Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров (слева) и министр иностранных дел КНР Ван И во время встречи в Гуйлине.

Россия и Китай переходят от обороны к контратаке

В ближайшие месяцы возобновятся личные контакты Путина и Си. После долгого перерыва из-за COVID главам двух стран есть не только что обсудить, но и что сделать. На фоне американской неадекватности у них теперь еще больше ответственности и возможностей, пишет эксперт.

Россия и Китай все плотнее координируют свою политику, поэтому неудивительно, что начавшийся в понедельник визит Сергея Лаврова в Китай был явно приурочен к американо-китайским переговорам на Аляске, состоявшимся на прошлой неделе. Не потому, что российско-китайские отношения сконцентрированы только на Америке, — просто Пекин хотел заодно проинформировать Москву об итогах своих первых встреч с администрацией Байдена. Но получилось так, что к моменту приезда Лаврова в Гуйлинь именно американская тема стала для Москвы и Пекина ключевой, пишет колумнист РИА Новости.

Сначала Джо Байден прославился в истории дипломатии своим хамством в отношении Путина. В ответ на это Россия отозвала посла в Вашингтоне. А потом пресса внезапно стала свидетелем бурного начала американо-китайских переговоров в Анкоридже. Не короткой протокольной части, а первого часа встречи госсекретаря Блинкена и помощника президента США Салливана с членом Политбюро ЦК КПК Ян Цзечи и министром иностранных дел Ван И.

Произошел обмен беспрецедентно жесткими заявлениями, которые стали главной сенсацией двухдневных переговоров. И их не отменить формулировками из официальных сообщений по итогам встреч: стороны договорились "поддерживать диалог и контакты, развивать взаимовыгодное сотрудничество, предотвращать недопонимание и ошибочные суждения, избегать конфликтов и конфронтации" и выразили надежду на продолжение диалога на высоком уровне.

Потому что в самом начале встречи китайцы обвинили американцев в недружелюбных действиях: буквально накануне Вашингтон ввел санкции против высокопоставленных китайских политиков (в основном депутатов) за репрессии против Гонконга (то есть за реформу избирательного законодательства). А на самой встрече в Анкоридже Блинкен заявил о "глубокой озабоченности действиями Китая, в том числе в Синьцзяне, Гонконге, Тайване, кибератаками на США, экономическим давлением на американских союзников", причем с откровенно вызывающей формулировкой: "Каждое из этих действий угрожает основанному на законе порядку, позволяющему поддерживать мировую стабильность". Учитывая, что и Гонконг, и Синьцзян, и даже независимый, но юридически не признанный Тайвань считаются в Пекине внутренним делом Китая, американское давление не могло остаться без ответа.

Вот только несколько цитат из Ян Цзечи.

"В присутствии китайской стороны США не имеют права заявлять, что они собираются говорить с Китаем с позиции силы. И даже 20 или 30 лет назад американская сторона не имела права говорить такое, потому что с китайским народом так вести и улаживать дела нельзя. Если США хотят правильно взаимодействовать с китайской стороной, давайте следовать необходимым протоколам и поступать должным образом".

"Что касается некоторых региональных вопросов, то думаю, проблема в том, что США оказывают давление и распространяют влияние слишком далеко".

"...Сами Соединенные Штаты не являются выразителем международного общественного мнения, как и западный мир. Независимо от того, из чего исходить — из масштабов населения или мировых тенденций, западный мир не является выразителем глобального общественного мнения. Поэтому мы надеемся, что, говоря об общечеловеческих ценностях или о международном общественном мнении от имени Штатов, американская сторона подумает, чувствует ли она себя уверенной, говоря это, потому что США не являются представителем всего мира. Они представляют только правительство Соединенных Штатов!"

Кроме того, Ян обвинил американцев в том, что они "злоупотребляют постулатами национальной безопасности, препятствуя нормальным торговым отношениям, и подстрекают некоторые другие страны к нападкам на Китай", но Штатам не удастся "задушить Китай" и Пекин не станет мириться с безосновательными обвинениями со стороны США.

