Президент РФ Владимир Путин выступает по видеосвязи во время Всемирного экономического форума (ВЭФ)

Давосский форум удался: на нем прозвучали ответы на вопрос, что делать

210
У происходящего в Давосе много особенностей и подводных течений, считает эксперт. И разговор не только о выступлении российского президента.

Ставить диагноз тяжело, но не легче и подобрать лекарство. Особенно если речь о целом мире, особенно если всем ясно, что мир не просто впал в кризис — он переживает с мучениями смену глобальной эпохи, пишем эксперт РИА Новости.

Виртуальный Давосский форум на этой неделе ставил (вроде бы) именно такую цель: собрать лучших и могущественных, чтобы нащупать общий для всей планеты путь к прекрасному будущему. И из всего множества выступивших там людей интереснее для нас должны быть те, которые сказали: путь такой есть, завтра должно быть не хуже, а лучше, чем вчера, и мир может это сделать.

Мы за последнее время достаточно наслушались вот этих, которые заявляют нам, что "прежнего мира больше не будет", а будет полный ужас. Да вот и организатор Давоса Клаус Шваб… Но об этом позже. Сейчас все-таки об оптимистах.

Владимир Путин в своем выступлении, как и все другие, ставил диагноз, как же без того. Получилось интересно, потому что прозвучали цифры и факты, которые выдают хорошую коллективную работу над давосским выступлением и которые раньше в международном обороте идей не особо фигурировали, сидели тихо в каких-то документах. Например: "За последние 30 лет в ряде развитых стран доходы более половины граждан в реальном выражении стагнировали, не росли. А вот стоимость услуг образования, здравоохранения увеличилась. И знаете, в какую величину? Втрое".

Или такие факты. Ну ладно еще о Китае: "Если взять уровень дохода в 5,5 доллара на человека в сутки (по паритету покупательской способности), то, по оценкам Всемирного банка, в Китае, например, число людей с более низкими доходами сократилось с 1,1 миллиарда в 1990-м до менее 300 миллионов в последние годы". Но дальше-то речь о России: та же статистика показывает, что численность бедных — по ту сторону от дохода в 5,5 доллара в сутки — сократилась с 64 миллионов человек в 1999 году до порядка 5 миллионов в настоящее время.

Общий диагноз кризиса сегодня, по Путину, такой: прежняя модель, работавшая лет 30-40, восстановлению не подлежит, пандемический кризис ускорил ее катастрофу. "Абсолютно ясно, что мир не может идти по пути построения экономики, работающей на миллион человек или даже на "золотой миллиард". Это просто деструктивная позиция. Такая модель по определению неустойчива".

Но такое — насчет того, что конец пришел — в Давосе и до Давоса в тех или иных формулировках уже как-то звучало. А вот если говорить о методах лечения, то тут Москва выдвигает четыре простые и понятные цели существования каждого народа и всех и любых обществ в предстоящую эпоху.

А именно, в сокращенном изложении:

Первое. У человека должна быть комфортная среда для жизни. Это жилье и доступная инфраструктура: транспортная, энергетическая, коммунальная. И конечно, экологическое благополучие.

Второе. Человек должен быть уверен, что у него будет работа, которая даст устойчиво растущий доход и соответственно достойный уровень жизни.

Третье. Человек должен быть уверен, что он получит качественную, эффективную медицинскую помощь, когда это требуется, что система здравоохранения в любом случае гарантирует ему доступ к современному уровню услуг.

Четвертое. Независимо от дохода семьи дети должны иметь возможность получить достойное образование и реализовать свой потенциал. Только так можно будет гарантировать наиболее эффективное развитие современной экономики. Экономики, где люди — не средство, а цель.

Это похоже на социализм, но на самом деле ничего подобного — любая система имеет шанс на существование, если будет соответствовать этим простым целям, простым смыслам существования обществ и государств.

А к этим четырем пунктам прилагается пятый: не деритесь, а то мир сейчас может скатиться в неуправляемую войну всех против всех. Да и поздно драться — потому что, опять же по Путину, "эпоха, связанная с попытками выстроить централизованный, однополярный миропорядок, завершилась. Собственно, она и не начиналась. Была предпринята только попытка в этом направлении. Но и это уже прошло. Подобная монополия просто по своей природе противоречила культурной, исторической многоликости нашей цивилизации". Дальше надо строить новую эпоху — так, чтобы "разные центры развития со своими самобытными моделями, политическими системами, общественными институтами" конкурировали мирно.

