Школьники складывают флаг Коммунистической партии Китая. Архивное фото

Разгадана любовь китайцев к компартии

350
(обновлено 19:10 26.08.2020)
Коммунизм в классической советской версии — это попытки насадить удушающий коллективизм и как бы равенство. Все нынешние успехи КНР можно приписать умному сочетанию бешеного китайского индивидуализма и традиционного коллективизма, считает обозреватель.

Давайте договоримся: не надо длинных экскурсов в историю Компартии КНР или сложных разговоров о национальных особенностях и прочем. Вместо этого посмотрим, нет ли чего-то полезного для нас в потоке публикаций на тему "почему китайский народ любит свою компартию", пишет колумнист РИА Новости.

Разговор этот в Поднебесной только набирает интенсивность к предстоящему столетнему юбилею КПК — 23 июля 2021 года — и будет идти почти год. Однако уже сегодня из потока размышлений на обозначенную тему можно выловить всякие жемчужины. Начинают отвечать на этот вопрос разные авторы с чего-то стандартного ("потому что партия и народ едины"), но дальше обязательно говорят нечто, пригодное и к нашему сегодняшнему употреблению.

Ну вот, например: КПК нашла для нации путь, который наиболее соответствует "национальным условиям" и лучше всего помогает решать существующие проблемы. Причем обнаружение этого пути далось "ценой большой крови". Компартия теперь "верит в правду, исходящую из фактов" и "охраняет себя от идейной жесткости или окаменевших старых подходов".

То есть, если перевести на русский эти понятные всем китайцам пассажи, заслуга компартии в том, что, пусть и "ценой большой крови", она сумела перестать быть коммунистической. Или, скажем так, радикально обновила понимание того, что такое коммунистические цели и методы. Никакого больше равенства в нищете, отмены частной собственности и бесклассового общества. Результат: люди в стране стали богатыми. А если кошка ловит мышей, то всем понятно, что это хорошая кошка, как бы ее ни звали.

Объявлять холодную войну Америке — а зачем? Китай никуда не спешит

Для сторонников "окаменевших старых подходов" в утешение осталось название партии. Таких людей было много — начиная с 1978 года, когда стартовали реформы. И все они говорили, что "не могут поступиться принципами". В итоге принципы на бумаге им оставили. Хотя тут есть еще одно соображение: громить компартию сегодня ради процветания завтра — это и в 1978 году, и позже казалось безумной идеей. Кто и что тогда будет год за годом искать пути к процветанию? Наскоро созданная непонятно кем новая власть?

Тут уместна еще одна цитата из потока предъюбилейных комментариев. Оказывается, компартия в Китае — это операционная система. В том смысле, что страна с ее ресурсами, производствами и населением — это компьютерное железо, звенья которого сами по себе работать не могут. Чтобы они работали, нужна одна объединяющая операционная система, как ее ни называй. А это, по мысли автора, партия и контролируемое ею правительство.

При этом операционные системы западного мира, говорит он, регулярно обваливаются, потому что построены по иному принципу. Там партий несколько потому, что они искусственно делят общества на разные, антагонистические друг другу части, и борются партии за то, чтобы именно их часть доминировала над всеми прочими. А у КПК другой рефлекс — объединять общество. Интересная мысль с точки зрения марксистских идей о борьбе классов, не правда ли?

Коммунизм в классической советской версии — это попытки насадить удушающий коллективизм и как бы равенство. Все нынешние успехи КНР можно приписать умному сочетанию бешеного китайского индивидуализма (помогающего кому-то зарабатывать миллионы) и традиционного, еще до нашей эры существовавшего коллективизма. Сегодня партийные идеологи гордо объясняют, что если нужно, то "включаем" коллективизм, как это было в борьбе с вирусом. Всех лечили одинаково и бесплатно, мобилизовав тысячи медиков для работы, по сути, в двух провинциях; в Ухане даже спасли семерых пациентов, которым больше 100 лет…

Хорошо, это то, что и должны говорить китайские публицисты в юбилейном случае. А вот республиканская пропаганда в США, наоборот, считает КПК олицетворением коммунистического зла, но подчеркивает: мы, республиканцы, всей душой за великий китайский народ, мы лишь против угнетающей этот народ компартии. То есть, как всегда, предполагается, что, чуть нажми на очередную "неправильную" страну, и она радостно свергнет режим.

