Нью-Йоркская фондовая биржа, расположенная на улице Уолл-Стрит. Архивное фото

Рыночек порешает: корпорации рвутся к государственной власти

317
(обновлено 20:49 15.02.2021)
Адепты проекта в США заявляют о неэффективности традиционного госуправления, которое нуждается в реформировании согласно требованиям времени.

Американский штат Невада стоит на пороге интереснейшего эксперимента: там обсуждается возможная передача муниципальной власти на некоторых территориях в руки частных компаний, пишет обозреватель РИА Новости.

Корни происходящего — в сложном социально-экономическом положении региона. К давно нараставшим неблагоприятным процессам 2020 год добавил пандемию, которая тяжело ударила по экономике Невады и ее столицы Лас-Вегаса, в значительной степени ориентированных на туризм и развлечения.

С нехваткой средств, безработицей и другими проблемами так или иначе сталкивается большинство штатов США. Одним из популярнейших способов преодоления трудностей для них является привлечение на свою территорию крупных налогоплательщиков в виде корпораций и их предприятий.

Это целый пласт американской политики с жесткой конкуренцией и увлекательными интригами. Например, радикальная в своем левацком либерализме Калифорния довела себя до такого состояния, что оттуда идет настоящее бегство и людей, и бизнеса. В Нью-Йорке складывается похожая ситуация. В качестве нового дома "беженцы", среди которых такие корпоративные монстры, как Oracle, Hewlett Packard, Morgan Stanley, Goldman Sachs и многие-многие другие, чаще других мест выбирают Флориду, Техас и Неваду.

Но, разумеется, все не так просто — и штаты, борясь друг с другом за новых налогоплательщиков, предлагают крупному бизнесу преференции и особые условия. Обычно речь идет об определенных налоговых льготах. Теперь же руководство Невады готово пойти намного дальше и поделиться с бизнесом властью в буквальном смысле этого слова.

В январе губернатор штата Стив Сисолак сообщил о планах по созданию в Неваде "инновационных зон", которые дадут мощный стимул для диверсификации и развития экономики региона. Также он уточнил, что компания Blockchains взяла на себя обязательство "создать небольшой город", что принесет с собой высокооплачиваемые рабочие места и налоговые поступления.

Правда, для реализации проекта штату необходимо обеспечить его законодательную основу, детали которой не были сообщены губернатором. Зато о подробностях готовящегося законопроекта узнало одно из лас-вегасских изданий.

Если документ будет принят, технологические компании на принадлежащих им территориях получат те же права, которыми наделены выборные местные власти в США, включая сбор налогов, формирование судов, управление водными и земельными ресурсами, предоставление госуслуг и так далее.

Согласно законопроекту, в качестве условий для участия в программе компания должна владеть не менее чем 50 тысячами акров (около 20 тысяч гектаров) неосвоенной земли в пределах одного округа, иметь в своем распоряжении минимум 250 миллионов долларов и план инвестиций в размере миллиарда долларов в течение десяти лет.

Адепты проекта заявляют о неэффективности традиционного госуправления, которое нуждается в реформировании согласно требованиям времени. Слова главы Blockchains Джеффри Бернса говорят сами за себя: "То, как действуем мы, — рисковать, быть гибкими, ловкими и вести себя как при создании новых продуктов — это не то, как действует правительство. Почему бы не позволить нам создать правительство, которое позволит нам делать все это?".

Впрочем, скептиков и противников у продвигаемой идеи тоже хватает.

Действующие местные власти задают резонные вопросы по поводу того, кто будет нести ответственность за построенные города и людей в них, если проект провалится. Очевидно же, что бремя ляжет на округа, на чьей территории будет реализовываться эксперимент и которые и так с трудом разгребаются с уже имеющимися сложностями.

Кроме того, проблема носит фундаментальный характер — касается всесторонней осведомленности частных IT-компаний о жизни людей и, как следствие, их стремительно растущего контроля над ними. А теперь предлагается идти еще дальше и официально передать в руки технологических гигантов часть государственных функций.

Да и довод, что бизнес в силу своей ориентации на результат будет более эффективен в административных функциях, выглядит весьма сомнительным. Насколько приоритетными для коммерческо-государственного управления будут здравоохранение, образование и другие социально значимые, но категорически не доходные сферы, на финансирование которых традиционно уходит значительная часть бюджетов всех уровней власти?