У происходящего в Давосе — разговор не только о выступлении российского президента — есть много особенностей и подводных течений. Например, к кому обращался Путин? И к кому накануне обращался китайский лидер Си Цзиньпин, по сути, говоривший о том же — о мировом "сообществе единой судьбы" и его сотрудничестве? К "золотому миллиарду" и корпорациям-гигантам, которые считают Давос своей площадкой для наметок дальнейшего курса всего человечества? Или почти к двумстам странам нашего мира, большая часть которых с бессильной тоской наблюдает неожиданно накатившую на них волну, грозящую смыть все достигнутое?

Насчет корпораций и "золотого миллиарда" — тут есть упомянутая выше "давосская" история. Это насчет сенсационной книги того самого Клауса Шваба с соавтором "COVID-19: Великая перезагрузка", которая стала провокацией, ключевой заданной темой для нынешнего Давоса, и не только для него. А говорит там Шваб с какой-то пугающей откровенностью примерно вот что: пандемия — отличный повод подавить, морально уничтожить, запугать всю планету, все общества и государства. И пока они будут сидеть в карантинах, локдаунах и масках под нашу мантру "мир никогда не будет прежним", мы, интеллектуальные лидеры "золотого миллиарда", должны перезагрузить этот мир так, как считаем нужным.

Так вот, мир может и должен стать не прежним, но лучшим, и, оказывается, есть страны и люди, показывающие направление движения к такому миру.

210
Теги:
будущее, кризис, пандемия, коронавирус, Клаус Шваб, речь, выступление, Владимир Путин, Давос
По теме
Черноморская реальность — зачем Россия условно уничтожает эсминцы США
Советские солдаты ведут бой на одной из улиц Берлина. 1945 год

В логове врага: кровавый апрель 1945 года воспоминания казахстанца

177
(обновлено 20:11 13.05.2021)
За подступы к Берлину фашисты сражались почти так же ожесточенно, как ранее советские солдаты — за Москву. Эсэсовцам и власовцам терять было нечего: их не пощадили бы, поэтому дрались они насмерть

Павлодарец Григорий Михайлович Джежора до нынешнего празднования Великой Победы не дожил. Но сохранились его воспоминания о том, какой ценой досталась она нашему народу, — честные и откровенные, без лоска и прикрас. Их публикует Sputnik Казахстан. 

Настоящий ад

На Зееловских высотах (на подступах к Берлину) я, офицер-недоучка в звании младшего лейтенанта, командовал взводом автоматчиков, или, как его называли, танковым десантом.

Шел апрель 1945 года. Это был настоящий ад. Немцы здесь на каждом квадратном метре соорудили блиндажи, дзоты, доты, соединили их траншеями. Все это постоянно изрыгало огонь. И обороняли высоты в основном эсэсовцы и власовцы, то есть те, кому терять уже было нечего.

Дрались они как бешеные, до последнего патрона. Помню, мои ребята взяли "языка" — обер-лейтенанта с двумя крестами на груди (это как наш Герой Советского Союза). Немец даже не стал отвечать, только презрительно плюнул в мою сторону.

Потери мы несли огромные. Я каждый день пополнял состав взвода. Даже не знал, кого как зовут. Бывало приходит солдат, тут же — приказ в атаку, и он уже убит. За месяц состав взвода сменился трижды. Сам я был ранен осколками в грудь и ногу, но поле боя не покинул. За эту операцию получил орден Красной звезды.

Награда за… мат

После разгрома группировки фашистов на Зееловских высотах мы двинулись к Берлину. Это не было победным шествием. Сопротивление немцев усиливалось по мере нашего продвижения к их логову. Повсюду нужно было ожидать нападения автоматчиков или фаустников, то есть вооруженных фауст-патронами. Их термитный заряд легко прожигал тридцатимиллиметровую танковую броню. Причем нападавшие, по-видимому, были смертниками: они не отступали. Среди фаустников часто встречались женские группы. Они дрались еще злее, чем мужчины.

Командовал Первой танковой армией генерал-полковник Михаил Ефимович Катуков, дважды Герой Советского Союза. Это был человек необычайной отваги, строгий с офицерами и удивительно добрый с солдатами. Запомнились два эпизода, связанные с ним.

На пути нашего следования к немецкой столице все время выставлялись дорожные указатели: "До Берлина осталось столько-то километров". На одном таком только что установленном знаке на нашем участке кто-то написал: "Х… с ним, все равно дойдем!".

