Мужчина с зонтиком идет в сторону флагов ЕС у штаб-квартиры Евросоюза в Брюсселе. Архивное фото

Демократия уничтожает Европу. Убьет ли Европа демократию первой

283
(обновлено 20:02 21.11.2020)
Европа рассчитывала с помощью бюджетных планов наказать Варшаву и Будапешт за отступление от высоких демократических стандартов. Однако в итоге сама угодила в выкопанную яму, пишет эксперт.

В четверг состоялся очередной онлайн-саммит ЕС. На нем предполагалось обсудить только положение дел с COVID-19. Эпидемическая ситуация практически во всех европейских странах резко ухудшается, что требует от властей принятия все более жестких мер. Однако это наталкивается на общественное сопротивление, причем граждане категорически возражают не только против полномасштабного локдауна — они недовольны и более мягкими ограничительными мерами, пишет колумнист РИА Новости.

Манифестация против вводимых ограничений, разогнанная водометами несколько дней назад в Берлине, представляет собой иллюстрацию цугцванга, в котором власти европейских государств зажаты между необходимостью не допустить коллапса системы здравоохранения, смягчить последствия для экономики и справиться с недовольством населения.

Однако реальность внесла коррективы в планы саммита, и в повестку оказался внесен еще один чрезвычайно острый вопрос, возникший на днях: два "анфан террибль" ЕС — Польша и Венгрия — подложили новую свинью Брюсселю, заблокировав бюджет союза на 2021-2027 годы (1,074 триллиона евро) и программу восстановления европейской экономики (750 миллиардов евро).

Европа рассчитывала с помощью этих бюджетных планов наказать Варшаву и Будапешт за отступление от высоких демократических стандартов. Однако в итоге сама угодила в выкопанную яму.

Наказывать предполагалось очевидным и самым болезненным способом — финансовым. Польша и Венгрия как реципиенты субсидий ЕС находятся в достаточно привилегированном положении, что среди прочего обусловлено геополитическими факторами.

Проблема в том, что лишить их денег не так-то просто.

До недавнего времени механизмов такого рода в единой Европе вовсе не существовало. К тому же в основу принятия важнейших решений в ЕС положен принцип консенсуса, то есть общая всех членов союза позиция. Ситуация, когда обе страны проголосовали бы за лишение себя существенных средств европейского бюджета, представляется фантастической.

В результате Брюссель в последние месяцы реализовал сложносочиненную комбинацию. На июльском саммите ЕС было продавлено решение, которое увязало грядущие выплаты с соблюдением стандартов правового государства и базовых европейских ценностей. А в конце сентября Еврокомиссия выпустила соответствующий доклад, главными героями, вернее, злодеями которого стали все те же Варшава и Будапешт.

И вот когда остался последний шаг до воплощения задуманного в жизнь, две скандальные столицы заблокировали процесс, дав понять, что прекрасно осознают происходящее и не допустят "политически мотивированного" распределения средств из европейских фондов.

Так что теперь Брюссель вынужден вновь искать управу на поляков и венгров, которые обратили против ЕС его же собственные правила.

Именно в этом заключается самый ценный урок происходящего.

Запад по обе стороны Атлантики вовсе не на пустом месте десятилетиями служил примером для подражания и моральным авторитетом для остальной планеты. Демократические институты и процедуры, права и свободы граждан там действительно работали, выступая доказательством его превосходства над "несвободным миром". А политико-управленческий механизм Европейского союза стал прямо-таки апофеозом западной демократии.

На любые же сомнения скептиков по поводу того, что подобная система неспособна быть эффективной и даже просто жизнеспособной в долгосрочной перспективе, следовали насмешки энтузиастов: но вот же она — работает уже много лет. И не только работает, а процветает, служит магнитом для десятков стран и миллионов людей. А потому что это — настоящая демократия, такая, какой она должна быть!

