Президент РФ Владимир Путин на пленарной сессии XVI заседания Международного дискуссионного клуба Валдай на тему Мировое устройство: взгляд с Востока.

Мировой рынок экспорта безопасности и сирийский "опытный образец"

220
(обновлено 16:57 06.10.2019)
Если раньше некоторые считали, что "России нечего предложить миру", то теперь ситуация кардинально изменилась. Это подтвердило недавнее выступление Владимира Путина на "Валдае", считает эксперт.

Дмитрий Лекух — для РИА Новости.

Главной и вполне естественной трансформацией Международного клуба "Валдай" как "сообщества политических интеллектуалов и тяжеловесов" стал плавный переход в повестке от слегка "выставочной" задачи представления России в мире к полноценной дискуссионной площадке. На ней обкатываются политические стратагемы и концепции, которые потом так или иначе внедряются в реальную жизнь.

Не заставили организаторы скучать и на этот раз. Достаточно оказалось одновременного появления на сцене четырех президентов и короля Иордании. Когда слово взял Путин, все прочие вопросы были несколько отодвинуты: уж больно о серьезных вещах даже для такого солидного мероприятия заговорил глава РФ.

Впрочем, обо всем по порядку.

Многие сторонники, а еще чаще оппоненты долгие годы укоряли нашу страну в том, что "России нечего предложить миру". То есть после того как "красный проект" умер, наша роль в глобальной политике свелась к сугубо реактивной: мы не формировали глобальные вызовы, а только пытались на них с той либо иной степенью успешности отвечать.

Что ж, сегодня можно уверенно сказать: России есть что предложить миру, и она это сделала. Теперь будет весьма занятно понаблюдать за международной реакцией на ее предложения.

Если совсем кратко, то самым громким и конструктивным является готовность Москвы экспортировать по мере необходимости сирийскую модель умиротворения политических, межэтнических и межконфессиональных конфликтов в любую требующую того точку — как минимум на азиатском субконтиненте.

Как хорошо, пусть и не очень политкорректно, пошутил один из приглашенных политологов, где-то в этот момент, обнявшись, горько заплакали Барак Обама (от злости) и Дональд Трамп (от зависти).

А вот товарищ Си, как выясняется, не заплакал, потому что и сам пользуется российским "экспортом безопасности", хотя немного в другой сфере и с применением иных технологий. Настоящей сенсацией стало заявление Путина, что сегодня российские специалисты помогают китайским коллегам монтировать уникальную систему раннего предупреждения о ракетных ударах. Ранее таковыми располагали только РФ и США.

Что же касается собственно Сирии как "опытного образца", то там, право, нам есть чем гордиться. За очень короткие сроки на территории, почти полностью погрузившейся в хтонический ужас постмодернистского террористического исламизма, России удалось добиться не только военных успехов, причем весьма малыми силами и средствами, но и решить ряд куда более масштабных задач. А именно: кардинально снизить уровень насилия в регионе; запустить реально работающий политический процесс примирения и обновленного государственного строительства; привлечь к сотрудничеству в данном процессе таких разных игроков, как Иран, Турция, Израиль, Иордания, Саудовская Аравия и даже — о ужас! — США. Как оказалось, если их поставить в определенные рамки, они вполне способны вести себя конструктивно и не без издержек, конечно, но соблюдать общие правила игры.

На самом деле впервые эта "модель" была применена Россией на собственной территории — в Чечне. Тот опыт "замирения" предельно сложной зоны с весьма своеобычным и воинственным населением, приведший сепаратистски настроенный регион не просто к стабильности, безопасности и относительному экономическому благополучию, но и объективному доминированию у недавно мятежного населения патриотических и государственнических пророссийских настроений, давно уже признан уникальным. Отечественные наработки, откроем секрет полишинеля, приезжали в свое время изучать специалисты из самых неожиданных мест, включая Государственный департамент США.

Теперь же, что называется, на "новом технологическом витке" тот непростой, горький, но успешный опыт был растиражирован в географически далекой от наших границ Сирии. И превратился тем самым в уникальную, но крайне востребованную, по крайней мере в регионе Большой Азии, технологию, которую наша страна вполне имеет заслуженное право презентовать.

Причем речь идет не столько о поставках систем вооружения или ограниченном военном присутствии, сколько о социальных технологиях, позволяющих достаточно надежно потушить горячую фазу конфликта и перейти к политическому процессу. Это пытались делать многие, но, как стало ясно, качественно способна исполнять только Россия.

Вот этим-то как раз речь Путина на Валдайском форуме особенно интересна.

Во всяком случае, все разговоры о том, что "Россия ничего не предлагает миру, потому что ей нечего предложить", выглядят откровенно смешными. Страна просто была какое-то время занята своими внутренними проблемами. Иногда такое случается в жизни даже самых великих держав. Мы в это время не только "боролись и страдали", "поднимались с колен", но еще и, как выясняется, многому научились. И теперь свои технологии безопасности — военные, социальные, политические — готовы экспортировать. К тому же, как оказалось, есть регионы, где наши технологии в прямом смысле слова жизненно необходимы.

220
Теги:
геополитика, Владимир Путин, Россия
По теме
Путин, отвечая на вопрос о ядерной агрессии: ситуация ухудшилась
Как изменился в лице Зеленский после слов Трампа о Путине — видео
Загрузка...

Орбита Sputnik