В этот же день в лесочке нас построили для вручения наград. Приехал Катуков с большой "свитой". Михаил Ефимович называл имена отличившихся, а член Военсовета вручал ордена и медали.

Вдруг Катуков говорит:

— Когда мы к вам ехали, я видел дорожный указатель. На нем еще надпись матерная. Кто это сделал?

Все, конечно, застыли, ни живы ни мертвы. Выходит из строя сержант, маленький такой, голову опустил:

— Я, товарищ генерал.

Катуков подошел к нему и подзывает члена Военсовета:

— Дайте ему орден Красной звезды.

Сержант получил коробочку с наградой, а генерал сказал:

— Молодец! Вот такой бодрый настрой и должен быть сегодня в наших войсках.

Или другой случай. Остановились мы как-то вечером на привал. Один мой солдат где-то застрелил поросенка и варил его мясо в котелке на костре. Подходит сзади Катуков в плащ-палатке и спрашивает:

— Ты чего делаешь?

А солдат его в лицо не знает — мало ли кто в плащ-палатках ходит.

— Ты что, б…, ослеп, что ли? — отвечает.

Генерал ничего не сказал и пошел дальше. Тут командир полка его увидел, узнал, кричит:

— Смирно!

Тот солдат чуть в штаны от страха не наложил. А Катуков доклад комполка выслушал и подходит к любителю поросятины:

— Ну что, сварил? — спрашивает.

— Так точно, — отвечает солдат, а сам трясется весь. Ничего себе — генерала обматерил!

А тот говорит:

— Ну тогда угощай!

Вынул ложку и стал с солдатом из одного котелка хлебать. Видно, поросенок очень вкусный был.

"Мама, я живой"

Когда мы до предместья Берлина добрались, вокруг цвели сады. Запах такой дурманящий, и бело-розовый туман... Я в своей сибирской деревушке таких садов не видел. Но наслаждаться этим зрелищем некогда было — вскоре начался штурм городских кварталов.

Берлин бомбили, обстреливали днем и ночью. Небо над ним постоянно было закрыто черным маревом. Обороняли город и женщины, и старики, и подростки. Стреляли по нам из окон домов, с чердаков и из подвалов. Мой заместитель Саша Пахомов всю войну невредимым прошел, а в Берлине погиб на моих глазах.

Мы с ним рекогносцировку местности проводили. Пахомов пошел вперед, и вдруг — выстрел, вижу — он падает. Я к нему, а навстречу старик-немец выскакивает с винтовкой. Срезал я его из автомата, к своему заму подбежал, но он уже не дышит.

2 мая немцы выбросили из окон белые полотнища, но радоваться было рано. То тут, то там раздавались выстрелы, и нас посылали обследовать опасные районы.

С 8 на 9 мая я заступил заместителем начальника дежурного караула части. Полк был в боевой готовности номер один. То есть даже ночью мы спали, не раздеваясь. Часа в два ночи приехал офицер оперативного штаба. "Вы тут спите, — говорит, — а сейчас идет подписание договора о капитуляции Германии".

Мы, конечно, подняли весь личный состав. До рассвета уже никто, наверное, не уснул. А утром вдруг началась беспорядочное стрельба из всех видов оружия. Мы к ней тоже присоединились. Получился самый настоящий салют в честь Победы.

После этого мы врезали спирта на радостях и очнулись только на следующее утро. Помню, пошли на Александер-плац. Ребята приволокли туда несколько трофейных велосипедов. Я попробовал прокатиться, но ездить не умел и, набив синяков, вернулся в часть.

Там написал письмо матери, в котором сообщил, что я остался жив. Это было первое мое письмо домой за полтора года разлуки. Тогда по молодости, по глупости я не знал еще, что значит для матери весточка от детей.

В покоренном Берлине: драки с англичанами

Полк наш остался в Берлине. Здесь мы несли службу по охране города. В лесах вокруг Берлина еще оставались группы вооруженных фашистов численностью иногда до батальона, и нам приходилось участвовать в прочесывании лесов. Во время одной из таких операций рядом со мной рванула мина, и я был контужен. На две недели лишился речи. Потом вернулся в строй.

В свободное от службы время мы, офицеры, стали ходить в так называемый оккупационный ресторан. Кроме нас, его посещали американцы, англичане и французы, поэтому меню было на трех языках. Денег у нас хватало: я получал 180 рублей, которые шли на сберкнижку, и еще 2 600 немецких марок.

