Тень женщины. Архивное фото

Уволилась из-за своей статьи об убийстве подруги история Махабат

1131
(обновлено 11:10 17.03.2021)
Погоня за длинным рублем сделала героиню этой истории очень циничной. Махабат нисколько не заботили чувства родственников жертв, о которых она писала в статьях. Но случайная встреча с братом убитой подруги заставила ее полностью пересмотреть свою жизнь.

Махабат заметила, что в лексиконе ее детей появилось новое слово — хайп.

— Мам, в ваше время не было же хайпа, да? — спросил 15-летний сын.

— А что это такое, сынок? — Махабат, журналист по образованию, давно не работает по специальности и почти не пользуется социальными сетями, потому вполне логично, что это иностранное слово ей незнакомо.

— Это когда безбожно врут, чтобы привлечь внимание, когда нужно что-то продать или человек просто хочет стать известным, — ответил подросток.

— Понятно, — тяжело вздохнула Махабат. — Значит, и в моей жизни был хайп, только не так это тогда называлось.

…Двадцать лет назад Махабат работала выпускающим редактором газеты, пишущей о криминальных событиях. Сначала это были сухие сводки: кого и где убили, у кого что украли. Сотрудники редакции не гнушались даже новостей о краже старых вещей. Тем не менее газета быстро нашла своих читателей и стала раскупаться как горячие пирожки.

Тираж увеличивался, росли гонорары журналистов и аппетит владельца издания. "Что за скучные убийства были в прошлом номере? А изнасилование — почему оно без подробностей? Неужели нельзя добавить что-нибудь от себя?! — гневно вопрошал он на очередной планерке. — Давайте зрелищ и крови побольше!". Бизнесмен не хотел понимать, что материалы пишутся на основании приговоров, а накрученные или выдуманные сюжеты могут положить начало судебным тяжбам. Последние не заставили себя ждать: один за другим потянулись гражданские процессы, которые редко заканчивались штрафами, а чаще — примирением сторон и публикацией очередного опровержения.

Постепенно у редакции наладились связи с судьями районных и городских судов. Они стали делиться с пишущей братией громкими уголовными делами на стадии завершения. Но у служителей Фемиды было одно условие — тексты журналистов следовало подписывать именами и фамилиями судей, это требовалось им для отчета. Владелец издания и редакция в целом были только "за". Еще бы! При таком формате сотрудничества газетчики получали иммунитет против денежных взысканий за моральный ущерб. Если под материалом значится фамилия судьи, вряд ли кто-то рискнет пожаловаться, даже если в статье будут погрешности.

Однако подпись не всегда была судейской, поэтому время от времени, переборщив с сюжетом, журналисты все-таки получали повестки в суд. Махабат помнила, как на одном из таких процессов истцом выступал иссык-кульский криминальный авторитет. В приговоре суда он значился как член ОПГ, но Махабат назвала его просто криминальным авторитетом. По этому поводу мужчина и предъявил претензии. Сам он в суд не явился, зато откомандировал адвоката. "Вы не представляете, каково его детям! Их постоянно дразнят, называют сынками "криминала", они перестали ходить в школу, замкнулись в себе", — изощрялся тот перед судьей.

В качестве возмещения морального вреда истец просил 100 тысяч сомов, но в итоге договорились, что редакция напишет о нем положительный материал. То есть о том, что он, может, и криминальный авторитет, но еще и Робин Гуд. Махабат понимала что могла выиграть судебный процесс, но владелец газеты настоял: "Нам ничего не стоит написать о нем хорошую статью. Не будем тянуть резину — напишем, и бог с ним".

Сотни судеб "прошли" через перо Махабат и ее коллег. Они строчили десятки криминальных историй в неделю, эта конвейерная работа постепенно заглушила в них человеческие чувства — журналисты перестали сопереживать пострадавшим и ненавидеть преступников. Для них было ценнее другое: если убийство, то желательно с отягчающими обстоятельствами, если разбой, то с поножовщиной и кровью. Шеф платил неплохие гонорары за такие материалы, и Махабат постепенно влезла в это болото по самое горло. Но у всего есть конец, и то, каким ему быть, может решить лишь одно случайное обстоятельство.

