Клара Самат. Она была назначена дипломатическим представителем республики в РФ в феврале. До этого занимала пост депутата Жогорку Кенеша.

Церемония вручения верительных грамот означает официальное начало дипломатической миссии в стране пребывания.

Также Путин получил грамоты от послов Боснии и Герцеговины, Иордании, Мозамбика, Индонезии, Маврикии, Доминиканы, Чада, Молдавии, Швейцарии, Афганистана, Гвинеи-Бисау, Катара, Кении, Польши, Нидерландов, ЮАР, Таиланда, Аргентины, Лаоса, Румынии, Боливии и Чили.

0
Теги:
Гульнара-Клара Самат, посол, Владимир Путин, Россия
По теме
В конце мая Жапаров полетит в Москву