Люди сидят на пляже в Редкаре на фоне ветряных мельниц

Британия сделала заявку на мировое господство в воздухе

738
(обновлено 23:15 09.10.2020)
Далеко не факт, что обескровленная британская экономика сможет позволить себе в будущем масштабные амбиции в плане экспериментов с энергетической системой, пишет эксперт.

Автор блога Crimson Alter — для РИА Новости

Если верить политическому руководству Великобритании, то на карте мира скоро должна появиться настоящая энергетическая сверхдержава, сравнимая по силе с такими энергетическими тяжеловесами, как Саудовская Аравия или Россия. При этом у смелой британской идеи превращения в энергетическую сверхдержаву есть важная особенность, которая буквально прикует взгляды мирового экспертного сообщества к тому, что происходит в туманном Альбионе. Дело в том, что Лондон собирается ворваться в высшую энергетическую лигу с помощью "зеленой" энергетики, что, собственно, и отражено в двух ключевых обещаниях премьера Бориса Джонсона.

Во-первых, в понедельник он пообещал, что все британские домохозяйства будут работать на электроэнергии, полученной от ветряных электростанций, а до этого, на выступлении в ООН, британский лидер объявил, что Великобритания намерена стать "Саудовской Аравией "зеленой" энергетики". Это же сравнение Джонсон использовал в своей программной речи перед активом Консервативной партии: "Великобритания и ветер — это то же самое, что Саудовская Аравия и нефть" — примерно так можно перевести его лозунг, который облетел британские и европейские СМИ.
Успехи или неудачи британской попытки превратиться в "зеленую энергетическую сверхдержаву" имеют прямое значение для перспектив некоторых сегментов российской (а также канадской, норвежской, австралийской и саудовской) экономики. Если у Джонсона все получится, это будет означать, что и другие страны могут воспроизвести вдохновляющий британский опыт с последующим падением спроса на углеводороды. А если не получится, то это будет довольно серьезным аргументом в пользу скептиков, указывающих на то, что попытки организовать "зеленую революцию" приводят разве что к негативным экономическим последствиям.

Как карабахский кризис напомнил о пробелах в международном праве. Мнение

Главным вопросом, в который упирается план "зеленой революции" Джонсона, является вопрос стоимости этой революции уже после того, как она произойдет. Сторонники массированных инвестиций в "зеленую" энергетику исходят из того, что электроэнергия, полученная с "ветряных ферм", расположенных в океане, уже приближается к стоимости конвенциональной (то есть полученной с помощью углеводородов) энергии, а по некоторым оценкам, уже дешевле, а значит, едва ли не единственным ограничивающим фактором "озеленения" европейской экономики и отказа от импорта нефти и газа являются политическая воля и готовность сделать первоначальные инвестиции.

Среди исследователей (а по сути, лоббистов) проектов такого рода часто можно встретить заявления, повторяющие тезисы из известного исследования лондонского Imperial College: "Оффшорная ветроэнергия скоро станет настолько дешевой в производстве, что ее цена будет ниже по сравнению с электростанциями, работающими на ископаемом топливе, и она сможет стать самым дешевым видом энергии для Великобритании. Энергетические субсидии (для "зеленой" энергии. — Прим. ред.) раньше увеличивали счета за электроэнергию, но через несколько лет дешевые возобновляемые источники энергии впервые сократят счета домохозяйств. Это поразительное событие".

Когда Борис Джонсон обещает, что "тот же ветер, который надувал паруса Дрейка", даст Великобритании возможность создать 60 тысяч рабочих мест и он же будет "бесконечным дешевым ресурсом", как аравийская нефть, он рассчитывает именно на такое развитие событий. Проблема в том, что все расчеты такого рода (и можно ожидать, что британская пропаганда будет в ближайшие годы тыкать всему миру в лицо подобными исследованиями) не учитывают несколько важных факторов.