Однажды Махабат встретила на остановке одноклассника Нурдина. Постояли они, пообщались — давно ведь не виделись. "После смерти Назиры вся жизнь перевернулась, — вздохнул он тяжело. — Мама слегла — сахарный диабет, инсулинозависимой стала". "А что с Назирой?" — Махабат очень хорошо знала единственную сестру Нурдина: они когда-то тесно дружили, по-девичьи делились секретами. Со временем их пути разошлись — Махабат поехала поступать в столицу, а Назира выскочила замуж. С тех пор они не виделись. Правда, очень давно Махабат мельком слышала, что судьба бывшей подруги сложилась незавидно: супруг выпивает, живут плохо... "Ее муж убил в пьяном угаре, закопал в погребе, через месяц нашли, — тихо сказал Нурдин, прервав раздумья одноклассницы. — Я думал, ты знаешь: наш районный судья писал об этом в вашей газете".

Махабат словно кипятком ошпарили. Назира, погреб, пьяный муж… до боли знакомый сюжет. Да это же она писала о такой трагедии в прошлом году! Написала и забыла. Кем для нее была главная героиня этой драмы — измученная жизнью женщина по имени Назира? Никем. Через нее проходят десятки текстов о жертвах и истязателях. Сама она пишет всего пять статей в неделю и получает за это хороший гонорар. А все истории быстро выветриваются из головы...

У Назиры скорее всего была фамилия мужа, поэтому Махабат и не знала, о ком речь. Она начала потихоньку припоминать. В материалах суда значилось, что "между супругами возникла словесная перепалка, в ходе которой Назира А. обозвала мужа словом, оскорбившим его мужское самолюбие, — разозлившись, мужчина нанес женщине тяжкие телесные повреждения, повлекшие ее смерть". Махабат обсуждала эту трагедию с коллегой: дескать, каким словом надо обозвать мужа, чтобы он убил жену? "Может, импотентом, — прыснула со смеху коллега. — Так и напиши, вполне себе мотив для убийства".

Все трагедии эти мастера криминального чтива расписывали так, словно были свидетелями или соучастниками преступлений. Сухие судебные строки они превращали в настоящие художественные произведения. Так и с бывшей подругой Назирой. "Умирая, она думала о детях…" — писала Махабат, пытаясь придать истории больше драматизма.

...Теперь она чувствовала себя неловко. Признаться Нурдину, что автором материала о его сестре была именно она, Махабат не могла. Хрупкая, беззащитная Назира не заслуживала такого отношения даже после смерти. Да все герои Махабат не заслуживали этого!

Циничная лицемерка… Остановись, пока можешь! Подумай о близких этих людей. Кто позволил тебе играть на их чувствах? Ведь нередко истцы в судах умоляли: "Не тревожьте души наших родных, оставьте их в покое!".

Ту ночь Махабат провела в разговорах с самой собой. Нужно было принимать решение... Утром она оставила на столе начальника лист бумаги: "Прошу уволить меня по собственному желанию".

1131
Теги:
подруги, убийство, история, Газета
По теме
В Бишкеке убили семью с детьми, забрали $100 — история жуткого преступления
Я сгорала от стыда, увидев свое фото в Instagram, — история с добрым концом
Муж и жена держатся за руки. Архивное фото

Влюбился в другую, но вернулся к жене поучительная история Акылбека агая

659
"Седина в бороду, бес в ребро", — презрительно фыркали женщины вслед учителю музыки. Он только вернулся в свой дом, и теперь каждый его выход за ворота сопровождался сверлящими взглядами несносных соседок, готовых посудачить по любому поводу...