Семидесятилетний Ян входит в Политбюро ЦК КПК, возглавляя канцелярию Комиссии ЦК по иностранным делам, то есть является куратором внешней политики в китайском руководстве. А до 2013 года он был министром иностранных дел, пока его не сменил Ван И. То есть как раз на время министерства Ян Цзечи пришлись попытки администрации Обамы — Байдена выстроить "большую двойку", "Чимерику", альянс Китая и Америки, нацеленный на сохранение международной системы под руководством США, но с растущим участием Китая как младшего партнера. Пекин тогда совершенно обоснованно отверг это лукавое предложение-ловушку, хотя американцы были очень настойчивы и навязчивы. Даже на нынешних переговорах госсекретарь Блинкен вспоминал те годы.

"Я хорошо помню, когда президент Байден был вице-президентом и мы были в Китае, <…> и в то время вице-президент Байден сказал, что никогда не стоит идти против Америки, и это по-прежнему актуально и сегодня".

Не смейте идти против нас (то есть на самом деле против построенного нами миропорядка) — вам же будет хуже (подтекст — уничтожим). Это один из любимых аргументов американской геополитики, но сейчас он уже не работает. И то, что сами американские руководители не замечают, что их больше не боятся, и продолжают использовать этот "последний аргумент", лишь подтверждает то, насколько неадекватно они оценивают новый расклад сил в мире.

Поэтому слова Байдена о Путине невозможно списать только на проблемы со здоровьем — это лишь часть общей болезни американской элиты, точнее, ее глобалистски настроенной части (к которой не принадлежит, например, Дональд Трамп). Именно эта геополитическая неадекватность становится главным качеством американской политики, усугубляя и так растущие проблемы Штатов на мировой арене. Причем речь не только о том, что своим одновременным давлением на Москву и Пекин Вашингтон лишь укрепляет русско-китайское сотрудничество, то есть действует вопреки своим же интересам, — куда хуже для администрации Байдена то, что весь остальной мир видит столь неумелую игру. И делает простой вывод. Акела не просто промахнулся (это произошло еще в 2014-м, с попыткой изоляции России) — он растерян и ведет себя глупо.

Китайцы прекрасно это понимают, поэтому и ужесточают свои риторику и позицию. При всей их китаецентричности и существующих у некоторых опасениях насчет России (вдруг предаст, снова уйдет на Запад и ударит в спину — эти страхи разгоняют наши общие западные "друзья") они все больше понимают важность укрепления альянса двух стран. Уже мало просто стоять "спина к спине" — как характеризовали наши отношения в Пекине, а пора все активнее контратаковать.

Неудивительна поэтому благожелательная реакция Пекина на высказанное в интервью Лаврова китайским СМИ предложение "сформировать максимально широкую коалицию стран, которые будут принципиально противодействовать незаконной практике односторонних санкций". Лавров подчеркнул, что "параллельно нужно укреплять свою самостоятельность", в том числе противодействуя американской политике по ограничению возможностей развития России и Китая.

"Нам нужно снижать санкционные риски путем укрепления своей технологической самостоятельности, путем перехода к расчетам в национальных валютах и в мировых валютах, альтернативных доллару. Нужно отходить от использования контролируемых Западом международных платежных систем".

Россия и Китай готовы к новым шагам на пути к построению нового мира, потому что понимают, что ветер истории дует в их паруса. Как сказал Лавров, "жизнь заставляет нас выстраивать свою линию в экономическом и социальном развитии таким образом, чтобы не зависеть от тех "причуд", которые демонстрируют наши западные партнеры".

"Они продвигают свою идеологизированную повестку дня, нацеленную на сохранение своего доминирования за счет сдерживания развития других стран. Эта политика идет вразрез с объективной тенденцией и, как было принято говорить, находится "на неправильной стороне истории". Исторический процесс все равно возьмет свое".

В ближайшие месяцы возобновятся и личные контакты двух лидеров: по неофициальным данным, Путин и Си могут встретиться сначала в Китае, а потом и в России. После долгого перерыва из-за коронавируса — а последний раз они встречались почти полтора года назад, на саммите в Бразилии, — двум президентам есть не только что обсудить, но и что сделать. И уже не в области российско-китайских отношений — на фоне американской неадекватности у Путина и Си теперь еще больше ответственности и возможностей.