Куда менее привлекательная изнанка евросоюзной системы последние годы проявлялась все чаще. Очевидными становились отсутствие полноценных полномочий у громкоголосых политических институтов вроде Европарламента и концентрация реальной власти в руках анонимных брюссельских бюрократов. Зародилось подозрение, переросшее в твердую уверенность, что для бесперебойного функционирования пресловутого принципа консенсуса наиболее влиятельные члены союза прибегают к методам подковерного принуждения, давления и шантажа в отношении "младших партнеров". Достаточно вспомнить, как это было с антироссийскими санкциями: сразу несколько европейских стран открыто препятствовали их введению, поскольку те гарантировали болезненный удар по их экономикам, но когда дело дошло до принятия решения, они безропотно проголосовали "как все".
И вот две страны — причем из разряда небольших, небогатых и всеми осуждаемых изгоев в стройных демократических европейских рядах — ныне с легкостью ломают данную систему просто потому, что оказались достаточно упрямыми, чтобы стоять на своем и не бояться идти против течения.

Кстати, есть еще одна оборотная сторона европейской демократии, которая стала очевидной, — высокая значимость "ручного" управления. Но теперь и оно все чаще дает сбой.

Эксперты полагают очень вероятным выход из ЕС Польши и Венгрии, которые уже получили максимум выгод от пребывания в союзе и чем дальше, тем меньше заинтересованы в сохранении статус-кво. В свою очередь для Брюсселя и западноевропейских столиц уход из Евросоюза не поддающихся дрессировке "бунтарей" тоже может оказаться наиболее удобным выходом из ситуации.

Вот только самый тяжелый удар при этом будет нанесен по западной демократии — как в реальности, так и в прекраснодушных представлениях о ней у огромного числа людей по всему миру. Слишком уж часто на ней стал появляться штамп "не работает".

283
По теме
США готовы разрушить ООН, Россия намерена ее спасти
21 ноября 2020. Участники саммита Группы двадцати в режиме видеоконференции.

Дипломатический протокол времен ковида

15
(обновлено 22:37 30.11.2020)
Из-за пандемии международная политика поневоле вернулась к прежним временам, просто сургуч и гусиные перья заменили электроника и криптография. Но может ли это заменить личное общение — большой вопрос, считает эксперт.

Сравнение нынешней моровой заразы с "черной смертью" середины XIV века было бы чрезмерным. Тогда, по минимальным оценкам, чума выкосила четверть населения Европы, многие селения и даже города просто перестали существовать; сейчас этого, слава Богу, нет. Опять же уровень гигиены и санитарии, а равно медицинской науки сегодня немного другой, пишет обозреватель РИА Новости.

Однако в одном отношении разница между нынешними жителями Москвы, Парижа и Нью-Йорка и тогдашними жителями Флоренции и Страсбурга невелика. Что те, что эти в равной степени не понимают, когда все кончится. Как говорил Сократ, "я знаю, что ничего не знаю".

Конечно, есть и штатные оптимисты. Министр здравоохранения Великобритании Мэтт Хэнкок заявил, что жизнь в королевстве к Пасхе 2021 года вернется в нормальное русло. Хорошо бы так, а еще лучше к Масленице, но вообще-то все это напоминает старинную песенку про Мальбрука: "Он вернется к Пасхе или на Троицу. Троица проходит, Мальбрука все нет".

В этом отношении в речи Кремля "нет понимания, как долго продлится эпидемия, — есть понимание, что сейчас прикладываются максимально энергичные усилия для производства вакцин и начала массовой вакцинации, которая может замедлить, а в перспективе и предотвратить дальнейшее распространение инфекции", то есть будем делать что должно, а там как Бог даст, представляется более реалистическим.

Конечно, на все воля Божья, в том числе и на сроки эпидемии, но посмотрим, как моровое поветрие влияет на вроде бы не имеющий к нему прямого отношения дипломатический протокол.