Акылбек агай — так по-свойски, но без фамильярности называли его в школе. Он преподавал музыку. Школа была его отдушиной, в ее стенах он отдыхал от забот о хозяйстве, суеты и мирских проблем. Был безумно влюблен в свою профессию и выкладывался на все сто, чтобы привить эту любовь детям. К тому же он замечательно пел, аккомпанируя себе на аккордеоне или играя на гитаре. Еще в армии Акылбек прослыл душой компании, собирая по вечерам вокруг себя солдат и офицеров, неравнодушных к хорошей песне.

После дембеля юноша без труда сдал вступительные экзамены в музыкальное училище и окончил его с красным дипломом. Дорога лежала прямиком в родовое гнездо, в альма-матер. Молодого, симпатичного и очень перспективного музыканта оформили учителем сразу на полную ставку.

А потом его женили. Как это обычно происходит на периферии? Главной свахой чаще всего выступает мать или другой близкий родственник. Они думают, что, раз девушка на выданье понравилась им, значит, западет в душу и жениху. Акылбек не стал исключением. Не откладывая дело в долгий ящик, родители женили его на дочери местного ветеринара Эшима. Девушка не слыла красавицей, но была покладистой и норовистой в хозяйстве. Это соответствовало ожиданиям родных жениха: главное, чтобы хорошо прибиралась в доме и сытно готовила, а в остальном стерпится-слюбится, считали они. Стали молодые жить и наживать совместных детей — одна за другой появились на свет девочки, затем жена родила Акылбеку сына.

Постепенно жизнь учителя приобрела рутинный характер: с утра он гнул спину в огороде, кормил–поил скот, после обеда шел в школу, которая находилась в километре от дома. И конца-краю этому было не видать, хотя от работы он никогда не отлынивал: ни разу не брал отпуск без содержания или больничный лист.

Прохладными летними вечерами мужчины обычно ждут коров, возвращающихся с выпаса, и болтают практически ни о чем. В основном сетуют на молодежь — дескать, разводятся скорее, чем женятся, а вот они, представители старшего поколения, сходились без обоюдной симпатии, зато потом рождалась такая любовь, что не разлей вода.

Была ли любовь у Акылбека и его жены? Большой вопрос. Акылбек не испытывал к жене высоких чувств, но был благодарен ей за детей. Уважал и всячески старался поддерживать.

Между тем дочки Акылбека выросли и покинули родительское гнездо. Подрастал сын, интереса к музыке у него не было, как и желания унаследовать профессию отца. Это немного расстраивало последнего, и он с удовольствием научил бы играть своих учеников, но их родители не разделяли энтузиазма Акылбека. Им было жаль денег на инструменты, а школа не могла позволить себе таких приобретений. Разрываясь между администрацией и родителями и не получив желаемого результата, Акылбек оставил эту затею. Лишь однажды, увидев, как отец одного из учеников везет в город скот на продажу, сказал: "Купи сыну хотя бы комуз, научу его играть. Он у тебя очень способный". Тот лишь рассмеялся, обнажив испорченные табаком зубы: "Какой комуз, агай?! Мне сарай подлатать надо и угля завезти". Учитель тяжело вздохнул и пошел своей дорогой...

Когда Акылбек приблизился к шестому десятку, его в числе других педагогов отправили на 10-дневную стажировку в Бишкек. Вернулись все, кроме учителя музыки. Вместо ответа на вопрос, что с ним произошло, преподаватели стыдливо опускали головы. Только бойкая математичка без стеснения выпалила, что агай "загулял". Она рассказала, что Акылбек проявил интерес к молодой разведенной столичной учительнице, ходил с ней по музеям, выставкам и даже пару раз оставался у нее ночевать. "В день отъезда агай не пришел в гостиницу, и нам пришлось ехать без него", — заявила математичка.

Это было как гром среди ясного неба. Слыханное ли дело, чтобы такой сдержанный и порядочный человек переступил черту! Село загудело, словно улей. Жители, смакуя подробности, передавали друг другу содержание любовной истории, приключившейся с немолодым учителем. Больше всех, конечно, злорадствовали женщины — на то они, наверное, и слабый пол, что не могут обуздать эмоции. Жена учителя перестала показываться на людях — до того ей было неловко. Поддержать мать приехали дочери, настрадался и сын Акылбека, выслушивая каждый день язвительные подколы друзей.

