Сувенирная монета криптовалюты биткоин. Архивное фото

"Как у пташки крылья": сколько на самом деле стоит биткоин

(обновлено 17:49 29.03.2021)
Будучи вполне пригодным для разных специфических операций, биткоин гораздо хуже выполняет (или вовсе не выполняет) классические денежные функции. Препятствуют этому высокая волатильность и достаточная софистичность обращения, пишет эксперт.

Термин "криптовалюта" означает "денежный суррогат, использующий методы криптографии". Вроде бы ничего таинственного. Конкретная технология (и даже терминология) бывает хитра, но, в общем-то, не хитрее технологии иных предметных областей. Тем более новомодных, пишет колумнист РИА Новости.

Однако часто бывает так, что мы хотим соврать, а язык не дает. Биткоин был назван криптовалютой по вышеуказанной и довольно невинной словообразовательной модели, но сейчас появился еще другой, сначала не предвиденный смысловой оттенок. А именно: чрезвычайная волатильность, делающая его курсообразование совершенно таинственным.

Не будем даже поминать дела давно минувших дней, когда биткоин стоил 0,003 доллара (2010 год), но, впрочем, спустя год — уже один доллар, а в конце 2013-го — 1 000. Отнесем это на счет новизны изделия. При спекулятивном ценообразовании еще и не то бывает.

Однако прошло десять лет, актив вроде должен был устаканиться, но ничего подобного. В марте биткоин взлетал до 60 тысяч долларов, потом отскакивал, но предсказания на будущее были в духе "передайте Ильичу: нам десятка по плечу" — на лето уже прочат 100 тысяч долларов и отмечают, что, возможно, и это не предел.

Впрочем, предсказания таковы, что и назвать-то их предсказаниями довольно трудно. Когда эксперт по криптовалютам прочит биткоину курс от 35 тысяч до 100 тысяч долларов, это значит, что он понимает в его грядущей динамике столько же, сколько и дядя Вася с улицы. Конечно, все не предскажешь, но не бывает прогнозов, где стоимость тонны меди указывается от N до 3N. То же самое с какао-бобами, да и с традиционными валютами — если они, конечно, не поражены дикой инфляцией.

Курс марки к доллару в 1922–1923 годах был еще более интересен, но ведь нынешний доллар — в отличие от тогдашней рейхсмарки — не инфлирует столь безумно, и зарплату в США не выдают два раза в день. Может быть, дойдет и до этого, но пока зримых признаков нет. А биткоин ведет себя, как будто признаки есть, причем уже давно. То ли сбылись (хотя и как-то тайно) прогнозы, которые экономист М. Л. Хазин неустанно оглашает уже 15 лет, то ли дело не в долларе, евро, юане и даже не в рубле, а в таинственном биткоине, который пляшет трепака, как ему вздумается.

В принципе, с денежными суррогатами еще и не то бывает. Вспомним тюльпанную лихорадку в Голландии XVII века или — что нам ближе — билеты "МММ", акции "Хопер-Инвеста" и прочие криптоактивы "святых" 90-х. И даже нельзя сказать, что это была всеобщая обдираловка. Большинство из тех, кто играл в "МММ", прогорело, но были и те, кто сколотил на "мавродиках" приличное состояние, вовремя зафиксировав прибыль и выйдя из игры. Был и такой способ первоначального накопления. И отчего же под девизом "Наконец-то я в Хопре" не поиграть в криптовалюту? Особенно если нервы крепкие.

Опять же не забудем про деликатные негоции. Торговля запрещенными предметами, всякий даркнет ("темная сеть"), из совсем недавних примеров — криптодонаты для ФБК* имени А. А. Навального и Л. М. Волкова. Чем-то надо же и эти негоции обслуживать.

Но проблема в том, что, будучи вполне пригодным для разных специфических операций, биткоин гораздо хуже выполняет (или вовсе не выполняет) классические денежные функции: мера стоимости, средство обращения, средство платежа и средство накопления. Высокая волатильность и достаточная софистичность обращения (в отличие от нормальных денег, которые и дурак с легкостью может потратить) тому препятствуют.

В этом смысле показательно, как производятся экспертные оценки дел на криптовалютном фронте.