Теги:
санкции, противостояние, США, Китай, Россия
По теме
США обрушат на Россию невидимое возмездие
Ученица отвечает у доски на уроке в школе. Архивное фото

Унизив девочку, учительница не ожидала такой реакции класса бишкекчанка

Образ Гули возникает перед моими глазами всякий раз, когда я слышу расхожую фразу о том, что "дети жестоки по своей природе".

Гуля М-ва появилась в нашей "одной из самых сильных школ города" во втором классе. Благодаря ей я узнала много нового. Она была нечесаная, немытая, сопливая в любое время года и отстающая ("крайне, крайне слабая девочка"). Бабушка Гули была не дура выпить. (Старенькая бабушка пьет?! Бабушка должна быть чистенькой сказочницей, печь пироги и вязать внукам носки.) Папа Гули сидел. (Это вообще было что-то запредельное по тем временам. Папа — летчик/космонавт/капитан дальнего плавания — это понятно, хотя и враки. "Папа сидит" — нет). Про маму толком никто ничего не знал — то ли в дальнем плавании, то ли в космосе.

Гуля портила показатели успеваемости одной из самых сильных школ, настроение учителю и воздух в классе — от нее пахло… не знаю, затхлостью, что ли (тогда я, конечно, не знала этого слова): залежавшимися сырыми вещами, мышами, пылью, паутиной, чердаком… Милейшая Т. Н., когда Гуля, опустив голову, стояла у доски и мяла руками концы своего заношенного фартучка, медленно, но неотвратимо свирепела (а что, у советских учителей нервы тоже были не железные)…

— Пиши: 14 +7. Написала? Что это за семерка у тебя? Ну? Чего ты уставилась на доску? Сколько будет 14 + 7? Сколько?

Гуля, уткнувши мелок в семерку, шевелила губами, делая вид, что складывает цифры в уме.

— Ну-у-у? Ты будешь отвечать или нет?! Отвечай! Мел на место, давай сюда руки! Фу, какие грязные… Загибай пальцы вот так, по одному, и считай… ну! Вслух считай!

Гуля загибала пальцы и тихо считала:

— Один… два… три… пять...

— Громче! Четверку куда дела? Давай сначала!

— Один, два, три, пять…

— Четыре где, спрашиваю? Давай снова!

В таком темпе дотянули до десяти. Пальцы на руках закончились.

— Снимай ботинки! — Т. Н. бросила на пол альбомный лист.

Гуля покорно, без слез стала снимать обувь. Я сидела в первом ряду за третьей партой с краю. Под смешки одноклассников она долго развязывала узлы на шнурках. А я с ужасом представляла, что ей ведь придется снимать гамаши, колготки, носки... Ботинки она стянула с босых ног — под гамашами не было ни колготок, ни носков. Смеявшиеся ребята, увидев эту картину, притихли.

— Считай! Одиннадцать… Дальше? Наклоняйся и считай!

Наконец цель была достигнута — Гуля заплакала… И была помилована.

Дня через три после этого случая она появилась в классе с коричневой сеткой (до сих пор помню эти уродливые, но крепкие советские авоськи: всем было видно, что и сколько ты купил в магазине), набитой колготками, носками и банным мылом лимонного цвета — старшеклассницы насобирали "помощь" и утром перед уроками вручили Гуле. В сетке были еще расческа и капроновые банты для волос.

Гуля сидела за последней партой и на каждой перемене пересматривала это богатство. Пока ее не "засекли". Сетку отобрали, вернули старшеклассницам и пристыдили их: "Этой семье помогает государство!". Вызвали бабушку — она не пришла… Провели классный час на тему "в нашей школе нет нищих" (что-то в этом роде)… Из того, что говорила учительница, я запомнила немного. Она говорила, говорила, а я видела босые грязные ноги с давно не стриженными ногтями на белом альбомном листе…

Гуля продолжала портить показатели и настроение, ходить в школу нечесаной и немытой — до пятого или шестого класса, потому что государство "помогало" ей по-прежнему.