И тут агай вернулся. Через год. В той же одежде, в которой уехал, с тем же потрепанным чемоданом. Жена без разговоров приняла блудного мужа. Она была не в том возрасте, чтобы устраивать разборки. Даже родственников на семейный совет созывать не стала. Тяжелый разговор состоялся у Акылбека только с сыном. Дочери долгое время избегали встреч с отцом, но потом, переговорив с матерью, признались, что простили его, потому что каждый человек имеет право на ошибку, к тому же он ее признал.

А вот школа в лице директора и некоторых учителей не спешила идти навстречу. Акылбек агай, по их мнению, запятнал честь педагога, нарушив все возможные нормы морали и нравственности, — об этом жирным шрифтом было написано в его трудовой книжке. Его уволили еще год назад, когда он не вернулся из командировки. Бесспорно, это стало тяжелым ударом для Акылбека. Желающих занять место учителя было немало, но такого, как он, не нашлось, поэтому весь год музыка в школе не преподавалась. Однако администрация была категорична — работать Акылбек агай не будет, и точка.

Наступило самое томительное лето в жизни учителя. Женщины в селе не спешили забывать о том, что произошло, и, завидев Акылбека, шушукались, не скрывая неприязни. Мужчины ухмыляясь, интересовались, каково это — "тискать молодуху". Бывший преподаватель покрывался испариной от таких слов, но молча выносил все насмешки односельчан.

Между тем близилось начало учебного года. Однажды вечером к Акылбеку пришли несколько учеников старших классов. Толкая друг друга и переминаясь с ноги на ногу, они признались: хотят, чтобы учитель вернулся в школу.

— Я бы с радостью, но не могу: меня давно уволили, — ответил агай.

— Мы заставим директора взять вас обратно, ультиматум предъявим. Если нас не послушают, в школу ходить не будем, — ребятам было трудно совладать с эмоциями.

— И вот еще, — тихо добавил один из них. — Я все лето помогал отцу в поле, на днях получу деньги, поеду аккордеон покупать.

— И мне скоро привезут. Буду учиться у вас играть, — произнес с волнением соседский мальчишка.

Трудно описать, какие чувства испытал учитель от встречи с ребятами, как заиграла кровь в его жилах. Не ожидал он от них такой поддержки. Значит, все не зря.

Спустя время Акылбека агая вернули в школу, не забыв пожурить: "Больше никаких командировок!".

659
Теги:
измена, командировка, семья, музыка, учитель
По теме
Сын не от тебя! Как новая жена хотела "раскрыть глаза" мужу — грустная история
Мальчик проезжает на велосипеде мимо сферического изображения Земли в Нью-Йорке. Архивное фото

Граждан России лишат счастья, "чтобы помочь планете"

256
Триумф перестройки конца 1980-х — начала 1990-х годов и готовность нашего общества с восторгом принимать западные ценности в немалой степени были обязаны противопоставлению "советское потребительское убожество — западный потребительский рай", считает эксперт.

Потом выяснилось, что вопрос более сложен и, выигрывая в одном, можно потерять в другом, что даже в Западной Европе есть райские потребительские места, а есть и менее райские, но все это было позже. А тогда, 30 лет назад, душу грело изречение Черчилля: "Социализм — равное распределение убожества, капитализм — неравное распределение блаженства", которое вроде бы подтверждалось рядом неоспоримых примеров, пишет обозреватель РИА Новости.

Мясо-молочная гастрономия в позднем (да и не только в позднем) СССР сильно хромала. Даже в относительно сытой догорбачевской Москве (о провинции нет и речи) ассортимент мяса, колбас, сыров был весьма скуден по сравнению с западными супермаркетами. Впервые попадая в них, советский человек испытывал шок: 50 сортов колбас и 100 сортов сыра впечатляли любого. А ведь были еще и неведомые яства в виде морских гадов и прочего.