По "профильным" расходам тоже есть сомнения. Достаточно вспомнить, что главным виновником страшных пожаров и гибели десятков человек в Калифорнии является энергетическая корпорация Pacific Gas and Electric, которая десятилетиями просто не обслуживает должным образом свою собственную — коммерческую — инфраструктуру.

Вопиющие условия труда и отвратительное отношение к работникам на производствах наиболее модных и продвинутых компаний, вроде той же Tesla, тоже прозрачно намекают, чем может обернуться для людей жизнь в "коммерческих" городах, где корпорации будут официальными властями.

Проблемы недофинансирования социальной сферы, депрессивных территорий и инфраструктурной деградации не понаслышке знакомы большинству стран, включая самые благополучные. Правда, даже на этом нерадостном фоне Соединенные Штаты выделяются темпами упадка, который просто пугает в исполнении одной из самых богатых и развитых стран мира.

В теории можно понять американские власти, которые готовы хвататься за любую соломинку в попытке переломить ситуацию к лучшему. На практике же остается только недоумевать, что кто-то всерьез рассматривает создание корпоративно-феодальных анклавов внутри страны в качестве удачного решения.

Зато ничуть не удивляет, что именно в тотально коррумпированной политической системе США была рождена данная идея. Кстати, корпорация Blockchains, разумеется, была спонсором избирательной кампании губернатора Невады, ныне так горячо продвигающего нововведение.

317
Теги:
демократия, бизнес, Всемирная финансовая корпорация, эксперимент, управление, государство, США
По теме
Почему будущее Европы зависит от ее отношений с Россией
Роза на надгробии на кладбище. Иллюстративное фото

Уже прощался с жизнью, но на кладбище ему преподали урок история Нурлана

139
Каждый человек хотя бы раз в жизни сталкивается с ситуацией, которая открывает ему глаза на многие вещи. Так произошло и с нашим героем. После одной ночной поездки он понял, что родителей надо ценить, пока они живы.

Нурлану 39 лет. Ни кола, ни двора, ни семьи не нажил он к этому возрасту. Считал ли себя неудачником? Скорее нет, чем да. Но окружающие придерживались абсолютно другого мнения, и на то у них были причины. Когда друзья и знакомые Нурлана создавали пары, обживали семейные гнезда, он попросту прожигал жизнь. И как-то не заметил, что время пролетело, поезд ушел, а запрыгнуть в последний вагон не получилось. Даже родные братья — не сказать, что трудоголики, — устроились по-человечески. Вот теперь права качают, стыдят, делясь копейкой, иногда и хлебом попрекают.

Только отец и мать, живущие в селе, по-прежнему искренне любили его. Очень они хотели, чтобы сын взялся наконец за ум, поэтому продали кое-какую живность и купили ему старенький "Фольксваген".

— Главное, чтобы ты хоть изредка приезжал проведать нас. И женись уже, сынок, так ведь вся жизнь пройдет, а семья — это святое, — сказала Нурлану мама.

На этом "Фольксвагене" он иногда выезжал таксовать по столичным улицам. "Днем людей мало, нормально не заработаешь, выходи ночью, — посоветовали Нурлану новые друзья-таксисты. — И выхлоп больше, и скучать не придется — за месяц на целый триллер накатаешь…"

Первый ночной клиент, подвыпивший крепкий парень под два метра ростом, попросился до Новопавловки. "Батю там возьмем, а дальше до мамки поедем, проведать нужно", — сказал здоровяк, заваливаясь на заднее пассажирское сиденье. Оплату за поездку Нурлан посчитал вполне приличной. Когда добрались до назначенного места, из-за калитки возле старого деревянного домика вышел щуплый старичок с небольшой котомкой.

— Куда дальше? — спросил Нурлан пассажиров, которые стали казаться ему подозрительными.

— К мамке поедем, мы же договаривались, — пробормотал здоровяк.

— А где она, мамка ваша?

— Да тут недалеко: через пару кварталов налево и до конца, — ответил парень и вдруг едва слышно спросил отца: "Бать, а ты нож не забыл?".