Съезд G7 последний раз прошел в августе 2019 года в Биаррице, и с тех пор про мероприятие начали забывать. Дональд Трамп сначала хотел провести его летом, считая, что видеоконференции державцев, прошедшей 10-12 июня, недостаточно, потом перенес планы на осень, потом на декабрь, после выборов, но теперь не ясно, что с Трампом, а со съездом и подавно.

При этом подтвердилась правота пословицы "На мак седьмой год неурожай, а голода нет". То есть, конечно, проблем и даже прямых бедствий выше крыши, но с наличием или отсутствием встречи державцев полумира это никак не связано. И прежде (причем уже довольно давно) было понятно, что мероприятие пустое, но сейчас это доказано экспериментальным образом.

Встреча G20 тоже прошла онлайн, и тоже нельзя сказать, чтобы она кого-то сильно впечатлила. Очевидно, что личное общение державцев, производящее, так сказать, синергию, все-таки бывает необходимо. "Балы, любовные интриги, козни и препирательства Венского конгресса", то есть вещи факультативные, "на полях", как теперь говорят, тоже оказываются для чего-то нужны. Наверное, такова природа дипломатии.

Разумеется, во всем надо знать меру. Преувеличенное значение личных контактов, начавшееся еще во времена Хрущева — Брежнева, но сделавшееся совсем чрезмерным при Горбачеве — Ельцине, когда считалось, что надо распоясавшись, без галстуков вместе посидеть и все сладится, — это ведь тоже чересчур, тем более когда партнер мягко стелет, да жестко спать. А ведь партнеры по преимуществу именно таковы.

Теперь благодаря COVID-19 и прекращению всяких удовольствий и сношений международная политика поневоле вернулась к прежним временам. Конечно, на другой материально-технической базе. Тогда были гусиные перья, сургуч, которым запечатывали послания "Державный брат мой!", курьеры, загонявшие лошадей, а сегодня всякая электроника и криптография, но суть осталась прежней. Как пелось в солдатской песне XVIII века,

"Пишет, пишет король прусский
Государыне французской
Мекленбургское письмо".

В XXI веке то же самое, только с помощью Zoom.

И даже нет уверенности, что грандов мировой политики это особенно огорчает. Путин, Си Цзиньпин, Макрон, Меркель не первый год держат бразды, знают своих партнеров как облупленных и вполне могут ограничить средства общения мекленбургскими письмами. Беспрестанно летать по свету ради личных встреч с давними партнерами необязательно.

Есть только одно "но".

Гранды со стажем в совместных балах и увеселениях действительно не сильно нуждаются. Хоть при ковиде, хоть без ковида. Но все не вечно, на смену им идут другие. И новым лидерам, занявшим их место, личное общение будет необходимо — хотя бы для того, чтобы познакомиться и притереться друг к другу. По Zoom это будет затруднительно.

И здесь интересно, что настанет раньше. Восстановление бытовой нормальности с прекращением заразы или смена политических поколений. Уравнение с двумя неизвестными, а ведь решение немаловажно.

15
Теги:
взаимоотношения, протокол, дипломатия, пандемия
По теме
Коронавирус все-таки победил американского президента
Дрон Bayraktar TB2 турецкого производства на военной авиабазе Гечиткале. Архивное фото

Турецкие "Байрактар" как родился миф о непобедимых дронах

1305
(обновлено 19:57 29.11.2020)
Переоценка Арменией своих сил, небрежность и низкий уровень организации, а также бессистемность обороны стали причиной преимущества турецких дронов в Нагорном Карабахе, считает эксперт.

Боевые действия в XXI веке не могут быть "дешевы и сердиты", но все же отдельные технологические "фишки" в виде ударных беспилотников победы не обещают. Определяющую роль играет вся система военной организации государства, включая потенциал оборонной промышленности, арсеналы, и логистические возможности. Карабахский конфликт показал прежде всего не превосходство турецких Bayraktar TB2 в воздухе, а переоценку армянской стороной своих сил и плохую организацию обороны на земле.