Автопром тоже оставлял желать лучшего. "Жигули" — от "копейки" до "девятки" (о "Москвичах" и "Запорожцах" и говорить не будем) — были недостаточно комфортабельны, часто ломались, имели неустранимые годами конструктивные дефекты. На их фоне изделия западного автопрома казались чудом техники. И как только стало возможным, из-за границы начали ввозить иномарки. Даже подержанные. Первый признак успеха в начале 1990-х — пересадка на иномарку. "Жизнь состоялась".

Такая же картина с жильем. Даже отдельные квартиры в массе своей выглядели некузяво, да и, как правило, были перенаселены. А ведь были еще коммуналки, которые и сегодня в не самом бедном Петербурге до конца не расселены. Хотелось в бунгало.

И отталкивание от родимого убожества было столь сильным, что призыв отринуть его оказался всепобеждающим. Представители народно-патриотических сил если и пытались перекричать пение сирен, то весьма неуспешно, и ведущий программы "Намедни" Леонид Парфенов победно провозглашал: "Все человеческое — нам!".

Но все это было и прошло. Образ западного потребительского рая (даже с черчиллевской оговоркой о "неравном распределении блаженства") сильно потускнел. Отчасти это связано с печальной мудростью "Радио есть, а счастья нет". Есть иномарки, есть квартиры с евроремонтом, есть колбасы и ананасы, есть даже устрицы, а жизнь по-прежнему сложна и не сказать, чтобы очень радостна.

Но есть еще одна причина. Образ парадиза убила Грета Тунберг.

Конечно, малолетней злобной дурочке это вряд ли было по силам. Грета Тунберг лишь икона (к тому же в последнее время изрядно позабытая) мощного движения, уже обходящегося и без нее. Когда в сентябре в Германии — не в какой-нибудь Швеции, а в мощнейшей стране Европы — не исключено пришествие "зеленого" канцлера, когда Билл Гейтс — кто угодно, но только не дурак, — призывает извести под нож весь крупный рогатый скот в мировом масштабе, тут поневоле призадумаешься.

А еще больше призадумаешься, читая сообщение, что Европейский постоянный комитет по растениям, животным, продовольствию и корму (PAFF Committee) одобрил продажу сушеного желтого мучного червя (Tenebrio molitor) для употребления в пищу. Согласно заявлению Еврокомиссии, "сушеных мучных червей можно будет использовать в пищу как целиком, в виде закусок, так и в качестве пищевого ингредиента в некоторых продуктах, например, в виде муки". Теперь, после того как комитет одобрил продажу мучного червя, его смогут реализовывать все 27 стран ЕС.

Если бы мучной червь был всего лишь экзотической пищей, о которой говорил Собакевич ("Мне лягушку хоть сахаром облепи — в рот не возьму"), можно было бы спокойно отнестись к такому изыску. Но в сочетании с намерениями извести крупный рогатый скот, который испускает ветры и губит климат, это уже будет не изыск, а замена привычной нам мясо-молочной пищи. В блокадном Ленинграде умирающие от голода и вшей с себя ели, но тогда это не было прогрессивным "зеленым" начинанием. А ведь еще и тараканов собираются предлагать в пищу.

Может быть, иначе нельзя — "Надо, Федя, надо!". Но от образа гастрономического рая с 50 сортами колбас и 100 сортами сыра придется отказаться.

То же и с иномарками. Они губят климат, надо ездить на электрических "Теслах" Илона Маска, а еще лучше на самокатах. Символом свободы автомобиль быть перестает.

А в области ЖКХ велением времени объявляется коливинг. Коммуналка, по-нашему говоря.

То есть "Все человеческое — нам!" оказывается каким-то совсем нечеловеческим, привлекательность которого для людей, не являющихся сверхмодными хипстерами, откровенно невелика. Какой-то ашрам в джунглях, куда не всякого влечет. И на фоне устойчивого "зеленого" мира Россия покажется оазисом потребительской свободы. Запад и Восток меняются местами.