С одной стороны, кукушка хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку. Люди, живущие с этих негоций, много и хорошо рассуждают о возможностях и перспективах биткоина. Что и понятно: кто же будет подрывать собственное дело?

С другой стороны — люди, имеющие дело с большими натуральными деньгами (причем люди самые разные — от Билла Гейтса до А. Г. Силуанова), проявляют изрядный скепсис. Как заметил Гейтс в связи с криптовалютными начинаниями Илона Маска: "Я не испытываю оптимизма по поводу биткоина и считаю, что, если у вас меньше денег, чем у Илона, возможно, вам следует быть осторожными".

Что и понятно. Возможно, Билл Гейтс десять раз акула, а равно рептилоид, но Илон Маск — это просто гигачичваркин. Тот же неумеренный шум, то же надувание пузырей, только средств на несколько порядков больше. А так — то же самое лондонское сельпо "Гедонизм".

Сейчас гедонист решил поиграть на биткоине, отчего последний и попер вверх, но не все же готовы подражать Лене Голубкову. Бывают и люди более осмотрительные.

*Фонд борьбы с коррупцией включен Министерством юстиции России в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента.

Теги:
глобальная экономика, криптовалюта, биткоин
По теме
Биткоин в 2021 году может подорожать до $100 тыс — прогноз экспертов
Такси проезжает мимо фрески Статуи Свободы с маской на лице. Архивное фото

США с помощью санкций уничтожают свое главенство над миром

(обновлено 20:18 10.04.2021)
Санкции размывают как западное единство, так и в целом мировую систему с лидирующим положением США в ней. То, что еще десять лет назад было механизмом технологического торможения "стран-изгоев", ныне превратилось в инструмент стимулирования их развития, считает эксперт.

На Западе в деле антироссийских санкций все идет своим чередом: одни их разрабатывают и вводят, другие придумывают способы минимизировать ущерб для себя. Впрочем, в отдельных случаях роли даже совмещаются, то есть ограничения сначала вводятся, а потом их инициаторы начинают барахтаться в попытках выбраться из болота, которое сами себе организовали. Прямо сейчас подобную модель действий демонстрирует Zoom, пишет обозреватель РИА Новости.

Россия же использует календарно новые, но весьма однообразные по существу меры для собственной пользы: от национализации элит до повышения технологической автономности.

В данный момент Вашингтон определяется с кандидатурой спецпосланника, который возглавит переговоры о судьбе газопровода "Северный поток — 2".

По сведениям издания Politico, американский Минюст уже одобрил два очередных пакета санкций против строящегося трубопровода. В новых черных списках фигурирует швейцарская компания Nord Stream 2 AG, отвечающая за строительство и дальнейшую эксплуатацию газопровода, и ее руководитель Матиас Варниг.

Ожидается, что проект рестрикций будет представлен на утверждение конгресса в мае. Правда, это не точно, поскольку окончательное решение по новым мерам против трубопровода еще не принято. Очевидно, оно будет напрямую связано с ходом переговоров, эмиссара на которые и ищет сейчас Белый дом. А вестись они будут вовсе не с Россией, а с Европой.

Собственно, в этом и заключается главная проблема для администрации Байдена, на которую консолидированно давят в конгрессе представители обеих партий, требуя любой ценой остановить "Северный поток — 2": Берлин уперся намертво, защищая газопровод. А заявленное демократами восстановление отношений с Европой, серьезно подорванных Трампом, делает нежелательными для Белого дома жесткие конфронтационные шаги.

В результате Вашингтон надеется в переговорах смягчить непреклонность Западной Европы, защищающей стратегический для себя проект. А газопровод тем временем, как напоминают журналисты, достроен уже на 96 процентов.

Хотя есть санкционная тема, где у американцев дела обстоят немного благополучнее. Почти одновременно с инсайдом Politico Bloomberg сообщил о готовящихся новых мерах наказания России за вмешательство в выборы и хакерские атаки. Помимо пополнения очередных черных списков "людьми, близкими к президенту России Владимиру Путину", администрацией рассматривается возможность высылки "российских разведчиков в США под дипломатическим прикрытием".