После прекращения огня в Нагорном Карабахе в медиапространстве появилось много оценочных публикаций, содержание которых можно сжать до двух простых утверждений. Первое: Азербайджан победил, потому что у него турецкие беспилотники были, а у Армении не было. Второе: российские "тяжелые" системы ПВО становятся бесполезными в современной "войне дронов".

Столь упрощенный подход объясняется относительно абстрактными военно-техническими знаниями экспертов, а также огромным количеством наглядных примеров поражения армянской боевой техники и личного состава. Однако реальность всегда сложнее наших представлений о ней.

Чудес на свете не бывает, любое кино делают по задумке режиссера. Видеосюжеты, снятые "Байрактарами" и другими БПЛА азербайджанской армии в Карабахе, изначально служили цели подорвать боевой дух противника и продвинуть турецкие беспилотники на мировом рынке вооружений. При этом за кадром оставались "пустые рейсы" и промахи, поражение десятков дронов средствами противовоздушной обороны (ПВО) и радиоэлектронной борьбы (РЭБ).

Основными инструментами уничтожения живой силы и техники на поле боя остаются артиллерийские орудия, реактивные системы залпового огня (РСЗО), которые способны методично "перепахивать" гектары на переднем крае и в тылу противника. Ствольной и реактивной артиллерии в войсках многократно больше, чем беспилотников. И боевой мощи у артиллерии несоизмеримо больше.

К примеру, ударный Bayraktar стоимостью около миллиона долларов может поднять и донести до цели всего 150 килограммов боеприпасов, а в одном залпе относительно бюджетной РСЗО — тонны смертоносного металла. Таким образом, артиллерия значительно снижает "себестоимость" уничтожения целей. Размер военного бюджета с гарантированным успехом не коррелируется. Так, многолетнее господство Пентагона в небе Афганистана не привело к победе над талибами на земле.

Небрежная самоуверенность

Правильно организованная, эшелонированная система ПВО способна нейтрализовать любой рой беспилотников противника, а средства радиоэлектронной разведки в считаные секунды выдают координаты пунктов боевого управления барражирующими боеприпасами (для огневого поражения). Между тем развернутые в Карабахе одиночные комплексы ПВО армянских войск не обеспечивали надежного прикрытия не только в силу "устаревших" характеристик. Сказывался и уровень организации службы, отсутствие системы. Заметим, "Стрела-10" и "Оса-АКМ" — это ЗРК 1960-х годов, порой они не дотягивались до "Байрактаров" на восьмикилометровой высоте. А современные комплексы "Тор-М2КМ" (ближнего действия) и "Бук-М2Э" (средней дальности) защищали исключительно Ереван и Мецаморскую атомную электростанцию.

Еще одна проблема — пренебрежение средствами маскировки на местности. Отдельные военные объекты будто кричали: "Убей меня!" (одно прямое попадание в штабную палатку с флагом на мачте может сделать неуправляемыми несколько подразделений, а это сотни или даже тысячи военнослужащих на поле боя).

С другой стороны, когда турецкие беспилотники начали "случайно" залетать из Карабаха на приграничную территорию Армении, там правильно организованные средства ПВО и РЭБ сбивали их без проблем. Вскоре дроны летать перестали (возможно, пострадали и пункты управления).

Военная победа 1994 года сформировала и с годами укрепила миф о непобедимости армянских войск на карабахском направлении. Только этим можно объяснить отсутствие серьезных инженерных сооружений на 100-километровой линии от реки Аракс до горного хребта Мрава. Открытые сверху окопы и огневые точки, отдельные блиндажи — образцы фортификации начала прошлого века. О долговременных огневых точках (из железобетона) и сети подземных коммуникаций армянская сторона не позаботилась, хотя времени было вполне достаточно — свыше 25 лет (вспоминаем тоннели боевиков в Сирии, построенные при минимуме технических средств). На этом фоне в 2019 году армянский премьер-министр Никол Пашинян заявил: "Карабах — это Армения" (правда, НКР не признал), а министр обороны Давид Тоноян сформулировал концепцию: "Новые территории в случае новой войны".

