Мужчины несут к машине скорой помощи женщину в лагере нелегальных мигрантов на белорусско-польской границе

Настоящая причина "атаки мигрантов"

825
Страдают одни, а блага получают совсем другие — на этом, похоже, весь мир строится. И правозащитный гуманизм европейцев — тоже, пишет колумнист.

И в 2015 году, и в нынешнем, когда спустя шесть лет поднялась новая волна переселения народов из Азии и Африки в Европу, политики ЕС оказались в двусмысленном положении, пишет обозреватель РИА Новости.

С одной стороны, своя рубашка ближе к телу, а в число обязанностей государства перед своими гражданами входит наряду с прочим и охрана границ. Не то чтобы они были наглухо закрыты перед мигрантами, но последнее слово — пускать в данном конкретном случае или не пускать — должно оставаться за властями. Если же власти оказываются бессильны перед мигрантским напором, тогда дееспособность такого государства оказывается под сомнением. Следовательно, в известных обстоятельствах страна должна защищать свои границы, в том числе силой.

С другой стороны, ЕС провозгласил защиту прав человека альфой и омегой своей политики, выгодно отличающей Европу от других стран. В частности, Европа объявлена прибежищем гонимых и бедствующих. Если такой великодушный принцип провозглашен, это прекрасно, но тогда впускать к себе хмурых, а равно веселых гостей есть обязанность европейских правительств. И не просто впускать, а содержать. "Мы справимся", как сказала в 2015-м Ангела Меркель.

Проблема в том, что сейчас, когда гости с юга стремятся из Беларуси проникнуть через Литву и Польшу в более богатые страны — "Я к вам пришел навеки поселиться, надеюсь я найти у вас приют", — такое простодушное стремление не встречает полного понимания. Но что же теперь? Взялся за гуж, не говори, что не дюж. Не надо было делать столь обширных обещаний и говорить про альфу и омегу.

Конечно, можно во всем обвинить Лукашенко, тем более что он имеет некоторое отношение к нынешним трудностям, но беда в том, что даже если бы белорусского президента вообще не существовало, тот закон природы, что вода дырочку найдет, никуда бы не делся. Не там, так сям.

А столь широкие обещания появились давно — как реакция на довольно постыдную для Европы (и не только Европы) историю эпохи между двумя мировыми войнами.

Как отмечает писатель-историк: "Во время войны и двух последующих десятилетий в ряде стран произошли государственные перевороты. Они заставили множество людей бежать с родины на чужбину. Таким образом возникла многонациональная эмиграция. Куда бы ни приходили эти хмурые гости, они были нежеланными. Земля и работа были поделены между нациями. Не было больше стран, где нуждались бы в пришлых способных людях. Напротив, везде косились на чужеземцев, которые хотели работы и хлеба. Им не разрешали работать, едва разрешали дышать. Изгнанникам трудно добиться подтверждения, что они были тем, чем они были. Во многих странах это служило желанным предлогом избавиться от них. Случалось, что людей, не имевших бумаг, жандармы ночью тайно перебрасывали через границу в соседнюю страну, а следующей ночью жандармы соседней страны так же тайно перебрасывали их обратно". Последняя фраза как будто из сегодняшней новостной ленты.

Но эмигрантская нищета — это еще полбеды. Гораздо хуже было то, что, когда речь шла не о куске хлеба на чужбине, а попросту о спасении жизни, демократические страны проявляли такое же безразличие к судьбе беглецов. Хрестоматийной стала история о "корабле обреченных" — лайнере "Сент-Луис", вышедшем 13 мая 1939 года из Гамбурга.

Корабль вез 900 немецких евреев с кубинскими визами. Как выяснилось, аннулированными к моменту прибытия в Гавану. Пассажиры взывали о помощи и к США, и к Канаде, но получили отказ, мотивированный тем, что хозяйственное положение обеих стран сложное, все иммиграционные квоты уже выбраны и помочь ничем не можем. Прибывший 27 мая в негостеприимную Гавану "Сент-Луис" 6 июня отправился в обратный путь. Лишь в последний момент еврейская организация "Джойнт" добилась, чтобы пассажирам "Сент-Луиса" было разрешено сойти на берег в других европейских странах: 287 человек согласилась принять Великобритания, 224 — Франция, 214 — Бельгия и 181 — Голландия.

В других случаях, не столь известных, такого разрешения не было — и беженцы предоставлялись судьбе. Была формулировка швейцарских инстанций: "Das Boot ist voll" — "лодка полна", т. е. страна не резиновая. И так действовали далеко не только швейцарцы. Еще летом 1938 года в курортном французском Эвиане прошла конференция демократических держав на тему, как быть с еврейскими беженцами из Третьего рейха, и позиция участников была единообразна. "Сочувствуем, но…". Парадоксальным образом страны никак не демократические — Испания, Португалия, Иран — порой проявляли гораздо большую снисходительность к трепету иудейских забот.

Конечно, безразличными державы были к судьбе не только евреев, но с другими беженцами все было по большей части келейно, здесь же пытались бить в набат — однако безрезультатно.

А дальше случилось обычное — наказание невиновных и награждение непричастных. То есть наказания — как виновных, так и невиновных — не было, но с награждением все получилось, как надо. По итогам трагической четверти века — 1919-1945 годы — благополучателями оказались экономические мигранты из стран третьего мира. Льготы, пособия, режим наибольшего благоприятствования, etc. В качестве компенсации за бесчеловечное отношение к беженцам межвоенной эпохи стало крайне чуткое и человечное отношение к людям, которым ничто не угрожает на родине, но на чужбине набор жизненных благ гораздо больше. К этому набору они отчасти и были допущены.

Это дело обычное. В статье 1918 года "Интеллигенция и революция" Блок писал: "Почему гадят в любезных сердцу барских усадьбах? Потому что там насиловали и пороли девок: не у того барина, так у соседа. Почему валят столетние парки? Потому что сто лет под их развесистыми липами и кленами господа показывали свою власть: тыкали в нос нищему — мошной, а дураку — образованностью".

Так ли греховны были баре давних времен — вопрос отдельный. Может быть, и греховны. Но компенсацию за страдания их жертв получил Полиграф Полиграфович Шариков, который сам от бар никак не страдал.

Страдают одни, а блага получают совсем другие — на этом, похоже, весь мир строится. И правозащитный гуманизм европейцев — тоже. Человеческое, слишком человеческое.

825
Теги:
мигранты, беженцы, Польша, Беларусь, граница
По теме
Как тысячи беженцев разбили лагерь на белорусско-польской границе — видео
"Россию раздербанили бы, если бы не Путин" — Лукашенко
Мужчина голосует на избирательном участке во время парламентских выборов в Кыргызстане.

Тихо отправить в бан о графе "против всех" и новой политической культуре