Правда, и тут "побочные эффекты" для Вашингтона неизбежны. Как недавно отметил посол России в США Анатолий Антонов, Штаты развязали против отечественных дипломатов визовую войну, отчего обе миссии сталкиваются с трудностями и дефицитом персонала, в том числе технического. Вот только если сотрудники российского посольства "стойко переносят тяготы и лишения" службы, то американцы уже неоднократно жаловались на невыносимые условия, в которых им приходится теперь работать, что включает в себя чистку снега у здания посольства и смешивание дезинфицирующих растворов руками высокопоставленных дипломатов. Дело дошло до прекращения не по политическим, а чисто техническим причинам деятельности двух консульств — во Владивостоке и Екатеринбурге.

Ну а пока в Вашингтоне своим чередом идет бюрократический процесс, западный бизнес все чаще вынужден вертеться как уж на сковородке.

Прямо сейчас пройти между Сциллой и Харибдой пытается Zoom. Предоставляющая услуги видеоконференций и озолотившаяся на пандемии компания, пытаясь придерживаться актуальной повестки, запретила продавать доступ к сервису государственным учреждениям и госкомпаниям в России и СНГ.

Однако уже спустя несколько часов Zoom сделала попытку дать задний ход, заверив, что находится "в процессе развития подхода к рынку". Представитель компании уточнил, что "новые и уже существующие пользователи — как в государственном, так и в частном секторе — могут запрашивать приобретение аккаунтов Zoom через наш сайт напрямую", а не через дистрибьюторов.

Нервные метания компании можно понять: ее клиентами, приносящими в совокупности солидную прибыль, за прошлый год стало огромное множество связанных с российским государством учреждений, в частности вузы. Теперь они начали массово и экстренно уходить на альтернативные платформы. При этом на органы власти объявленное нововведение никак не повлияло, поскольку они и так не являлись пользователями сервиса.

В общем, инновация стала для Zoom чистым выстрелом себе в ногу, поскольку повлекла за собой массовый отток крупных коммерческих клиентов к конкурентам, не вызвав ни малейших неудобств для самого российского государства. А заодно Москве был преподнесен очередной внушительный аргумент в пользу необходимости перехода российских граждан и организаций на отечественные IT-разработки.

За последние годы тема санкций стала привычным и зачастую малоинтересным фоном как для разнообразных процессов внутри России, так и для международных отношений. Но в этой обыденности почти незамеченными остались принципиальные изменения, которые претерпела за прошедшее время сама природа данного феномена.

В глобализованном однополярном мире санкции действительно являлись инструментом укрепления существующей системы. Жить даже под самыми суровыми ограничениями было можно, что многие годы доказывали и Иран, и КНДР, вот только цена за это платилась немалая — и качеством жизни граждан, и потерями национальной экономики, и технологическим отставанием. Санкции тогда означали вычеркивание страны из современной развитой цивилизации с появлением на каждом шагу проблем, будь то трудности в реализации высокотехнологичных проектов из-за нужды в иностранных компетенциях или банальная невозможность расплатиться в магазине банковской картой из-за недоступности SWIFT и отсутствия национальной альтернативы.

Запущенный семь лет назад маховик антироссийских санкций ставил своей задачей оказать аналогичный эффект и на нашу страну. Но вместо этого процесс постепенно превратился в самоцель, а затем и вовсе стал способствовать прямо противоположному результату.

Санкции размывают как западное единство, так и в целом мировую систему с лидирующим положением США в ней. То, что еще десять лет назад было механизмом технологического торможения "стран-изгоев", ныне превратилось в инструмент стимулирования их развития.

Остается только предполагать причины, по которым Вашингтон продолжает разгонять ставший откровенно вредоносным для него процесс. Возможно, американский истеблишмент в своей зашоренности просто не видит истинное существо происходящего. А возможно, даже осознавая реальность, там уже просто не могут остановиться, несмотря на то, что их собственные действия быстро ведут к окончательному разрушению гегемонии Соединенных Штатов в мире.