Пробки в терминалах, наивные европейцы и коварные китайцы

Тем более эффектной оказалась июльская публикация результатов исследования в Гарварде (США) на ту самую тему: насколько китайский народ любит КПК — и почему. Это сенсационная работа по двум причинам. Во-первых, исследования велись с 2003 года. Во-вторых, это единственная в мире попытка независимого анализа общественного мнения в огромной стране, где зарубежные социологические службы без разрешения не работают, а местные находятся под перманентным зарубежным подозрением.

И вот с этим подозрением и пристрастием гарвардская команда выясняла вопрос о любви народа к партии, то есть во всех случаях поправки и допущения делались не в пользу Пекина. Применялась вся мощь американской социологической технологии. Оказалось, с того самого 2003 года популярность компартии лишь росла, последние имеющиеся результаты показывают 95,5 процента полной или частичной удовлетворенности ее действиями. При этом анализировались не только богатые приморские, но и бедные внутренние провинции. В последних, однако, партию и правительство любят еще больше.

Правда, тут есть специфика: местные власти далеко не так популярны ("полное удовлетворение" иной раз составляет всего 11,3 процента). У центральной же власти, то есть КПК, репутация инстанции, в которую можно пожаловаться на неправоту местных начальников. А центр научился, сосредотачивая в Пекине немалые ресурсы, грамотно вмешиваться и делать то, что жители провинций требуют. Это технология, и неплохая.

Китай не может обогнать Америку, но США должны его немедленно остановить

Гарвардские открытия в США были замечены и прокомментированы. Например, так: а что вы хотите от страны, где нынешних жителей от массового голода отделяет всего одно поколение? Доход на душу населения в 1978-м был 307 долларов, сейчас — 7 755, продолжительность жизни соответственно выросла с 65,9 до 76,5 года. И вы нам еще будете говорить, что китайский народ "жаждет свободы" от такой правящей партии?

350
Теги:
власть, коммунизм, Китай
По теме
Сингапур и ЕС предупреждают США: "Не ставьте нам ультиматумов"
Мужчина держит лопату, на закате у своего дома. Архивное фото

Одну "жену" убил, другие пропали история кыргызстанца, которая еще не закончена

271
Пять лет назад в поле зрения таласских оперативников попал мужчина, который сменил несколько сожительниц. При этом все "жены" таинственно исчезали. Милиционерам удалось доказать убийство одной из них.

Тогда, будучи в командировке в Таласе, я зашел в гости к знакомым оперативникам. Как потом выяснилось, не зря — чутье криминального репортера не обмануло. Едва переступив порог, сразу попал в гущу событий. В кабинете сотрудников убойного отдела областного УВД столкнулся с необычным персонажем — в углу на обшарпанном стуле сидел неприметного вида мужичок. Про таких, как правило, говорят "не судим, не привлекался": на вид вполне добропорядочный сельчанин, в милицию попал по ошибке, разберутся и отпустят. Но вскоре я лишний раз убедился, как внешность человека может не соответствовать его внутреннему миру.

Сыщики занимались своими делами и не обращали никакого внимания на "подопечного". Они словно на время забыли о нем. Но вся эта миролюбивая обстановка была обманчивой. Оказывается, мужчине просто дали последний шанс избежать камеры смертников — от него требовалось чистосердечное признание. Однако все было тщетно: подозреваемый не собирался облегчать душу покаянием.