Военный потенциал армянской стороны конфликта к 27 сентября в несколько раз уступал военной мощи азербайджанской стороны, и все же противники понесли равнозначные огромные потери в живой силе, технике. На южном направлении азербайджанские силы на одном из этапов обеспечили себе десятикратное превосходство, но продвинулись за месяц лишь на 30-40 километров. Блицкриг Баку не состоялся. Надо отдать должное стойкости и мужеству армянских военнослужащих и добровольцев, которым приходилось действовать вопреки обстоятельствам, вне централизованной системы боевого управления, без прикрытия с воздуха.

Сирийский и ливийский опыт

Возвращаясь к теме боевого соревнования российских систем ПВО и турецких беспилотников, можно вспомнить "дронопопад" в воздушном пространстве Сирии и Ливии — в результате профессионального применения зенитных ракетных комплексов "Тор-М2КМ", "Бук-М2Э" и "Сосна". Столь же высокую эффективность продемонстрировал ЗРПК "Панцирь-С1". Если бы эти комплексы своевременно развернули в Нагорном Карабахе, они не оставили бы турецким "Байрактарам" ни одного шанса.

Судите сами. ЗРК "Тор-М2КМ" оснащен восемью ракетами с дальностью стрельбы до 15 километров и высотой перехвата до 10 километров, способен обнаруживать и сбивать малозаметные цели (с эффективной площадью рассеивания (ЭПР) до 0,02 квадратных метра). Одновременно обнаруживает до 48 целей, сопровождает 10 и поражает четыре.

Максимальная дальность стрельбы ЗРК "Бук-М2Э" — 45 километров. Перехват осуществляется на высотах от 15 метров до 25 километров. Способен сбивать аэродинамические цели, имеющие скорость до 2,5 Маха, и баллистические — до 4 Махов. Одновременно обстреливает до 24 целей (в том числе малозаметные) с ЭПР до 0,05 квадратных метра.

ЗРК "Сосна" видит крылатые ракеты и беспилотники на удалении до 12 километров, зона гарантированного поражения: по дальности — от 1,3 до 10 километров, по высоте — от 2 метров до 5 километров. Система управления огнем оптико-электронная — комплекс не демаскирует себя никакими излучениями. ЗРК способен в любое время суток и при любой погоде работать в автоматическом режиме, без участия экипажа. В зоне поражения и наземные цели, включая танки (имеются бронебойные боевые части), танк обнаруживается на расстоянии до восьми километров.

В рамках миротворческой операции Россия перебросила в Нагорный Карабах новейшие комплексы радиоэлектронной борьбы "Леер-3". Их основные задачи — глушение сигналов сотовой связи стандарта GSM, подавление сетей 3G и 4G. Комплекс состоит из одного автомобиля КаМАЗ и двух-трех БПЛА "Орлан-10" с радиусом применения 120 километров (время пребывания в воздухе, на высотах до 5 километров — до 10 часов). Беспилотник может также обнаруживать телефоны, планшеты, вести разведку, наносить данные на цифровую карту и передавать их артиллерийским расчетам для нанесения огневого удара.

Карабахский конфликт вновь заморожен, а не решен, и современные средства разведки и ПВО ничуть не утратили своего значения.

1305
Теги:
Азербайджан, Армения, Нагорный Карабах, беспилотник, дрон
Темы:
Обострение ситуации в Нагорном Карабахе
По теме
Китайцы научились массово запускать дроны-камикадзе — видео
Горячее небо Карабаха — о возросшей роли беспилотников в вооруженном конфликте