Теги:
санкции, Россия, США
По теме
А ведь была "земля свободных". В США выясняют, как убили их общество
Контейнеровоз океанского класса FESCO Diomid. Архивное фото

Барьеры в свободной торговле между ЕАЭС и Индией как их преодолеть

На недавнем конгрессе "Россия — Индия — ЕАЭС" индийской стороне были представлены Стратегические направления развития евразийской экономической интеграции до 2025 года. Внимание акцентировали на переговорах о создании зоны свободной торговли.

О запуске на официальном уровне механизма создания ЗСТ было объявлено еще в 2017 году на Санкт-Петербургском экономическом форуме, а на финишную прямую планировалось выйти в конце 2019-го. Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) проявляет в этом вопросе неизменно активную позицию, но проект все еще находится на стадии переговоров, пишет обозреватель Sputnik.

Устранение тарифов

Подобное замедление выглядит тем более странным на фоне очевидной взаимной выгоды запуска ЗСТ. Еще в 2016 году совместная группа провела исследование о ее целесообразности. Специалисты пришли к выводу, что либерализация торгового режима приведет к заметному росту ВВП всех странах ЕАЭС и Индии уже в краткосрочной перспективе. Более того, при переходе на режим свободной торговли товарооборот может вырасти до 30-40 процентов от текущего уровня в зависимости от глубины тарифной либерализации.

Согласно наиболее оптимистичным прогнозам, благодаря ЗСТ товарооборот между ЕАЭС и Индией может увеличиться до 30 миллиардов долларов уже в течение ближайших пяти лет, что втрое превышает его нынешний объем. На Санкт-Петербургском экономическом форуме были озвучены данные о том, что суммарный прирост ВВП стран союза в результате заключения соглашения о зоне свободной торговли с Индией может составить 1,4 миллиарда долларов в краткосрочной перспективе и 2,7 миллиарда — в долгосрочной.

В ЕЭК считают, что устранение тарифов после вступления соглашения в силу будет способствовать увеличению экспорта сельскохозяйственной продукции из стран ЕАЭС в Индию. Это касается зерновых культур, растительных масел, овощей, напитков, включая минеральную воду. Речь также об экспортных поставках  удобрений, машин и оборудования, транспортных средств, некоторых видов турбореактивных двигателей, соли, изделий из стали, древесины, химикатов, резины, пластмассы.

Именно в 2017-м, когда было объявлено о намерении создать ЗСТ, произошел скачок уровня товарооборота между союзом и Индией на 22,9 процента, составив 10,8 миллиарда долларов. В прошлом году, осложненном пандемией коронавируса, этот показатель составил 11 миллиардов долларов. Прогнозные показатели свидетельствуют об огромном потенциале роста индийского рынка. Как считают специалисты, к 2050 году Индия войдет в тройку крупнейших экономик (наряду с Китаем и США), производящих половину мирового ВВП. А на днях стало известно, что крупнейшим торговым партнером Индии по итогам прошлого года стал Китай.

Окно возможностей

Как сказала в свое время "железная леди" индийской политики Индира Ганди, никто не предлагает вам возможности, их нужно вырвать и работать над ними, это требует настойчивости и мужества. И, похоже, Индии это удается. По данным Всемирного банка, в течение 1990-х годов в стране наблюдался средний темп роста в 5,8 процента, в 2000-м — 6,9 процента, а в 2010–2014 годах — 7,3 процента. В 2019-м размер экономики Индии достиг почти 3 триллионов долларов, однако пандемия замедлила темпы роста. В 2020 году ВВП страны снизился до уровня 2,592 триллиона долларов, при этом доля в мировом ВВП равнялась 3,28 процента, что позволило ей занять седьмое место в мире.

По данным индийского Министерства статистики и реализации программ, в первом квартале 2020-го ВВП снизился на 23,9 процента, что стало наихудшим показателем роста экономики страны с 1966 года (именно тогда Индия начала публиковать квартальные данные) и наихудшим показателем среди основных экономик Азии. Но уже в третьем квартале он продемонстрировал рост 0,4 процента, что дало экономистам основания повысить прогноз на следующий год. Центробанк Индии спрогнозировал рост ВВП в следующем году на уровне 10,5 процента, это немного отстает от прогноза МВФ, ожидающего, что рост экономики Индии составит 11,5 процента.