Потом в кабинете начальника областной милиции мне рассказали, что этот сельчанин подозревается в серии тяжких преступлений. По оперативным данным, мужчина сменил несколько сожительниц и все они таинственно исчезли. Пару раз дело доходило до милиции. Местные правоохранители брали этого персонажа в разработку, но мужичонка оказался ушлым — ему удавалось выходить сухим из воды. Пропавших сельчанок не находили, все расследуемые дела со временем списывали в архив. Через некоторое время фигурант пропадал из поля зрения милиции и вскоре объявлялся в другой области Кыргызстана вместе с новой "женой". Впоследствии стражи порядка прозвали его "Синей бородой"...

По словам таласских оперативников, на этот раз "клиент" влип основательно. У них были все доказательства его причастности к исчезновению последней сожительницы.

Согласно материалам предварительного расследования, 41-летняя жительница Джалал-Абадской области уже больше года числилась пропавшей без вести. Ее тело случайно обнаружили в Таласской области. Как женщина оказалась за 500 километров от дома и кто с ней расправился? На эти вопросы предстояло ответить правоохранителям.

…В последних числах октября в Манасское РОВД поступило сообщение от местных строителей. Бригада работала на окраине села, занимаясь благоустройством территории. Ковш бульдозера разравнивал участок пустыря, когда рабочий заметил среди комьев земли куски истлевшей материи и фрагменты скелета. Работы сразу приостановили, к осмотру места приступили эксперты.

Судя по шарфу и одежде, это были останки женщины. Определить ее возраст при первичном осмотре оказалось невозможно — тело пролежало в земле больше года и успело основательно разложиться. В результате дополнительного изучения останков специалисты установили, что смерть была насильственной: голова жертвы оказалась пробита тяжелым железным предметом, а несколько ребер сломаны. Судя по всему, сначала женщину сильно избили, а потом, когда она перестала сопротивляться, ей нанесли сокрушительный удар по голове. 

Милиционерам предстояло выяснить, была ли женщина местной. Они объехали все близлежащие населенные пункты, но выяснилось, что за последние несколько лет ни одна сельчанка в округе не пропадала. Тогда стражи порядка еще раз допросили владельца кошары, возле которой обнаружили тело. Немного подумав, фермер вспомнил, что чуть больше года назад у него работал 34-летний уроженец Ошской области. За пару лет мужчина сменил несколько сожительниц, а потом уехал с одной из них на заработки в Россию. Больше фермер ничего о нем не знал.

Так в поле зрения оперативников попал таинственно исчезнувший скотник. По своим каналам они выяснили, что Бакыт действительно больше года назад покинул Кыргызстан, но буквально на днях вернулся, уже с другой женщиной. Он даже пытался устроиться к бывшему работодателю, однако получил отказ. Пока Бакыт был на заработках, фермер нанял другого скотника и не собирался увольнять.

Не поднимая шума, сыщики установили местонахождение "клиента" и навели о нем справки. В кошаре мужчина появился в 2015 году. Приехал он не один, а с сожительницей Эльмирой. Женщина она была тихая и в дела Бакыта старалась не вмешиваться. Помогала ему ухаживать за скотом и выполняла всю домашнюю работу. Через пару месяцев, по словам очевидцев, Эльмира исчезла. Всем интересующимся ее судьбой сожитель отвечал, что она вышла замуж за одноклассника и уехала в Нарын. Его рассказ был таким убедительным, что никто и не подумал заявить о пропаже в милицию. А сам Бакыт, побыв пару месяцев холостяком, съездил в Бишкек и вернулся с другой женщиной. Именно с ней он потом отправился на заработки.

На оперативном совещании сотрудники угрозыска выдвинули версию, что Эльмира никуда не уезжала, а была убита сожителем. В самом начале о ней было известно мало. Милиционерам удалось выяснить только то, что она приехала из Ала-Букинского района. Оперативники запросили данные обо всех пропавших женщинах на юге, надеясь, что у Эльмиры там есть близкие родственники, которые наверняка обеспокоились ее отсутствием и забили тревогу. Ответ пришел быстро: действительно, в Ала-Букинском РОВД все это время лежало разыскное дело на без вести пропавшую Эльмиру.