Старик кивнул. Увидев это в зеркало заднего вида, Нурлан почувствовал, как вспотели руки. "На кого это я нарвался, черт возьми?!" — выругался он про себя и незаметно пошарил в бардачке. Нащупав отвертку, осторожно переложил ее в карман.

"Здоровяк вовсе не выпивший, притворяется. А этот старик мне сразу не понравился, слишком резвый для своего возраста. А в котомке что? Ножик есть, это понятно, а еще? Веревка, может? Мать его, от старика же нафталином несет, а он все туда же... Сдалась им моя машина, я же могу ее просто так отдать. Зачем убивать-то сразу?" — вертелись мысли в голове Нурлана.

Вся его жизнь пронеслась перед глазами. А вспомнить-то было и нечего. Ничего примечательного: мимолетные связи, непонятные компании, алкоголь, мамины слезы, разборки с братьями. Во всех стычках с родными он считал себя пострадавшим. Винил их за то, что не сложилась жизнь, не так воспитали, обделяли, давали меньше, чем братьям. Такие обвинения причиняли боль матери, но это его мало заботило...

И вот сложилась ситуация, когда он находился между жизнью и смертью. А если второй вариант все-таки неизбежен, кто будет его искать? Братьям он не нужен. Родители привыкли к его внезапным исчезновениям, так что вряд ли хватятся сразу. Но жить очень хотелось. По крайней мере, не такой Нурлан представлял свою смерть.

— Видишь там кресты? — прервал его раздумья здоровяк. — Езжай прямо к ним. На кладбище ворот нет, заезжай и газуй по тротуару до четвертого ряда.

— Про кладбище мы не договаривались, — вяло возразил Нурлан.

— Как не договаривались?! Я тебе про батю говорил? Говорил! И про мамку, что надо проведать, говорил. Так вот тут она у нас лежит, родимая... Сегодня пять годков уже. На работе с ребятами поминал, теперь со стариком помянуть решили.

Поплутав в темноте, нашли нужную могилу. Старик чиркнул спичкой — с надгробной фотографии на мужчин смотрела миловидная старушка в цветастом платочке.

— Мамку я очень люблю, — здоровяк смахнул скупую мужскую слезу, — до сих пор не могу отпустить. Когда живая была, тоже любил, но молодой был, ума не было. Мало внимания уделял, слов теплых не говорил. Вот теперь сюда прихожу и рассказываю ей, как скучаю. Папаша один остался, мается, жалко его, а я разрываюсь на работе с утра до ночи. Дураки мы: что имеем, не ценим, а, потеряв, плачем.

Старик тем временем вытащил из своей котомки три стакана, пол-литра водки, буханку хлеба, огурцы и разложил все на газете. Его сын принялся бойко резать ножом огурцы. Мужчины разлили спиртное по стаканам, помянули добрым словом старушку и выпили залпом. Один стакан с водкой вместе с куском хлеба поставили на могилу.

— Айда по 100 грамм, — позвали они таксиста.

— Не могу, я же за рулем. Мне еще в город, а потом в село к родителям ехать, — Нурлан еще отходил от пережитого шока, но уже решил, что с прежней жизнью завязано.

Слишком много уроков он извлек из этой поездки. Будет ценить то, что пока у него есть, — родителей, близких. А со временем, может, и собственную судьбу устроить получится — жениться, завести детей, построить дом. Самое главное — вовремя это понять. Ведь ему всего 39, а значит, не все еще потеряно.

139
Теги:
история, поездка, кладбище, родители, семья
По теме
Рожать в 50 — счастье, которого не ждешь
Полицейские Нью-Йорка наблюдают за демонстрантами на Таймс-сквер во время акции протеста. Архивное фото

Это другое! Почему в России донос это "стукачество", а в США подвиг

2495
(обновлено 20:27 23.02.2021)
Почему либералы считают, что в России доносить — значит, быть "стукачом", а донос в США считается мужественным гражданским поступком, разбирался эксперт.

Если кто-то думал, что с окончанием очередного процесса импичмента против Дональда Трампа закончится и "охота на ведьм" в США, начатая там после штурма парламента, он глубоко заблуждался. Уже полтора месяца демократическая пресса с нескрываемым энтузиазмом продолжает идентификацию "бандитов Капитолия" (как она называет участников протрамповских протестов в Вашингтоне), используя при этом новейшие технологии распознавания лиц, пишет обозреватель РИА Новости.