Индия планомерно стремится к тому, чтобы обогнать Китай по численности населения. Согласно данным UN Population Division, это произойдет к 2024–2025 годам и является одним из индикаторов того, что мировое экономическое лидерство тоже скорее всего не за горами — именно это утверждается в десятилетнем прогнозе банка Standard Chartered. Эксперты же Всемирного экономического форума считают, что через 10 лет Индия утроит номинальный ВВП, оставаясь третьей экономикой мира.

Что касается сотрудничества Индии с ЕАЭС, то, по оценке экспертов ЕЭК, товарные структуры внешней торговли обоих экономических субъектов в равной степени благоприятствуют взаимным экспортно-импортным операциям. Но есть и чувствительные отрасли. Например, Индия является крупнейшим мировым производителем мясомолочной продукции, от импорта которой страны ЕАЭС пытаются защитить свой рынок. Кроме того, Индия — одна из стран, которые применяют по отношению к продукции союза наибольшее количество ограничительных мер — 13.

По заветам Индиры Ганди

Почему так много ограничений и барьеров? Эксперт из Центра центрально-евразийских исследований Университета Мумбаи Шоаиб Хан поясняет: среди индийских политиков и промышленников все больше укрепляется мнение, что преференциальные торговые соглашения с другими странами принесли Индии мало ощутимой пользы и негативно повлияли на производство, которое правительство пытается стимулировать через инициативу Made in India.

По мнению эксперта, позиция индийского правительства базируется на том, что торговые соглашения не должны подрывать его усилия по наращиванию производства. Так, планируется поднять долю обрабатывающей промышленности в экономике с 16 до 25 процентов к 2022 году. Made in India — программа новой индустриализации страны, о старте которой премьер-министр Нарендра Моди заявил в сентябре 2017-го. Программа предусматривает создание преференциальных таможенных, налоговых, транспортных, кадровых условий для иностранных предприятий и предлагает взаимовыгодные возможности для совместного производства разнообразных товаров на территории Индии.

Иными словами, Индия намерена на своих условиях превратиться в огромную зону свободной торговли, которая привлекает инвесторов со всего мира без каких-либо дополнительных межстрановых соглашений. Поэтому для продолжения переговоров по ЗСТ с ней нужны стимулы не столько экономического, сколько геополитического характера, как это было во времена Индиры Ганди во взаимоотношениях с СССР. В данном смысле ведущие политики ЕАЭС, прежде всего российский президент Владимир Путин, должны проявить больше политической инициативы, ведь речь не только об огромном рынке сбыта, но и о геополитическом центре силы, который стремительно перерастает региональный масштаб и выходит на глобальный уровень.

Есть и барьеры сугубо внешнеэкономического порядка. Во-первых, как считает эксперт Сколковского института исследований развивающихся рынков Юрий Конфер, большие расстояния значительно удорожают взаимную торговлю между Индией и ЕАЭС. Поэтому важно инвестировать в транспортно-логистическую инфраструктуру между ними в рамках проекта международного транспортного коридора "Север — Юг" ("Пряный путь"). Во-вторых, в рамках переговоров о ЗСТ необходимо вести речь о снижении нетарифных барьеров (технические регламенты и стандарты, санитарно-фитосанитарные и ветеринарные меры, квоты, акцизы, лицензии и т. п.), которые тоже удорожают и усложняют взаимную торговлю. В-третьих, по мнению эксперта, сторонам следовало бы рассмотреть возможность заключения дополнительных соглашений о свободном перемещении капитала (о прямых иностранных инвестициях), свободной торговле услугами и свободном потоке цифровых данных.

В настоящее время ЕАЭС ведет переговоры о сотрудничестве более чем с десятком стран, ряд соглашений о ЗСТ уже действуют. Как сказала когда-то Индира Ганди, важно то, чего мы достигли, а не то, что мы собирались сделать. Подписание соглашения о ЗСТ с Индией станет прекрасной иллюстрацией этой мудрости.

Теги:
барьеры, торговля, зона свободной торговли, Индия, ЕАЭС
Темы:
Кыргызстан в ЕАЭС
По теме
Какой важный вывод из инцидента в Суэцком канале должны сделать в ЕАЭС