Правоохранители отправились в командировку в Нарын. Несколько дней они проверяли все паспортные столы и отделы загса. В итоге выяснилось, что женщины с нужными данными в городе никогда не было.

После этого решено было поближе познакомиться с Бакытом. Мужчину задержали и допросили. Он, как и прежде, стоял на своем: действительно жил с Эльмирой, но не сошлись характерами, пришлось расстаться, и женщина уехала в Нарын.

Однако на этот раз попался весьма дотошный следователь. Он не отступал, уточнял мельчайшие детали и обстоятельства исчезновения сожительницы. Бакыт начал путаться, менять показания и в конце концов, совершенно сломленный, признался, что убил подругу. Рассказал, что познакомились они в столице осенью 2015 года. Он тогда искал работу и дал объявление через радиоузел на Ошском рынке. Фермер из Манасского района предложил поработать скотником, но ехать туда один Бакыт не хотел. Здесь же, на базаре, он познакомился с безработной Эльмирой и предложил отправиться в Таласскую область вместе. Немного подумав, женщина согласилась.

Однако жизнь с Бакытом была не сахар: он устраивал скандалы по каждому пустяку. Особенно лютовал, когда был пьян, а сразу после новогодних праздников взялся выяснять отношения с особым пристрастием. Сначала в ход пошли кулаки, затем скотник схватил лопату и стал бить Эльмиру по голове. Открылось кровотечение, но женщина была еще жива, и, замотав ей голову шарфом, Бакыт пошел работать. Когда вернулся, обнаружил ее мертвой. Дождавшись темноты, он вытащил тело на пустырь и закопал...

Сыщикам еще предстоит установить местонахождение второй сожительницы подозреваемого, ведь именно с этой 30-летней женщиной он уехал на заработки. Вполне возможно, ее тоже нет в живых. Стражи порядка бросили все силы на установление ее личности, однако найти эту кыргызстанку на российских просторах оказалось довольно трудно.

В разговоре со мной правоохранители признались, что доказать причастность Бакыта к аналогичным преступлениям будет сложно. Он не вступал в официальный брак со своими предполагаемыми жертвами — им было достаточно провести нике. А значит, выяснить, с кем именно проживал мужчина, практически нереально. Следователи не исключают, что в ходе дознания могут всплыть и другие криминальные факты биографии Бакыта. Они уже запросили данные о всех без вести пропавших молодых женщинах в стране.

271
Теги:
расследование, убийство, Кыргызстан
По теме
Убитым оказался насильник первоклассника — мужчину опознали по татуировке
Советские солдаты ведут бой на одной из улиц Берлина. 1945 год

В логове врага: кровавый апрель 1945 года воспоминания казахстанца

211
(обновлено 20:11 13.05.2021)
За подступы к Берлину фашисты сражались почти так же ожесточенно, как ранее советские солдаты — за Москву. Эсэсовцам и власовцам терять было нечего: их не пощадили бы, поэтому дрались они насмерть

Павлодарец Григорий Михайлович Джежора до нынешнего празднования Великой Победы не дожил. Но сохранились его воспоминания о том, какой ценой досталась она нашему народу, — честные и откровенные, без лоска и прикрас. Их публикует Sputnik Казахстан. 

Настоящий ад

На Зееловских высотах (на подступах к Берлину) я, офицер-недоучка в звании младшего лейтенанта, командовал взводом автоматчиков, или, как его называли, танковым десантом.

Шел апрель 1945 года. Это был настоящий ад. Немцы здесь на каждом квадратном метре соорудили блиндажи, дзоты, доты, соединили их траншеями. Все это постоянно изрыгало огонь. И обороняли высоты в основном эсэсовцы и власовцы, то есть те, кому терять уже было нечего.

Дрались они как бешеные, до последнего патрона. Помню, мои ребята взяли "языка" — обер-лейтенанта с двумя крестами на груди (это как наш Герой Советского Союза). Немец даже не стал отвечать, только презрительно плюнул в мою сторону.