Продолжается и кампания массовых доносов на потенциальных участников того штурма. История с 18-летней активисткой BLM Хеленой Дюк, сдавшей полиции свою мать и ближайших родственников, хорошо известна. Сейчас либеральная общественность дружно собирает ей донаты на продолжение учебы в колледже — мама-то из-за доносительства дочери потеряла работу и не может больше платить. Но эта история — только вершина айсберга. Кампания массового доносительства на друзей и родственников охватила всю страну.

Что поражает больше всего наших граждан, так это нормальное (если не сказать — восторженное) восприятие подобного явления значительной частью американского общества. Еще один 18-летний тинейджер из Техаса Джексон Реффитт направо и налево раздает интервью о том, как он сдал полиции своего отца, который был по этому доносу арестован и обвинен в том, что проник в Капитолий с оружием.

Судя по интервью, парень совершенно не терзается сомнениями в правильности своего поступка, обвиняя во всем Трампа. Скажем, отвечая на вопросы The Times, юноша заявил: "Мой папа вырастил меня и предоставил столько возможностей в жизни. Но он болен. Вся политическая повестка больна. То, что он сделал, — это болезнь". Сколько лет теперь отец будет "лечиться" за решеткой, Джексона не волнует — все же это ради блага родителя.

У нашей публики такие сообщения вызывают шок. Да что там говорить, даже некоторые наши эксперты полагают, что такое "позорное" явление, как массовое доносительство, является для Америки чем-то новым, присущим исключительно сегодняшнему дню. Между тем для США это обычное явление, традиция, складывавшаяся десятилетиями и ставшая неотъемлемой частью американской идентичности.

Там написано немало работ, доказывающих этичность доносов, особенно если речь идет о сдаче своих работодателей. Несколько десятилетий назад в общество был внедрен специальный термин "whistleblower" (буквально: "свистящий в свисток"), чтобы отойти от отрицательных терминов вроде "стукачества" или "доноса". И напомним, еще в 2002 году журнал Time провозгласил американских доносчиков "персонами года". Так что назвать доносительство новым явлением для США — значит, совершенно не представлять, каким образом устроена Америка.

Как раз первое, что шокирует большинство наших сограждан, переселившихся в Штаты, — это обыденность доносов на соседей, лучших друзей, родственников, прохожих, показавшихся кому-то подозрительными. "Стучать" американцев учат с раннего детства. Если у нас дежурный по классу должен был следить за мелом и чистотой доски, то в американских школах эта "должность" обязывает доносить на провинности своих одноклассников. И они доносят, поскольку знают, что в противном случае донесут на них. Историй об этом явлении от наших школьников и студентов, попавших в американские учебные заведения, в интернете пруд пруди.

Забавнее всего наблюдать, как либералы, которые сами же прививали в российском обществе стойкое неприятие доносительства (особенно 1930-х годов), пытаются оправдать подобное явление в США, являющихся незыблемым примером для подражания в глазах демократической общественности. Приведем характерное мнение одного из основных организаторов большинства антироссийских акций в США Дмитрия Валуева (тот является представителем Фонда Free Russia, программным директором движения Magnitsky Act Initiative, координатором последних митингов в поддержку Навального в Штатах).

Он без обиняков объясняет непонятливой аудитории, почему доносы в России — это плохо, а в США — просто чудесно: "В Америке, как и в любой демократии, закон — это общественный договор или как минимум выражение мнения большинства. Отсюда возникают понимание необходимости подчинения закону и информирование о случаях его нарушения. В России, как в любом авторитарном государстве, закон спускается сверху, а значит, антинароден по сути. Отсюда постоянные попытки обойти закон, найти лазейки и ходы. Порой обход закона становится единственной возможностью выжить или осуществить ту или иную деятельность. Информирование о нарушении становится антинародным".

Как видите, с точки зрения нашего либерала все просто: Америка — это "сияющий град на холме", а Россия — "империя зла". Потому закон в России соблюдать нельзя, доносить — значит быть "стукачом", а донос в США — это мужественный гражданский поступок. Причем это объяснение является вполне обыденным в среде бывших россиян, осевших в Штатах и считающих любовь к родине "пережитком прошлого". Они преспокойно объясняют, почему заложить соседа за антисоветский анекдот было "подлостью" и "стукачеством", а в Америке доносы надо всячески приветствовать, поскольку это "не несет той стигмы, которая была в Советском Союзе", — там, мол, "нет такого противостояния власти и народа". Ну да, мы же помним, сторонники Трампа — это не народ, а "внутренние террористы". Соответственно и доносы на них — это не противостояние, а исполнение гражданского долга.