Первый фактор: нужно не сравнивать стоимость условного "зеленого киловатта" с "газовым" или "угольным" аналогом в вакууме, а смотреть, сколько стоит бесперебойное обеспечение домохозяйств электроэнергией. И тут внезапно выясняется, что эту самую бесперебойность "зеленая" энергетика обеспечить не может. По большому счету во всех оценках эффективности "зеленой" энергетики нужно учитывать, сколько стоит сопутствующее обеспечение стабильности энергосистемы в те труднопредсказуемые по длительности периоды, когда на небе облака, а на море — штиль.

Помимо этого, в оптимистичных планах и программах по организации "зеленой революции" обычно не учитывается, что ветер — ресурс бесконечный, но вот срок эксплуатации конкретных ветрогенераторов более чем конечен, и их компоненты нужно потом демонтировать и устраивать настоящие "захоронения ветряков", что является довольно дорогим и сложным процессом.

Впрочем, нежелание Джонсона обсуждать в своей речи этот токсичный вопрос понятно: проблема демонтажа и замены тех самых морских ветряков-гигантов, с помощью которых он собирается все-таки обеспечить бесперебойную поставку "зеленой" электроэнергии в британские дома, — это проблема будущего премьера, а политические очки можно получить прямо сейчас.

Космические преимущества С-500 — кто и почему хочет купить "Прометей"

Можно было бы с удовольствием наблюдать за британским экспериментом и гадать, насколько быстро в Великобритании начнется не просто рост цен на электроэнергию, но и проблемы с устойчивостью энергоснабжения по аналогии с Калифорнией, в которой периодические веерные отключения (прежде всего из-за слишком большого увлечения "зеленой" энергетикой) уже становятся привычным явлением.

Однако есть шансы, что у амбициозного плана Джонсона возникнут проблемы финансового характера. Конечно, деньги на первый транш в 160 миллионов фунтов британский бюджет найдет даже в условиях коронавирусного кризиса, но дальше возникнут более серьезные сложности. Дело в том, что на носу завершение Brexit, и очень вероятно, что лондонский финансовый центр (который является сердцем британской экономики) потеряет доступ к финансовым рынкам Евросоюза, а из британской финансовой системы утекут те триллионы долларов, на обслуживании которых британская финансовая система (и экономика) зарабатывает колоссальные деньги. Как сообщают западные СМИ, примерно 1,6 триллиона долларов уже "уехало" из Лондона в разные финансовые центры Евросоюза, и процесс не думает останавливаться.

Далеко не факт, что обескровленная британская экономика сможет позволить себе в будущем масштабные амбиции в плане экспериментов с энергетической системой.

Вполне может оказаться, что Великобритания будущего действительно будет "зеленой", только зеленеть она будет не от "зеленой" энергии, а от зависти к соседям, которые не увлекались попытками превратиться в аналог Саудовской Аравии или обмануть банальные законы физики и экономики, что, впрочем, тоже можно считать поучительным финалом великого британского эксперимента над собой.

738
Теги:
самолет, Великобритания, США
По теме
Исторический поход Трампа уже назван фашистским
Медицинский работник во время работы в больнице

Бегают по кругу, как дрессированные пони, грустные мысли о медиках в КР

647
Медики — одна из самых незащищенных категорий бюджетников в Кыргызстане. Эпидемиологическая ситуация наглядно продемонстрировала, чем это грозит не только самим медработникам, но и в первую очередь другим гражданам.

"Срываюсь на домашних, все вокруг раздражает, хочется плакать... Не знаю, вернусь ли на прежнюю работу", — призналась мне эпидемиолог, переболевшая COVID-19, после выписки из инфекционной больницы.

Она была в числе первых заразившихся медиков и, как многие другие кыргызстанцы, сначала лечилась на дому (потому что из-за отрицательного ПЦР-анализа ее не принимала ни одна больница). Только когда высокая температура сбила с ног, ее срочно госпитализировали в реанимацию стационара.