Потери мы несли огромные. Я каждый день пополнял состав взвода. Даже не знал, кого как зовут. Бывало приходит солдат, тут же — приказ в атаку, и он уже убит. За месяц состав взвода сменился трижды. Сам я был ранен осколками в грудь и ногу, но поле боя не покинул. За эту операцию получил орден Красной звезды.

Награда за… мат

После разгрома группировки фашистов на Зееловских высотах мы двинулись к Берлину. Это не было победным шествием. Сопротивление немцев усиливалось по мере нашего продвижения к их логову. Повсюду нужно было ожидать нападения автоматчиков или фаустников, то есть вооруженных фауст-патронами. Их термитный заряд легко прожигал тридцатимиллиметровую танковую броню. Причем нападавшие, по-видимому, были смертниками: они не отступали. Среди фаустников часто встречались женские группы. Они дрались еще злее, чем мужчины.

Командовал Первой танковой армией генерал-полковник Михаил Ефимович Катуков, дважды Герой Советского Союза. Это был человек необычайной отваги, строгий с офицерами и удивительно добрый с солдатами. Запомнились два эпизода, связанные с ним.

На пути нашего следования к немецкой столице все время выставлялись дорожные указатели: "До Берлина осталось столько-то километров". На одном таком только что установленном знаке на нашем участке кто-то написал: "Х… с ним, все равно дойдем!".

В этот же день в лесочке нас построили для вручения наград. Приехал Катуков с большой "свитой". Михаил Ефимович называл имена отличившихся, а член Военсовета вручал ордена и медали.

Вдруг Катуков говорит:

— Когда мы к вам ехали, я видел дорожный указатель. На нем еще надпись матерная. Кто это сделал?

Все, конечно, застыли, ни живы ни мертвы. Выходит из строя сержант, маленький такой, голову опустил:

— Я, товарищ генерал.

Катуков подошел к нему и подзывает члена Военсовета:

— Дайте ему орден Красной звезды.

Сержант получил коробочку с наградой, а генерал сказал:

— Молодец! Вот такой бодрый настрой и должен быть сегодня в наших войсках.

Или другой случай. Остановились мы как-то вечером на привал. Один мой солдат где-то застрелил поросенка и варил его мясо в котелке на костре. Подходит сзади Катуков в плащ-палатке и спрашивает:

— Ты чего делаешь?

А солдат его в лицо не знает — мало ли кто в плащ-палатках ходит.

— Ты что, б…, ослеп, что ли? — отвечает.

Генерал ничего не сказал и пошел дальше. Тут командир полка его увидел, узнал, кричит:

— Смирно!

Тот солдат чуть в штаны от страха не наложил. А Катуков доклад комполка выслушал и подходит к любителю поросятины:

— Ну что, сварил? — спрашивает.

— Так точно, — отвечает солдат, а сам трясется весь. Ничего себе — генерала обматерил!

А тот говорит:

— Ну тогда угощай!

Вынул ложку и стал с солдатом из одного котелка хлебать. Видно, поросенок очень вкусный был.

"Мама, я живой"

Когда мы до предместья Берлина добрались, вокруг цвели сады. Запах такой дурманящий, и бело-розовый туман... Я в своей сибирской деревушке таких садов не видел. Но наслаждаться этим зрелищем некогда было — вскоре начался штурм городских кварталов.

Берлин бомбили, обстреливали днем и ночью. Небо над ним постоянно было закрыто черным маревом. Обороняли город и женщины, и старики, и подростки. Стреляли по нам из окон домов, с чердаков и из подвалов. Мой заместитель Саша Пахомов всю войну невредимым прошел, а в Берлине погиб на моих глазах.

Мы с ним рекогносцировку местности проводили. Пахомов пошел вперед, и вдруг — выстрел, вижу — он падает. Я к нему, а навстречу старик-немец выскакивает с винтовкой. Срезал я его из автомата, к своему заму подбежал, но он уже не дышит.