А мы, одноклассники, каждый день приносили Гуле кто чем был богат — печенье, яблоко, ириску, 5 копеек на пирожок с повидлом из школьного буфета. Она брала угощения как-то неловко, робко, не глядя в глаза. Вместо "спасибо" — легкий кивок головой. И я не помню, чтобы хоть один из нас каким-то образом напомнил Гуле о ее "позоре" у доски.

Потом они с бабушкой, к радости учителей, куда-то переехали — к каким-то дальним родственникам, кажется, в Казань.

А вспомнила я об этой истории, когда увидела по телевизору передачу, в которой рассказывали о старом добром фильме "Уроки французского". Ну, помните, шикарнейшая, считаю, экранизация распутинского произведения: молодая учительница Лидия Михайловна играет с учеником на деньги в "пристенок", специально проигрывая ему, чтобы тот на выигрыш мог купить себе молоко, а когда все раскрывается, педагога с позором выгоняют из школы...

Да, учителя бывают разными. Как и дети. Маленькие, практически не видевшие жизни второклашки в этой истории оказались куда человечнее опытного преподавателя. Как и старшеклассники, собравшие вещи для Гули. Мы проявили сострадание, а учитель — нет.

И сегодняшние мальчишки и девчонки так безжалостны к тем, кто одет беднее, соображает медленнее или имеет какой-то физический дефект, вовсе не потому, что они "жестоки по природе", а потому что они — наше отражение. Сострадание — поистине великий дар, может быть, лучший из тех, что родители могут дать детям. Воспитывайте в них милосердие ко всему живому, умение сопереживать несчастному, помогать слабому, протянуть руку упавшему, успокоить плачущего. Дети очень быстро растут. И какими людьми будет наполнен завтрашний мир, зависит только от нас.

Если вы хотите поделиться с читателями Sputnik своей историей, обязательно пишите на почту news@sputnik.kg с пометкой "Добрые рассказы".

Теги:
школа, доброта, рассказы, Кыргызстан
Темы:
Добрые истории кыргызстанцев
По теме
Как сосед пытался уберечь меня от бишкекского маньяка — добрая история
Как два бишкекчанина влипли в жуткую историю на казахской трассе — добрый рассказ
Финансист Бернард Мэдофф. Архивное фото

Коррупция властей остается безнаказанной

Американцы настолько привыкли к этому злу, что уже его и не воспринимают. Им кажется, что все это в порядке вещей — когда высокопоставленные взяточники десятилетиями откровенно их грабят, пишет эксперт.

Недавняя смерть в тюрьме видного махинатора Берни Мейдоффа напоминает об истинных масштабах коррупции в США. Его многолетняя афера не только разорила десятки тысяч людей, но и способствовала экономическому кризису 2008 года. Но строил свою пирамиду и грабил граждан Мейдофф не в одиночку. Ему активно помогали коррумпированные друзья из высших эшелонов власти, пишет колумнист РИА Новости.

"Криминальный талант", "волшебник лжи", "преступный интеллектуал" — как только не называли впоследствии Мейдоффа американские газеты. Однако на деле схема его мошенничества была очень проста.

Еще в 1970-е годы инвестбанкир стал предлагать своим клиентам совершенно неслыханные прибыли — до 48 процентов годовых. Берни Мейдофф был одним из создателей электронной биржи NASDAQ, крутился в высшем обществе Нью-Йорка, работал под крышей легендарного банка JPMorgan, был видным филантропом.

Президент США Джо Байден. Архивное фото
© REUTERS / Tom Brenner/File Photo
Клиенты клюнули на все это великолепие и понесли Мейдоффу свои денежки. Через фонд прошли сотни миллиардов долларов. Среди ВИП-клиентов банкира оказались богатейшие люди Америки и Европы, а также звезды уровня Стивена Спилберга и Джона Малковича. Параллельно Мейдофф окучил множество пенсионных и благотворительных фондов.

Идея была в том, что сведущий в новейших технологиях банкир сумеет так инвестировать накопления клиентов, что те действительно смогут получить огромные проценты. Однако Мейдофф ничего и никуда не инвестировал. Он просто выплачивал дивиденды старым клиентам из денег, которые приносили новые. Крупнейший в мире хедж-фонд Madoff Investment Securities был банальной пирамидой типа "МММ".