Помню, как мы пришли туда первый раз. Видим — американцы пьют водку маленькими рюмочками, а как выпьют — палец нам показывают и смеются. Мы решили: чего мелочиться? Налили сразу по стакану. Выпили и кулаки показали. Они аж рты раскрыли. И тут уже мы начали смеяться. Но вообще с американцами и французами у нас сложились дружеские отношения — там были в основном летчики.

А вот англичане относились к нам с пренебрежением, поэтому между нами начались драки, и ресторан вскоре закрыли.

Ходили мы еще на межоккупационный рынок, где можно было все купить. Но наших офицеров и солдат, возвращавшихся с покупками, фотографировали, и в зарубежной прессе стали появляться снимки с подписями типа "Очередной русский мародер с похищенными вещами". После этого командование запретило советским военнослужащим появляться на том рынке.

На квартирах у немцев

Вскоре наш полк оказался в городе Шверине. Этот населенный пункт брали американцы, и в нем были разрушены всего два дома. Если нам немцы сопротивлялись до конца, то американцам сдавались сами, после первых же их выстрелов.

В отпуск меня, как молодого и холостого, не отпустили. Счастливчики вернулись назад с женами. Те накупили в магазинах кучу вещей, в том числе пеньюары, и, приняв их за платья, стали появляться в них в городе. Немки были в ужасе. Многие из наших женщин не умели пользоваться газом, и были случаи отравления им.

Офицерам разрешили расселиться по квартирам. Я попал в немецкую семью. Ее глава Ганс воевал в немецкой армии. Где-то под Смоленском потерял руку и, вернувшись домой, стал антифашистом, работал директором школы. Человек очень образованный, он хорошо знал русский язык. А жена его, фрау Эрна, была дочерью барона. Оба в то время разменяли пятый десяток, а мне всего 20 лет стукнуло. И несмотря на то что я был для них оккупантом, относились они ко мне как к сыну.

Хозяйка готовила для меня, стирала мою одежду, чистила сапоги. Я приносил домой все полученные продукты и платил ей еще 300 марок, положенных мне для ординарца. Да и вещи из военторга отдавал. Баронесса как-то спросила, откуда я родом. Я ответил, что из Москвы (мы все так обычно говорили). Но когда мне наконец дали отпуск, Ганс увидел проездные документы и удивился:

— Так ты из Сибири?

Конечно, мне оставалось только признаться. Когда фрау Эрна узнала правду, она была в ужасе:

— Не может быть! Ты же нормальный человек, белокурый, на немца похож. И к тому же добрый…

Оказалось, что геббельсовская пропаганда внушила бюргерам, что сибиряки — вовсе не люди, а чудовища с рогами на лбу и красными глазами. Наверное, чтобы оправдать свое поражение под Москвой, когда сибирские батальоны наводили ужас на немцев своей храбростью.

Прощай, оружие!

Григорий Джежора вернулся домой только в конце 1946 года. Поступил в Новосибирский финансово-экономический институт. Но его стали мучить приступы сильной головной боли — последствия контузии, и учебу пришлось бросить. В родном селе устроился завклубом, потом заведующим райотделом культуры, работал в райфинотделе, военкомате. В 1948 году женился.

Когда в Павлодаре развернулось грандиозное строительство, он приехал с семьей сюда. Потрудился на производстве, а затем его как секретаря партийной организации предприятия направили в органы внутренних дел.

Работал в отделе кадров УВД, затем перешел в систему УИС. Долгое время был бессменным секретарем парторганизации, председателем товарищеского суда высшего офицерского состава ОВД Павлодарской области, лектором общества "Знание".

Ушел на заслуженный отдых в звании подполковника внутренней службы. У него родились трое детей и пятеро внуков, потом пошли правнуки.

177
Теги:
автомат, память, солдат, Великая Отечественная война
По теме
Родные сослуживцев из России и Кыргызстана нашли друг друга благодаря фото
Солдаты армии США. Архивное фото

Будет плохо или очень плохо почему Пентагону нет места в Центральной Азии

687
(обновлено 11:48 12.05.2021)
Афганистан для США просто предлог, чтобы остаться в регионе для "сдерживания" России и Китая, и такая дестабилизирующая политика вдвойне опасна для центральноазиатских стран, считает эксперт.

Присутствие баз Пентагона на Ближнем Востоке и в Центральной Азии деструктивно, это доказано десятилетиями бесславных боевых действий в Афганистане, Ираке, Сирии. Перенос военных аэродромов и других объектов США из Афганистана в Таджикистан, Узбекистан, Казахстан или Кыргызстан политически и практически неосуществим, потому что не меняет логики войны в ИРА, и угрожает разрушением существующей системы региональной безопасности.