После выздоровления и месячной реабилитации доктор все-таки решила вернуться на работу. Повседневные заботы о доме и семье стерли плохие воспоминания: как вместе с коллегами круглосуточно выявляли больных и держали первый удар; как не хватало средств индивидуальной защиты и заболели медики, которым пришлось две недели оставаться на рабочих местах в обсервации; как потом долго не давали обещанные выплаты, и приходилось серьезно экономить; как все это морально изматывало... С навалившимися проблемами моей знакомой пришлось справляться самостоятельно. По словам женщины, только семья и Бог вселяли в нее надежду на то, что ковидная черная полоса жизни однажды закончится.

В некоторых медучреждениях сотрудники, поставленные перед выбором, работать или не работать в "красной зоне", десятками подавали заявления об уходе, потому что не были уверены в себе, не хватало средств защиты и знаний, как противостоять новой болезни. На фоне сильнейшего прессинга со стороны родственников больных, не имеющих возможности получить медицинскую помощь, медработники были растеряны и подавлены. Только в Национальном госпитале уволились десятки человек, и около 200 сотрудников остались один на один с диагнозом COVID-19 или "пневмония": сами лечились, сами выживали, понимая, что администрация больницы и Минздрав не в силах им помочь. У министерства, задавшегося целью справиться с огромным наплывом пациентов, просто руки не доходили до растерянных медиков. Также было обидно, что в случае невыполнения приказов быстрее всего срабатывала одна мера — наказание. Это в принципе не решало проблему, а усиливало ее.

Родной человек умирал на моих глазах, а я ничего не могла сделать — врач из КР

Прострация охватила не только медицинские учреждения и их управленцев, но и страну в целом. В поисках солидарности и поддержки медики сбивались в группы, подсказывали друг другу выходы из ситуаций, делились происходящим и контактами людей, у которых можно было разжиться СИЗ, а также информацией о выплатах, сохранении рабочего места при уходе в отпуск без содержания и так далее. Самые смелые публично транслировали проблемы, за что потом подвергались преследованию — их заставляли отказаться от своих жалоб и, что еще драматичнее, так же публично извиниться.

Демонстрируя "решительные меры" и мнимое благополучие, работников здравоохранения намеренно ломали и связывали им руки, подавляли свободу мысли, слова и право на самовыражение. Никто тогда (как, впрочем, и сейчас) не думал о морально-психологическом состоянии медиков, на которых обычно замыкаются нужды отечественного здравоохранения. Именно рядовые врачи думают, как им поступить и что делать, — за редким исключением, когда помощь предлагают некоммерческие организации, гражданские активисты и СМИ. Именно они находили для врачей общественных помощников и психологов, обеспечивали средствами защиты и питанием.

Кыргызскому здравоохранению и многотысячной армии его работников уже давно требуется помощь, причем не только финансовая. Иначе как объяснить и многолетний застой в данной сфере, и нежелание пополнять копилку знаний, и дурную привычку класть в карман деньги за услуги, и много чего еще, что превратило почетную профессию в нелюбимую и рутинную, а самих медиков — в безмолвных рабов?

Мне устроили травлю — крик души бишкекского врача, зараженного коронавирусом

"Мы вынуждены выкручиваться, чтобы и пациентам угодить, и свои семьи без хлеба не оставить, — поделился со мной врач высшей категории, 53-летний Марат. — Признаюсь, мне часто приходится брать с пациентов вознаграждение, потому что на зарплату в 8 тысяч сомов я должен умудриться не только прокормить семью из пяти человек, но еще и в фонд развития больницы отстегнуть, и на нужды отделения немного дать, и на повышение квалификации отложить... Нам, как правило, никто не оплачивает расходы на заграничные стажировки и самообразование, а без совершенствования навыков и знаний в медицине нельзя. Руки никому не выкручиваем, насильно платить никого не заставляем. Люди сами благодарят, иногда предлагают свою помощь "бартером". Жизнь такая, время такое… Медицина не должна быть бедной, чтобы не унижать врача и пациента".