По идее, все это легко можно было пресечь в самом начале. В Соединенных Штатах существуют специальные регуляторы, отслеживающие подозрительные сделки на рынках. Прежде всего это Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC).

Однако никакие регуляторы хедж-фонд Мейдоффа не трогали десятилетиями.

"Мы такими делами не занимаемся", — ответило руководство нью-йоркского отделения SEC своей сотруднице Кейтлин Фьюри, когда та обратила его внимание на подозрительную активность Madoff Investment Securities.
Мейдофф наладил тесные связи со всем руководством SEC. В 2007 году он выдал свою племянницу замуж за одного из топ-менеджеров комиссии. А незадолго до этого его самого чуть не выбрали главой SEC.

Руководство банка JPMorgan годами закрывало глаза на то, что хедж-фонд Мейдоффа, работавший с ним, вообще не занимался никакими инвестициями. В 2014-м банк был вынужден выплатить 2,6 миллиарда долларов штрафа, официально признав, что потворствовал махинациям банкира.

Непотопляемость Мейдоффа объясняется просто: он дружил с самыми влиятельными людьми США. В роскошную квартиру Берни на Аппер-Ист-Сайд регулярно захаживали ведущие американские политики и, как он выражался, "вечно клянчили денег".

В 80-90-е Мейдофф взял на содержание элиту Демпартии. Среди получавших от него деньги были сенаторы Чак Шумер и Джефф Меркли, губернатор Нью-Джерси Джон Корзайн и будущая первая леди США Хиллари Клинтон.
О своих взаимовыгодных отношениях с политиками Мейдофф откровенно рассказывал журналистам. "Представительный такой парень, — вспоминал он Чака Шумера. — По два раза в год заходил ко мне (в офис. — Прим. ред.) просто сказать привет и забрать свои деньги".

"Он был невероятно умный", — рассказывал Мейдофф о конгрессмене Роне Уайдене. Политик по просьбе Берни добился сохранения на прежнем уровне брокерских комиссий — этот вопрос дебатировался в конгрессе США. "А потом мы дали Уайдену денег, — признавался Мейдофф в интервью. — Ну нет, не в уплату, а просто за то, что он потратил свое время, чтобы разобраться в этом вопросе".

Немудрено, что с такими влиятельными друзьями бизнес Мейдоффа процветал. Пирамида рухнула только в 2008 году. Мейдофф остался должен вкладчикам около 65 миллиардов долларов. Разорились десятки тысяч семей и целые пенсионные фонды. В 2009-м Мейдоффа приговорили к 150 годам тюрьмы. Что любопытно, из его семьи — а он вовлек в свои аферы всю родню — практически никто не пострадал. Не посадили никого из его сотрудников. За решетку попал только его брат Питер.

В любой цивилизованной стране мира к политикам — подельникам Мейдоффа — возникли бы вопросы у правоохранительных органов. Их затаскали бы по допросам, под микроскопом изучили бы их налоговые декларации. Тут же появились бы независимые журналисты и активисты, которые распиарили бы тему. С политической карьерой заподозренным гражданам пришлось бы проститься навсегда. А при вмешательстве американского посла дело могло закончиться Майданом.

Но в США, как гласит либеральный консенсус, "коррупции нет". Поэтому никому и в голову не пришло выяснять, сколько конкретно и за какие именно услуги получили от мошенника Чак Шумер или Хиллари Клинтон. Журналисты даже не пытались что-то расследовать. Правоохранительные органы назначили Берни единственным ответственным за все, и никаких вопросов от общественности не последовало.

Коррупционные схемы в Штатах продолжили процветать на самом высоком уровне. Просто называются они по-другому. Распилы и откаты позиционируются как "лоббирование". Это вполне респектабельная деятельность, ею, например, долго занимался нынешний госсекретарь США Энтони Блинкен. Пользуясь связями в правительстве, он устраивал госконтракты для фирм ВПК.

Торговля гостайной и разведданными называется "консультированием". Этим занимался советник президента Соединенных Штатов по нацбезопасности Джейк Салливан в лондонской фирме Macro Advisory Partners.