По информации газеты The Wall Street Journal, Соединенные Штаты хотят разместить выводимые из Афганистана войска в странах Центральной Азии. Отмечается, что базы необходимы Пентагону для личного состава, беспилотников, пилотируемых бомбардировщиков и артиллерии. В качестве вероятных мест дислокации рассматриваются соседние страны севернее Афганистана и государства Персидского залива. Официальных запросов от Вашингтона Бишкек, Душанбе, Ташкент и Нур-Султан, вроде бы, не получали. Однако неслучайные информационные утечки в американских СМИ становятся источником общественно-политического беспокойства в регионе.

В Министерстве обороны Узбекистана официально сообщили, что оборонная доктрина, Конституция, концепция внешней политики страны от 2012 года не предусматривают размещения иностранных военных баз и объектов на территории республики. Позиция Минобороны вполне определенная, и все же политические решения в Ташкенте принимаются на другом уровне. При необходимости иностранную военную базу (де-факто) можно назвать, к примеру, совместным тренировочным или логистическим центром (де-юре).

Визит в Россию 9 мая президента Таджикистана Эмомали Рахмона (единственного лидера стран СНГ на параде Победы в Москве) выглядит как возможность провести переговоры с Владимиром Путиным по афганской (постамериканской) тематике. У Таджикистана самая большая и уязвимая граница с Афганистаном. Пентагону было бы удобно "разбить лагерь" у реки Пяндж, на расстоянии вытянутой руки до северных провинций ИРА. Однако Таджикистан — член ОДКБ, и в республике дислоцируется 201-я российская военная база. Кроме того, здесь расположен российский оптико-электронный комплекс обнаружения космических объектов "Окно-М", способный осматривать пространство практически над всей планетой. Все это стратегические элементы обеспечения безопасности стран ОДКБ, и фактически — передовой рубеж России, в отношении которой США проводят откровенно враждебную политику "сдерживания".

Восток — дело тонкое

Накануне парада Победы на Красной площади российский президент принял таджикского лидера в Кремле. Состоялась беседа, в ходе которой главы государств "выразили обеспокоенность в связи с ситуацией в Афганистане". Вполне вероятно, что стороны обсудили и планы Вашингтона по переброске американских войск из Афганистана в Таджикистан. О принятых решениях мы можем пока только догадываться.

С другой стороны, настойчивое майское напоминание The Wall Street Journal о вероятном размещении "афганского" контингента армии США в "предпочтительных" Узбекистане и Таджикистане свидетельствует о твердом намерении Вашингтона "продавить" американскую военную базу хотя бы в одной из упомянутых стран. Несмотря на значительное военное присутствие в регионе России и соседство Китая (с которым у Штатов также напряженные отношения). Официальный источник американского издания отмечает, что последние факторы не отменяют, а лишь "усложняют планы по размещению баз в Центральной Азии".

В The New York Times в конце апреля сообщили, что Пентагон, американские разведывательные агентства и западные союзники обсуждают варианты переброски войск и ударной авиации из Афганистана в соседние Таджикистан, Казахстан и Узбекистан. Не ясно, почему Казахстан уже не упоминается источниками The Wall Street Journal. Разумеется, достоянием общественности стали не все детали проекта, многое остается "за кадром". Так, в точности неизвестна повестка апрельских переговоров в Узбекистане и Таджикистане специального представителя США по Афганистану Залмая Халилзада.

Напомню, в Узбекистане в начале апреля с рабочим визитом находилась делегация Пентагона во главе с заместителем начальника Управления стратегического планирования и политики Центрального командования Вооруженных сил США (CENTCOM) бригадным генералом Дюком Пираком. Интерес Пентагона к республике давний и многосторонний — Соединенные Штаты стремятся контролировать военно-политические события в регионе. Узбекистан служит своего рода площадкой для прямой и опосредствованной борьбы США с влиянием России и Китая. Полагаю, "внеблоковый" (в отличие от Таджикистана) Узбекистан может стать наиболее удобным для Штатов переговорщиком, несмотря на негативный опыт прошлого взаимодействия с американской армией в Ханабаде.

Пентагон и его союзники покидают Афганистан, где нарастает вооруженное противостояние правительственных сил и талибов (не считая других террористических группировок). История борьбы с боевиками-моджахедами явно не завершена. Американцы судорожно ищут возможность уйти из ИРА так, чтобы сохранить поблизости военное присутствие, инструменты "проекции силы". В Вашингтоне понимают, что бесславная афганская война еще аукнется США и их союзникам, и стремятся переложить тяжелые последствия заключенного в 2020 году "мира" на соседние страны Центральной Азии. Одновременно Пентагон преследует собственные долгосрочные цели.