Медицинский работник сегодня — это ворчливый, уставший, измотанный безденежьем и ни в чем не уверенный человек с недостаточным образованием и вечным стремлением как-нибудь заработать. Он утратил авторитет среди пациентов, которые частенько его обижают и даже бьют. Медика не защищают, на его стороне не стоят ни администрация больницы, ни Минздрав, ни правительство, ни законодательство, которое тоже "недоделано". Правда, совсем недавно произошли некоторые приятные изменения: благодаря эпидемиологической ситуации удалось все-таки внести правки в закон о статусе медработника и наделить последнего хоть какими-то правами в условиях чрезвычайной ситуации.

И вот новый виток истории Кыргызстана — парламентские выборы 2020 года признаны несостоявшимися. Митингующие громили "скорые", в медиков летели камни, и вместо ожидаемых улучшений — опять дырка от бублика. А в стране уже вторая волна эпидемии коронавируса и растущее число зараженных, среди которых, как и прежде, до 10 процентов — медработники.

Куда податься бедному медику? Почти в каждой отрасли здравоохранения КР есть свои ассоциации, давно существуют профсоюз работников здравоохранения и его ячейки на местах, но на деле оказывается, что этой силы недостаточно, чтобы пробивать стены и решать профессиональные проблемы. Да и для реализации предложений о преобразовании службы психического здоровья, которые Минздрав оформил в специальную программу, наверное, сначала надо позаботиться о тех, кто будет ее внедрять.

Получается, что сегодня у медика лишь один исхоженный путь к выживанию: дом — работа — дом. Он бегает, как дрессированный пони, пока не закружится голова и не остановится сердце... Надо понимать, что обстоятельства жизни медработника в Кыргызстане вряд ли изменятся в ближайшие десять лет, потому ему нужна срочная помощь, в том числе психологическая, чтобы сохранить себя и окончательно не уронить статус профессии.

647
Теги:
здравоохранение, коронавирус, медики, Кыргызстан
Темы:
Возможная вторая волна коронавируса в Кыргызстане и мире
По теме
Как умирают люди с коронавирусом — интервью с врачом из Кыргызстана
Президент РФ Владимир Путин и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Архивное фото

Почему Путин назвал Эрдогана надежным партнером

1488
Путин и Эрдоган не могут быть друзьями, а Россия и Турция не могут быть полноценными союзниками, но стратегически они нужны друг другу, поэтому научились договариваться даже там, где было очень непросто.

Война в Нагорном Карабахе беспокоит Россию — не только из-за близких отношений с обеими враждующими сторонами, но и из-за позиции Турции, пишет обозреватель РИА Новости.

Анкара открыто поддержала Баку в попытке военного решения спора, что не могло не вызвать в РФ тревоги по поводу "турецкой угрозы" и споров о российско-турецких отношениях. Турция не скрывает экспансионистских планов, а ведь мы с ней столько раз воевали в прошлом, да и сейчас у нас масса противоречий. А еще Турция видит себя лидером исламского мира, и это касается уже не только мусульман в республиках бывшего Советского Союза, но и мусульман в России.

В общем, в РФ распространена следующая точка зрения: бойтесь турка и не верьте турку — только и ждет момента, чтобы ударить в спину и отыграться на России за все поражения и потери прошлых веков. Поэтому никаких стратегических отношений с Турцией быть не может, а лучше вообще вести себя с Эрдоганом жестко и грубо, не спускать ему ничего и давить на Анкару по всем фронтам.

Эта точка зрения особенно популярна в периоды обострения российско-турецких противоречий. Достается и нашим властям — ну что за мягкотелость и невнятность, учитесь у тех же турок отстаивать национальные интересы громко и внятно. Эх, нет у нас защитников, пропала Россия...

