Атомная ударная подводная лодка класса Вирджиния в составе ВМС Соединенных Штатов SS Illinois. Архивное фото

"Нож в спину": бывшую великую державу обижают и США, и Россия

660
В этой статье речь о скандале с подлодками, которые Австралия должна была купить у Франции. Как пишет эксперт, Париж отодвинули в сторону, выстроив новую стратегию без него.

Франция очень недовольна — ее теснят по всем фронтам. Не успели в Париже возмутиться слухами о российском военном присутствии в Мали, как новый удар последовал с самой неожиданной стороны — от США.

Да, формально "удар в спину" нанесла Австралия, отказавшись от 60-миллиардного контракта на поставку подводных лодок, но все понимают, кто реальный инициатор произошедшего. Союзники Франции англосаксы — потому что именно США и Великобритания подписали с Австралией новое партнерство по безопасности и обороне, AUKUS, в результате которого американцы решили передать государству-континенту технологии строительства атомных подлодок. И французские кораблестроители остались без пятидесятилетнего заказа, пишет обозреватель РИА Новости.

Париж не скрывает своего негодования, но ничего не может сделать. Причем ни с Москвой, ни с Вашингтоном.

Когда французская пресса стала писать, что малийские власти практически готовы подписать соглашение о присутствии в стране около тысячи сотрудников российской ЧВК (в качестве инструкторов для подготовки местных военнослужащих), министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан был очень недоволен и даже заявил, что в этом случае французы выведут своих военных. Речь не о планируемом сокращении в рамках завершения операции "Бархан" (проходящей по всему Сахелю, то есть региону Западной Африки), о котором недавно объявил президент Макрон, — по нему через два года Франция планирует вдвое сократить свое военное присутствие в регионе. Нет, Ле Дриан намекал на полный уход французов из Мали в том случае, если там появятся русские: "Их присутствие в стране несовместимо с нашим присутствием. <...> Я говорю это для того, чтобы это было услышано".

Мягко говоря, странное заявление. И даже не потому, что Франция никуда просто так из Мали не уйдет (французская пресса пишет, что в прошлом месяце Макрон "объяснил Путину, что мы делаем, до сведения Путина было доведено, что мы выводить свои войска из Мали не собираемся"), а потому, что оно демонстрирует реальное отношение к суверенитету бывшей колонии. Разве Мали не имеет права самостоятельно решать вопросы своей безопасности? Тем более что тысяча вагнеровцев в любом случае не сравнится по своим возможностям и оснащению с французскими контингентами, действующими в регионе.

Да, Россия в последние годы активно расширяет свое присутствие в Африке, в том числе "французской": самым ярким примером стала Центрально-Африканская Республика, где работают наши военные инструкторы. Но их позвали туда законные власти — при том что Франция не раз устраивала военные интервенции в самые разные страны этого региона, далеко не всегда заморачиваясь оправданиями своего "права на вмешательство".

Почему же Париж так болезненно реагирует на русское присутствие? Потому что видит в русских конкурента, в том числе и в вопросе контроля над стратегическими ресурсами? Но в экономике африканских стран куда серьезнее России представлен Китай, большие интересы там у Турции и Японии, Индии и Южной Кореи, не говоря уже о США. Однако именно русские вызывают такое резкое неприятие Парижа. Ответ очень прост: Москва, кроме прочего, помогает африканским странам укреплять их армии, то есть делает их более независимыми от французов. А это абсолютно недопустимо — как бы ни заявляли в Париже об укреплении дееспособности африканских государств, Франция не собирается выпускать их из своих крепких объятий. Впрочем, настолько ли они крепкие?

При этом Россия готова — до определенного предела — считаться с интересами Франции в африканских делах, причем не только в Западной Африке, но и в той же Ливии. Конкурировать, соперничать — но уж точно не воевать в африканских пустынях и саваннах. Потому что Франция интересна нам в первую очередь как крупнейший европейский игрок, и именно вокруг европейских тем в первую очередь выстраиваются наши отношения. Мы не союзники, но объективные геополитические законы подталкивают нас к партнерству по очень многим вопросам.

Не вина Москвы, что у Парижа часто не хватает стратегического видения и воли использовать эти возможности. Его самостоятельность все-таки ограничена как союзническими обязательствами и в рамках атлантического пакта, и в ЕС, так и атлантическим мировоззрением большой части правящей элиты. Очень показательной была история с "Мистралями". Отказ от их продажи России показал всю степень зависимости Парижа от Вашингтона. Причем зависимости безответной, что хорошо проявилось в нынешней истории с подлодками для Австралии.

Австралию в Париже сейчас, конечно, ругают. "Это решение противоречит букве и духу сотрудничества между Францией и Австралией, основанного на отношениях политического доверия", — говорится в заявлении глав МИД и Минобороны. Но главные обвинения направлены против США и Великобритании: "Американский выбор, который приводит к отказу от такого европейского союзника и партнера, как Франция, от структурирующего партнерства с Австралией, в тот момент, когда мы сталкиваемся с беспрецедентными вызовами в регионе, <...> свидетельствует об отсутствии последовательности, о чем, констатируя это, Франция может сожалеть".

Министр обороны Флоранс Парли сказала, что теперь "ясно осознает, как Соединенные Штаты относятся к своим союзникам", а Ле Дриан назвал действия США "односторонним жестоким, непредсказуемым решением".

И это заявления чиновников, пресса же куда откровеннее. Figaro назвала произошедшее "новым Трафальгаром", то есть сравнила с разгромом наполеоновского флота Нельсоном. Libération пишет о пощечине Франции, которую "унизили и кинули" ее ближайшие союзники. Monde говорит о росте напряженности между Парижем и Лондоном и угрозе дипломатического кризиса между Парижем и Вашингтоном.

Как бы в ответ ни оправдывались американцы (и австралийцы), говоря о том, как они ценят Францию и нуждаются в союзе с ней, в Париже все понимают — им просто указали на их место в мире. Особенно обидно, что поводом для "удара в спину" стала забота о безопасности в Индо-Тихоокеанском регионе (так англосаксы называют свою стратегию по выстраиванию антикитайского фронта). Ведь Франция-то считает себя своей в этой части мира!

"Единственная европейская страна, присутствующая в Индо-Тихоокеанском регионе, с почти двумя миллионами своих граждан и более чем семью тысячами военнослужащих, Франция является надежным партнером, который будет продолжать выполнять свои обязательства, как всегда".

Действительно, у Франции есть несколько заморских департаментов и территорий в Тихом и Индийском океанах, а ее отодвинули в сторону, выстроив новую стратегию без ее учета. Но Париж, по сути, уже утерся: да, вы нас кинули, но мы по-прежнему союзники и обязуемся поддерживать "трансатлантическое партнерство в регионе". То есть экспансию атлантического проекта в Тихоокеанский регион, планы англосаксов по сдерживанию и противодействию Китаю — хотя для Франции эти чужие планы абсолютно невыгодны (даже если забыть о потерянных 60 миллиардах долларов).

И стоит ли после этого удивляться, что с тобой не считаются старшие товарищи по альянсу?

660
Теги:
США, Франция, Россия, Австралия, подлодка, контракты, предательство
По теме
Почему в США отложили полет на Луну
Месса в Церкви Святого Сердца в Париже, Франция. Архивное фото

Франция узнала о себе правду: ее элиты насиловали детей