Два варианта для региона

Ранее председатель Объединенного комитета начальников штабов ВС США генерал Марк Милли спрогнозировал развитие ситуации в Афганистане после вывода американских войск: "Тут я вижу только два варианта: будет плохо или очень плохо". Пожалуй, этот вывод проецируется на весь регион.

Обученная, вооруженная и экипированная американцами 350-тысячная армия Афганистана не способна достойно противостоять примерно 50-тысячному "войску" талибов и боевиков ИГ*. За минувшую неделю в стране возросла интенсивность боевых действий, во время которых погибли 211 представителей силовых структур и 15 мирных жителей. Уничтожены 315 боевиков (вроде бы, их всегда уничтожают больше, но меньше их почему-то не становится).

Наиболее резонансным стало наступление боевиков "Талибана"* в районе Баглани-Маркази северной провинции Баглан, в ходе которого были захвачены шесть военных баз и семь постов правительственных сил (при этом более 100 военнослужащих сдались талибам). Интенсивные бои проходили также в провинциях Вардак, Газни, Гильменд и Кундуз. Заметим, количественный и качественный состав (боевой опыт и вооружение) позволяют моджахедам проводить операции и за пределами Афганистана.

Появилась информация о второй за четыре дня атаке на пакистанских пограничников и военнослужащих с территории ИРА. В результате нападения в провинции Белуджистан трое пакистанских пограничников погибли. Поисковая спецоперация результатов не принесла. В Пакистане считают, что активизация боевиков связана с выводом натовских войск из Афганистана. Весьма тревожные факты для сопредельных государств Центральной Азии.

Относительно региональных планов Вашингтона по военной поддержке правительства в Кабуле с территории Таджикистана или Узбекистана полной ясности пока нет. И все же закономерно возникает вопрос: если Пентагон и союзники по НАТО за 20 лет не смогли достичь успеха в войне с талибами непосредственно на территории Афганистана, что изменится после "переезда" американских войск в ЦА? Возможно, Афганистан — просто предлог, чтобы остаться в регионе для "сдерживания" России и Китая. Такая дестабилизирующая политика вдвойне опасна для центральноазиатских стран.

* Террористическая организация, запрещенная в России, Кыргызстане и ряде других стран.

687
Теги:
Кыргызстан, Боевики, Талибан, войска, Центральная Азия, США, Афганистан
По теме
США могут разместить выведенные из Афганистана войска в странах ЦА — СМИ
США уходят из Афганистана: террористы и наркотрафик остаются — видео
Палестинец проходит мимо разрушенных зданий в результате израильских воздушных ударов

Генсек ООН рассказал, к чему может привести израильско-палестинский конфликт

0
(обновлено 14:02 14.05.2021)
Ситуация на границе между Израилем и сектором Газа обострилась в понедельник. Ракетные удары продолжаются, есть жертвы с обеих сторон.

БИШКЕК, 14 мая — Sputnik. Конфликт между Израилем и палестинским сектором Газа может усилить радикализацию и экстремизм во всем регионе, заявил генеральный секретарь ООН Антониу Гуттереш.

"Из уважения к духу праздника Ураза-байрам я призываю к немедленной деэскалации и прекращению военных действий в Газе и Израиле. Уже погибло слишком много невинных граждан. Этот конфликт может только усилить радикализацию и экстремизм во всем регионе", — написал Гуттереш в Twitter.

​Ситуация на границе Израиля и палестинского сектора Газа обострилась в понедельник. Стороны сообщают о погибших и раненых, продолжают обмениваться ракетными ударами.

По последним данным, в израильских населенных пунктах погибли шесть мирных жителей и один военный. В секторе Газа погибли 115 человек.

Ранее министр обороны Израиля Бени Ганц заявил, что армия будет наносить удары по объектам палестинских группировок в секторе Газа до наступления полной тишины. В то же время палестинские группировки продолжают почти беспрерывный обстрел городов и районов Израиля, включая центр страны. По данным израильтян, из сектора Газа было выпущено свыше тысячи ракет. В свою очередь движение ХАМАС заявило о намерении защищать интересы палестинцев в Иерусалиме.

0
Теги:
Антониу Гутерриш, жертва, обстрел, сектор Газа, Израиль