И вот на этом фоне Владимир Путин, выступая в четверг на заседании клуба "Валдай", отметил важность развития российско-турецких отношений. Признавая, что позиции двух стран часто расходятся, он заявил, что с Эрдоганом всегда можно договориться ("как бы жестко ни выглядела его позиция, я знаю, что он при этом человек гибкий, с ним можно найти общий язык"), что он держит слово и надежный партнер.

"Знаю, что Турция реально заинтересована в том, чтобы наше сотрудничество продолжалось. Знаю, что президент Эрдоган проводит независимую внешнюю политику. Несмотря ни на какое давление, мы с ним в достаточно короткие сроки реализовали проект "Турецкий поток". Мы с Европой годами "жуем" эту тему, Европа никак не может проявить элементарную самостоятельность, чтобы реализовать абсолютно выгодный для нее проект "Северный поток — 2". Но с Турцией мы сделали это достаточно быстро, несмотря на все окрики. Так же и в других областях. Например, в сфере военно-технического сотрудничества. Решила Турция, что ей нужна современная система ПВО, а наилучшая система в мире сегодня — это С-400, "Триумф" российского производства. Сказал и купил. С таким партнером не просто приятно, с таким партнером надежно работается", — подчеркнул Путин.

Кормушка для террористов — чем опасен конфликт в Карабахе

Глава РФ действительно относится к Эрдогану с уважением (причем взаимно) — более того, это один из самых значимых его партнеров на мировой арене. Путин возглавляет Россию 21 год, Эрдоган руководит Турцией 18 лет, их отношения прошли проверку временем и даже такими серьезными кризисами, как в 2015–2016 годах, когда турки сбили наш Су-24. У России и Турции, как у двух великих соседних держав, много противоречий, не говоря уже об истории наших отношений с бесконечными войнами XVIII–XIX веков. Но при Путине и Эрдогане две страны научились договариваться — даже там, где это, как в Сирии, было очень непросто. У России и Турции масса совместных проектов — не только выгодных обеим странам, но и поднимающих их вес в мировой политике. Москва и Анкара не стратегические союзники, но очень часто стратегические партнеры.

Партнеры? А как же, например, в Карабахе, в урегулировании ситуации вокруг которого Турция претендует на сравнимый с Россией статус, то есть хочет потеснить в Закавказье нашу страну? Как сказал в пятницу Эрдоган: "Если Россия хочет принять участие в решении карабахской проблемы, то и Турция считает, что у нее есть не меньшее право принимать такое же участие. Азербайджан справедливо говорит: "Если Армения предлагает Россию, тогда мы предлагаем Турцию". Если честно, я не думаю, что Россия против. Мне об этом ни разу не докладывали. Если кто-то говорит об обратном, они лишь указывают на свое отношение к данному вопросу. Мы решим проблему так же — совместно, как решали вопросы в Сирии".

То есть Эрдоган сравнивает сирийскую (и ливийскую) проблемы с карабахской, ожидая от России такого же отношения. Дескать, мы же в Сирии, которая для Турции является зоной жизненных интересов, договорились с Россией, почему бы теперь России не договориться с нами по Закавказью, не пойти на уступки?

Подобный подход совершенно неприемлем для Москвы (настроенной на усиление, а не на ослабление своих позиций в Закавказье), поэтому она будет всячески сдерживать рост турецкого влияния в регионе. Однако Путин явно намерен и дальше выстраивать взаимодействие двух стран, которое больше и важнее любых самых сложных противоречий. Почему?

Может ли Турция вытеснить Россию из Закавказья?

Потому что Россия и Турция — не только две соседние великие державы, но и державы полностью суверенные. И Путин, и Эрдоган относятся к тем немногим мировым лидерам, кто действительно способен самостоятельно определять политику своей страны, руководствуясь исключительно национальными интересами. К этой немногочисленной группе "самодержцев" относятся еще Си Цзиньпин и аятолла Хаменеи — лидеры независимых государств. Причем, в отличие от всегда суверенного Китая или уже сорок лет самостоятельного Ирана, Турция достигла почти полной независимости именно при Эрдогане, благодаря его курсу и политике. Путин видит и ценит это, что само по себе гораздо важнее, чем любые противоречия между нашими странами.