Вряд ли зеленая идиллия, как она видится Биллу Гейтсу и Грете Тунберг, будет реализована в полной мере и в скором времени. Для этого нужно так ломать об колено и хозяйство, и весь уклад жизни, что великий перелом 1929–1933 годов покажется святочным рассказом. Впрочем, "зеленые" — люди упорные. "Если я чего решил, то выпью обязательно". В любом случае, отсталый, "незеленый" мир будет только разводить руками: "Вольно же им, взбесяся, бегать".

256
Теги:
Запад, Россия, экология, питание
По теме
Будет плохо или очень плохо — почему Пентагону нет места в Центральной Азии
"В Европе хаос": западные СМИ раскрывают хитрость России
Байден не получит мандат единого Запада на переговоры с Путиным
Министр продвижения и защиты инвестиций Алмамбет Шыкмаматов на брифинге в пресс-центре Sputnik Кыргызстан

Мы действуем не по-варварски, а цивилизованно министр о ситуации с Кумтором

0
(обновлено 12:56 18.05.2021)
По словам Алмамбета Шыкмаматова, есть доказательства того, что последние соглашения с "Кумтором" были заключены с использованием коррупционных механизмов.

БИШКЕК, 18 мая — Sputnik. В вопросе Кумтора Кыргызстан идет цивилизационным путем, заявил на брифинге в пресс-центре Sputnik Кыргызстан министр продвижения и защиты инвестиций Алмамбет Шыкмаматов.

"Одной из причин последних трех политических событий было несправедливое распределение золота Кумтора. Источником власти является народ. Если сейчас провести референдум, я уверен, что 90 процентов наших граждан проголосуют, чтобы вопрос с Кумтором был пересмотрен в пользу национальных интересов Кыргызстана. Международные эксперты AMEC в 2011 году давали заключение, что Centerra Gold Inc. в погоне за золотом пренебрегает нормами защиты экологии. Есть заключение финансовых экспертов, которые также говорили, что распределение прибыли сопровождалось коррупционными проявлениями", — сказал он.

Шыкмаматов считает, что инвестиционный климат и восстановление исторической справедливости по вопросу Кумтора — это разные вопросы.

"Чтобы не трогали вопрос Кумтора, всегда говорили об инвестиционном климате, о международных судах. Просто у нас не хватало воли и решимости. Если есть спор, мы готовы судиться цивилизованным путем в международных судах. Какие вопросы? В международных судах всегда очень много дел. Во всем мире есть споры, на это и есть суды. Мы готовы судиться, мы же не забираем по-варварски и не говорим, что не признаем правила мирового сообщества. Мы будем выполнять все международные обязательства, которые взяли на себя", — подчеркнул министр.

Он также отметил, что Кыргызстан имеет доказательства того, что последние соглашения с "Кумтором" были заключены с использованием коррупционных механизмов.

Ситуация с Кумтором

8 мая Октябрьский райсуд Бишкека постановил взыскать с "Кумтор голд компани" (КГК) в пользу государства свыше 3 миллиардов долларов за нарушение экологических норм. За день до этого Жогорку Кенеш принял в трех чтениях законопроект, позволяющий кабмину взять "Кумтор" под внешнее управление в случае нарушения экологических требований. 14 мая президент Садыр Жапаров подписал этот закон. Позже Октябрьский райсуд Бишкека постановил взыскать с "Кумтор голд компани" еще более 2 миллиардов сомов задолженности по страховым взносам.

Канадская компания Centerra Gold Inc. прокомментировала события в Кыргызстане, связанные с месторождением Кумтор.

11 мая правоохранительные органы сообщили, что руководители КГК, по предварительным данным, выехали из Кыргызстана. Накануне Жогорку Кенеш единогласно согласился с предложением госкомиссии по проверке деятельности компании "Кумтор" ввести внешнее управление на одноименном руднике.

0
Теги:
Инвестиции, Алмамбет Шыкмаматов, Кумтор, Кыргызстан
Темы:
Штраф "Кумтора" в $3 млрд
По теме
Что известно о компаниях США и Канады, нанятых для суда против Centerra
Кто возглавит "Кумтор" в случае введения внешнего управления