2 мая немцы выбросили из окон белые полотнища, но радоваться было рано. То тут, то там раздавались выстрелы, и нас посылали обследовать опасные районы.

С 8 на 9 мая я заступил заместителем начальника дежурного караула части. Полк был в боевой готовности номер один. То есть даже ночью мы спали, не раздеваясь. Часа в два ночи приехал офицер оперативного штаба. "Вы тут спите, — говорит, — а сейчас идет подписание договора о капитуляции Германии".

Мы, конечно, подняли весь личный состав. До рассвета уже никто, наверное, не уснул. А утром вдруг началась беспорядочное стрельба из всех видов оружия. Мы к ней тоже присоединились. Получился самый настоящий салют в честь Победы.

После этого мы врезали спирта на радостях и очнулись только на следующее утро. Помню, пошли на Александер-плац. Ребята приволокли туда несколько трофейных велосипедов. Я попробовал прокатиться, но ездить не умел и, набив синяков, вернулся в часть.

Там написал письмо матери, в котором сообщил, что я остался жив. Это было первое мое письмо домой за полтора года разлуки. Тогда по молодости, по глупости я не знал еще, что значит для матери весточка от детей.

В покоренном Берлине: драки с англичанами

Полк наш остался в Берлине. Здесь мы несли службу по охране города. В лесах вокруг Берлина еще оставались группы вооруженных фашистов численностью иногда до батальона, и нам приходилось участвовать в прочесывании лесов. Во время одной из таких операций рядом со мной рванула мина, и я был контужен. На две недели лишился речи. Потом вернулся в строй.

В свободное от службы время мы, офицеры, стали ходить в так называемый оккупационный ресторан. Кроме нас, его посещали американцы, англичане и французы, поэтому меню было на трех языках. Денег у нас хватало: я получал 180 рублей, которые шли на сберкнижку, и еще 2 600 немецких марок.

Помню, как мы пришли туда первый раз. Видим — американцы пьют водку маленькими рюмочками, а как выпьют — палец нам показывают и смеются. Мы решили: чего мелочиться? Налили сразу по стакану. Выпили и кулаки показали. Они аж рты раскрыли. И тут уже мы начали смеяться. Но вообще с американцами и французами у нас сложились дружеские отношения — там были в основном летчики.

А вот англичане относились к нам с пренебрежением, поэтому между нами начались драки, и ресторан вскоре закрыли.

Ходили мы еще на межоккупационный рынок, где можно было все купить. Но наших офицеров и солдат, возвращавшихся с покупками, фотографировали, и в зарубежной прессе стали появляться снимки с подписями типа "Очередной русский мародер с похищенными вещами". После этого командование запретило советским военнослужащим появляться на том рынке.

На квартирах у немцев

Вскоре наш полк оказался в городе Шверине. Этот населенный пункт брали американцы, и в нем были разрушены всего два дома. Если нам немцы сопротивлялись до конца, то американцам сдавались сами, после первых же их выстрелов.

В отпуск меня, как молодого и холостого, не отпустили. Счастливчики вернулись назад с женами. Те накупили в магазинах кучу вещей, в том числе пеньюары, и, приняв их за платья, стали появляться в них в городе. Немки были в ужасе. Многие из наших женщин не умели пользоваться газом, и были случаи отравления им.

Офицерам разрешили расселиться по квартирам. Я попал в немецкую семью. Ее глава Ганс воевал в немецкой армии. Где-то под Смоленском потерял руку и, вернувшись домой, стал антифашистом, работал директором школы. Человек очень образованный, он хорошо знал русский язык. А жена его, фрау Эрна, была дочерью барона. Оба в то время разменяли пятый десяток, а мне всего 20 лет стукнуло. И несмотря на то что я был для них оккупантом, относились они ко мне как к сыну.

Хозяйка готовила для меня, стирала мою одежду, чистила сапоги. Я приносил домой все полученные продукты и платил ей еще 300 марок, положенных мне для ординарца. Да и вещи из военторга отдавал. Баронесса как-то спросила, откуда я родом. Я ответил, что из Москвы (мы все так обычно говорили). Но когда мне наконец дали отпуск, Ганс увидел проездные документы и удивился:

— Так ты из Сибири?