Потому что с суверенной Турцией и самостоятельным Эрдоганом можно не только обсуждать, но и преодолевать разногласия, находить компромисс по практически любым спорным темам — и в конечном счете делать дело. В отличие, например, от Франции или Японии, с лидерами которых у Путина могут быть прекрасные личные отношения, но они не обладают свободой маневров и возможностью принимать стратегические решения. А Эрдоган, отстаивая турецкие национальные интересы, способен принимать решения, и Путину действительно надежно работать с ним. Причем не только над двусторонними отношениями.

И Турция, и Россия заинтересованы в построении нового мирового порядка, в котором обе страны будут играть большую роль, соответствующую их весу и значению. Эта общая цель гораздо важнее любых конкретных противоречий между двумя державами, понимание чего как раз и позволяет Путину и Эрдогану выстраивать по-настоящему партнерские отношения.

При всем взаимном уважении Путин и Эрдоган не могут быть друзьями, а Россия и Турция не могут быть полноценными союзниками, но стратегически они нужны друг другу. Потому что вместе им проще стать сильнее, а враждуя на радость общим геополитическим противникам, они лишь ослабят друг друга. Столкновение Турции и России, как и ислама и православия, — важнейшая задача для атлантических стратегов. Несамостоятельные или просто недалекие политики во главе наших стран давно бы уже повелись на многочисленные "разводки" (основанные на вполне реальных противоречиях) наших общих "друзей", сцепившись друг с другом. Но стратегически мыслящие Путин и Эрдоган не поддаются на провокации и способны подняться выше любых противоречий, потому что самостоятельно идут к по-настоящему большой цели — возрождению величия своих суверенных держав-цивилизаций.

1488
Теги:
Реджеп Тайип Эрдоган, Владимир Путин, Нагорный Карабах, Турция, Россия
Темы:
Обострение ситуации в Нагорном Карабахе
По теме
Карабахское обострение как попытка втянуть Россию в войну на Кавказе. Мнение
Вакцина от коронавируса ЭпиВакКорона. Архивное фото

Началось производство еще одной вакцины от COVID Роспотребнадзор

9
(обновлено 18:16 27.10.2020)
В испытаниях вакцины будут участвовать 40 тысяч добровольцев, среди них есть люди, старше 60 лет и страдающие хроническими заболеваниями.

БИШКЕК, 27 окт — Sputnik. О начале производства еще одной вакцины от коронавируса — "ЭпиВакКорона" объявила руководитель Роспотребнадзора Анна Попова, пишет РИА Новости.

О регистрации второго российского препарата для профилактики COVID-19, созданного на основе пептидных антигенов в научном центре "Вектор", стало известно в середине октября.

Пострегистрационные испытания "ЭпиВакКороны" начнутся в ближайшее время, в них примут участие 40 тысяч добровольцев, в том числе люди старше 60 лет и страдающие хроническими заболеваниями, отметила Попова. Вакцину рекомендуют вводить двукратно по 0,5 миллилитра, внутримышечно, с интервалом не менее 14-21 день. Массовые поставки запланированы на последние числа ноября или декабрь. В гражданский оборот препарат может поступить с 1 января.

Минздрав КР рассматривает условия и объемы поставки вакцины от COVID

Первой российской вакциной стал "Спутник-V" от Национального исследовательского центра эпидемиологии и микробиологии имени Гамалеи. Ее зарегистрировали в начале августа. Также сейчас идет работа над созданием живой вакцины от Центра исследований и разработки иммунобиологических препаратов имени Чумакова Российской академии наук.

9
Теги:
производство, испытание, Вакцина, Россия, коронавирус
Темы:
Распространение нового коронавируса COVID-19 в мире
По теме
Девочка из США приблизила ученых к созданию лекарства от коронавируса
Мишустин: коронавирус показал, насколько хрупок наш мир