Банальные взятки выглядят как элегантные "гонорары". И никого не удивляет, что супруги Обама, например, получают по несколько сотен тысяч долларов за одну-единственную лекцию и десятки миллионов за одну книгу, написанную литературными неграми.

Самого слова "коррупция" — применительно к своим руководителям — дрессированные американские СМИ боятся как огня. Это понятие просто уничтожено в том информационном пузыре, в котором проживают американцы. "Коррумпированные режимы" — это где-то там, далеко, за океаном, но только не в Штатах.

Неудивительно, что в рейтинге "восприятия коррупции" США занимают комфортное 22-е место, а Россия обретается на 136-м. Это как раз и отражает ту реальность, что в России коррупция воспринимается как проблема. С ней борются, об этом говорят, это больная тема. Едва ли не каждую неделю мы наблюдаем, как очередного высокопоставленного взяточника препровождают под белы рученьки за решетку.

Американцы настолько привыкли к этому злу, что уже его и не воспринимают. Им кажется, что все это в порядке вещей — когда высокопоставленные взяточники десятилетиями откровенно их грабят. Дело Мейдоффа доказывает, что там за такие преступления не то что не сажают, они вообще не воспринимаются как преступления.

Американский режим "борется с коррупцией" во всех странах, кроме своей. Сколько уже неугодных правительств было снесено по всему свету из-за мифических "дворцов" и "золотых батонов". Причем сразу после падения "коррумпированного" режима падала и вся экономика, а подопытная страна погружалась в хаос и нищету.

С коррупцией вообще не так все просто. В капиталистической экономике она один из симптомов здоровой экономической активности. В России отлично знают, как это бывает. В конце концов, чуть не весь Санкт-Петербург выстроен на откатах Александру Даниловичу Меншикову. Показательно, что в преддефолтном 1997 году в рейтинге восприятия коррупции Россия была всего на 49-м месте. Параллельно росту своего богатства страна стремительно покатилась вниз в рейтинге.

Патриотическая общественность, регулярно разражающаяся кличем на тему "всех расстрелять, как в Китае", в упор не видит того очевидного обстоятельства, что, невзирая на все расстрелы и "срока огромные", число видных взяточников в КНР не уменьшается. Через казино Макао и банки Гонконга деньги продолжают утекать из страны в промышленных масштабах, превращаясь в канадские дома и манхэттенские пентхаусы китайских скоробогачей.

Однако когда экономика показывает рост около 18 процентов, как она сделала это только что, коррупция становится злом, с которым рядовые китайцы готовы — нет, не мириться, а вдумчиво и старательно бороться, примерно так же, как это происходит в России. Вот только на США в этой борьбе ориентироваться не стоит. Там все совсем запущено.

Теги:
власть, Джо Байден, коррупция, США
По теме
США с помощью санкций уничтожают свое главенство над миром
"Убойные списки Путина": Британия раскрыла свой "маневр" против России
Празднование Дня победы в Бишкеке. Архивное фото

В Бишкеке отменили праздничные гуляния на День города и 9 мая

(обновлено 15:28 20.04.2021)
Решение принято на фоне напряженной эпидемиологической ситуации с коронавирусом. Ранее было отменено празднование Нооруза 21 марта.

БИШКЕК, 20 апр — Sputnik. В Бишкеке отменены массовые мероприятия в честь Дня города (29 апреля) и Дня Победы (9 мая), сообщила пресс-служба мэрии столицы.

Такое решение принято из-за напряженной ситуации с коронавирусом. В Бишкеке с начала пандемии зафиксировано 32 тысячи 649 случаев инфицирования, в том числе 117 за прошедшие сутки.

В мэрии призывают соблюдать санитарные нормы и беречь здоровье.

Напомним, что 21 марта были отменены все праздничные мероприятия и гуляния в честь Нооруза.

Теги:
праздник, отмена, Мэрия города Бишкек, коронавирус, Бишкек
Темы:
Ситуация в Кыргызстане из-за коронавируса
По теме
Сколько дополнительных выходных будет у кыргызстанцев в мае