Конечно, мне оставалось только признаться. Когда фрау Эрна узнала правду, она была в ужасе:

— Не может быть! Ты же нормальный человек, белокурый, на немца похож. И к тому же добрый…

Оказалось, что геббельсовская пропаганда внушила бюргерам, что сибиряки — вовсе не люди, а чудовища с рогами на лбу и красными глазами. Наверное, чтобы оправдать свое поражение под Москвой, когда сибирские батальоны наводили ужас на немцев своей храбростью.

Прощай, оружие!

Григорий Джежора вернулся домой только в конце 1946 года. Поступил в Новосибирский финансово-экономический институт. Но его стали мучить приступы сильной головной боли — последствия контузии, и учебу пришлось бросить. В родном селе устроился завклубом, потом заведующим райотделом культуры, работал в райфинотделе, военкомате. В 1948 году женился.

Когда в Павлодаре развернулось грандиозное строительство, он приехал с семьей сюда. Потрудился на производстве, а затем его как секретаря партийной организации предприятия направили в органы внутренних дел.

Работал в отделе кадров УВД, затем перешел в систему УИС. Долгое время был бессменным секретарем парторганизации, председателем товарищеского суда высшего офицерского состава ОВД Павлодарской области, лектором общества "Знание".

Ушел на заслуженный отдых в звании подполковника внутренней службы. У него родились трое детей и пятеро внуков, потом пошли правнуки.

211
Теги:
автомат, память, солдат, Великая Отечественная война
По теме
Родные сослуживцев из России и Кыргызстана нашли друг друга благодаря фото

Благодарен кыргызскому народу редкое архивное видео Рахмона в Бишкеке

0
(обновлено 22:39 14.05.2021)
24 года назад президент Таджикистана Эмомали Рахмон (в то время Рахмонов) и глава Объединенной таджикской оппозиции Саид Абдулло Нури провели переговоры в Бишкеке. Они поставили подписи под документами о прекращении гражданской войны в республике.

Рахмон и Нури вместе со своими командами прибыли в столицу Кыргызстана 13 мая 1997 года. Гражданская война в Таджикистане к тому времени длилась уже пять лет, ее жертвами стали более 100 тысяч человек, а свыше миллиона были вынуждены бежать.

Перемирию содействовали первый президент КР Аскар Акаев, кыргызские военные, дипломаты, политики и специальный батальон по установлению мира.

Переговоры начались 14 мая в государственной резиденции "Ала-Арча" и продолжались три дня. В результате были подписаны меморандум и протокол.

Президент РТ поблагодарил кыргызскую сторону и отметил ее вклад в прекращение гражданской войны. Рахмон выразил признательность Акаеву и братскому народу Кыргызстана за возможность провести встречу в Бишкеке.

"Наши народы связывают не только общие границы, но и исчисляемые столетиями исторические и культурные отношения. Возможно, это и является объяснением того, что руководство Кыргызстана еще в 1992 году проявило заинтересованность в политическом разрешении наших проблем и первым направило в Таджикистан свою миротворческую делегацию... Мы прибыли в Бишкек с твердым намерением преодолеть разногласия ради интересов народа Таджикистана, его стремления к консолидации, возрождению и процветанию родины. Сегодня благодаря нашей воле и активному содействию нашего брата Аскара Акаева, а также большим посредническим усилиям спецпредставителя ООН, господина Герда Меррема, нам удалось подписать два важных документа — бишкекский меморандум и протокол по политическим вопросам", — сказал тогда Рахмон.

Ранее в интервью Sputnik Кыргызстан Акаев рассказал о трудностях в ходе переговоров и о том, как спорили Рахмон и Нури.

0
Теги:
видео, архив, переговоры, Эмомали Рахмон, Кыргызстан
По теме
Путин и Рахмон встретились в Москве