В этой связи не приходится удивляться тому, что наши либералы за рубежом с такой готовностью кидаются писать коллективные кляузы на российских общественных деятелей, призывая примерно наказать их. Именно поэтому они требуют ввести всевозможные "списки Магнитского" (как тот же упомянутый выше Валуев) или "списки Путина". Или вспомним того же Навального с его призывом ввести санкции против известных россиян, включая журналистов. Вполне в тренде американской культуры доносительства.

Итак, доносы в США — дело обыденное. Хотя, надо признать, в течение двух последних десятилетий они вышли на совершенно новый уровень. Любой американец знает сейчас слоган "If you see something, say something" ("Если ты увидел что-то, скажи что-то"). Один из рупоров демократов, газета The Washington Post, не без гордости пишет, что эта фраза стала "национальным девизом" современной Америки. Появившись в массовом обороте сразу после терактов 11 сентября 2001 года, слоган ныне является официальным для Министерства внутренней безопасности США.

Но если сначала эти призывы к бдительности касались исключительно борьбы против международных террористов, то теперь-то к "террористам" приравняли 74 миллиона граждан США, проголосовавших за Трампа. Причем нагнетание истерии продолжается и после того, как Джо Байден занял пост президента.

Одним из самых ярких примеров этой истерии стала написанная известной журналисткой и телевизионным критиком Вирджинией Хеффернан колонка в Los Angeles Times под характерным заголовком "Что вы можете сделать с соседом-трампистом?". Ведущие Fox News даже поразились: "Мы уже имеем победителя в номинации "Худшая статья 2021 года". А ведь сейчас только февраль".

Хеффернан в колонке публично "стучит" на своих соседей, являющихся открытыми сторонниками Трампа (в Калифорнии, где вышла ее статья, это уже приравнено к злоумышлению). С точки зрения американской журналистки, они виновны в том, что… почистили от снега дорожку, ведущую к ее двору. И это названо актом "агрессивной вежливости", поскольку в городе, где проживает автор, "люди обычно не чистят дорожки для других бесплатно". Поэтому вместо благодарности соседям Хеффернан сравнивает тех с исламскими террористами, с "Хезболлой" и даже с "вежливыми нацистами" и французскими коллаборационистами времен Второй мировой войны. Заметьте, когда актриса Джина Карано сравнила поведение демократов с нацистской Германией, ее тут же изгнали из профессии, сравнивать же трампистов с нацистами для демократической прессы давно стало традицией.

Хеффернан в своей колонке ультимативно потребовала от соседей покаяния за поддержку Трампа и публичного отречения от трампизма. Видимо, после этого она великодушно позволит тем чистить ее дорожки во искупление вины. И ведь этот публичный донос на соседа не просто пишет кто-то, его публикуют на страницах солидного американского издания.

Складывается впечатление, что сейчас демократические газеты и телеканалы Америки состязаются друг с другом в том, кто больше "врагов народа" найдет у себя в стране и потребует их наказания. Не стесняясь в выражениях и эпитетах, они уже объявляют "угрозой демократии" своих коллег — например, популярного телеведущего Fox News Такера Карлсона. И безостановочно требуют посадить, закрыть, запретить, удалить.

Но вы же помните, "стукачеством" это должно называться только в России. В Америке же "власть и общество едины". Особенно когда лишают половину этого общества права на собственное мнение и позволяют ей лишь чистить дорожки от снега. После публичного покаяния, разумеется.

2495
Теги:
стукачество, подвиг, донос, Россия, США
По теме
Рыночек порешает: корпорации рвутся к государственной власти
Лавров лишил Европу возможности самоудовлетворения
Участники презентации международного проекта Бессмертная память в пресс-центре медиагруппы Россия сегодня

Международный проект "Бессмертная память" презентовали в МИА "Россия сегодня"

0
(обновлено 20:33 25.02.2021)
Глава Ассамблеи народов Евразии рассказал о цели представленного проекта и отметил его важность в современном мире.

БИШКЕК, 25 фев — Sputnik. В МИА "Россия сегодня" презентовали международный проект "Бессмертная память".

В пресс-центре медиагруппы состоялся круглый стол на тему "Нацистский геноцид: новые документы и материалы" с участием спикеров Ассамблеи народов Евразии и экспертов мультимедийного проекта РИА Новости "Нюрнберг. Начало мира" Круглый стол в формате видеомоста объединил участников из России, Латвии, Казахстана и Таджикистана.

Ключевой темой обсуждения стала презентация "Бессмертная память", задача которого выявить и оцифровать весь массив данных о преступлениях нацистов против граждан СССР из иностранных архивов.

Проект также включит материалы, обнародованные по завершении Нюрнбергского трибунала, который первым в истории признал агрессию тягчайшим уголовным преступлением и предал публичной огласке преступления нацистов против мира и человечности

Генеральный секретарь Ассамблеи народов Евразии Андрей Бельянинов, что работа организационного проекта по сохранению исторически ценностного наследия Великой Отечественной и Второй мировой войн одновременно отвечает интересам России и всех стран – победителей и союзников.

"Востребованность такой общественной структуры становится еще более очевидной, если учесть беспрецедентную антироссийскую пропагандистскую кампанию, развязанную в последние годы. Важнейшей задачей комитета проекта "Бессмертная память" является создание общего электронного банка документов о нацистских преступлениях, а также создание единой картотеки нацистов и их пособников, совершивших преступления против мира и человечности", — пояснил он.

В ходе круглого стола также презентован трансмедийный исторический проект РИА Новости "Нюрнберг. Начало мира", стартовавший в год 75-летия главного судебного процесса ХХ столетия.

В его рамках на портале nuremberg.media и в соцсетях проекта ежедневно публикуются материалы, посвященные Нюрнбергскому трибуналу, на русском, немецком, французском и английском языках.

Своим читателям в течение года проект представляет уникальные архивные и музейные свидетельства, фотографии, рисунки, кинохронику, что даст им возможность пережить процесс день за днем. В основе проекта — свидетельства от первого лица, полученные создателями из российских и зарубежных архивов, изучающих наследие Нюрнберга. Дополнят их выставки, подкасты, паблик-токи, перформансы. Частью проекта станет и уникальная VR-реконструкция по историям главных ответчиков трибунала.

В ходе круглого стола была достигнута договоренность о публикации избранных материалов проекта "Бессмертная память" по факту преступлений нацистов против граждан СССР на портале nuremberg.media

Ассамблея народов Евразии — международная неправительственная организация, нацеленная на формирование общественной интеграционной модели во имя утверждения мира и согласия путем развития многостороннего сотрудничества и общественной (народной) дипломатии на евразийском пространстве. В настоящее время ассамблея объединяет представителей более 43 стран. Ассамблеей заключено 107 партнерских соглашений в сфере культуры, предпринимательства, развития интеграционных связей между народами Евразии и общественной дипломатии.

Проект "Нюрнберг. Начало мира" проводится при поддержке генеральных информационных партнеров: телеканалов "Россия24" и "Москва24", интернет-портала Вести.ru, радиостанции "ВестиFM", сайта "Комсомольской правды".

Информационными партнерами проекта выступают: радиостанция "Маяк", радиостанция "Радио России",

интернет-кинотеатр tvzavr, Государственный исторический Музей, Еврейский музей и центр толерантности.

Проект создан при участии Мультимедиа Арт Музея и при поддержке Музея современной истории России, Российской Государственной библиотеки, Музея Победы, Центрального Музея вооруженных сил, Росархива, а также МХАТа им. Горького и газеты "Правда".

РИА Новости — лидирующее российское информационное агентство и новостной сайт. Входит в состав медиагруппы "Россия сегодня". Корреспондентская сеть РИА Новости охватывает более 100 городов мира. Агентство является самым цитируемым СМИ в соцсетях. Аудитория сайта RIA.ru составляет более шести миллионов пользователей ежедневно. Совокупная аудитория РИА Новости в социальных сетях Facebook, Twitter, Вконтакте, Одноклассники, Instagram и Youtube превышает 9,5 миллиона подписчиков.

0