Президент США Джо Байден

США проиграли схватку за XXI век: "историки изучат этот момент"

323
Игру за гегемонию Соединенные Штаты уже проиграли. Теперь можно претендовать только на место одного из основных игроков в будущем миропорядке, считает эксперт.

Накануне выступления Владимира Путина в МИД (в котором президент как о само собой разумеющемся говорил о многополярном мире и о том, что очень важно, что закрепленные теперь в Конституции РФ ценности и идеалы не просто "определяют вектор развития суверенного, самостоятельного, миролюбивого российского государства, деятельного члена мирового сообщества", но и имеют проекцию на внешнюю политику) Джо Байден тоже высказался о взаимосвязи внутренней и внешней политики США, пишет обозреватель РИА Новости.

Причем сделал он это во время выступления на совершенно внутриполитическом мероприятии — представляя свою программу развития инфраструктуры США. Американский президент захотел подчеркнуть важность момента, его историческое значение для судеб не просто своей страны, но и всего мира.

"Я действительно считаю, что через 50 лет историки будут изучать этот момент — эти последние два года и следующие четыре-пять лет, и они будут решать, выиграла Америка или проиграла соревнование за XXI век в этот самый момент. Именно здесь мы сейчас находимся, — заявил Байден. — Кто еще, если не США, будет решать проблемы, стоящие перед международным сообществом? Нам не надо наносить ущерб другим странам, нам надо вернуться в игру. Потому что, кстати говоря, если мы не вернемся в игру, не сможем это сделать, кто еще будет бороться с кризисом на Ближнем Востоке, кто будет разбираться с израильско-палестинским вопросом? Кто будет решать все это?"

Мысль не нова, но совершенно не похожа на трамповскую "Сделать Америку снова великой". Потому что, в отличие от Трампа, Байден хочет восстановить внутриамериканскую мощь не для того, чтобы вернуть стране и народу уверенность в себе, а чтобы оказывать решающее влияние на мировые дела. Говоря о соревновании за XXI век, он именно это имеет в виду: вернуть, сохранить, удержать ситуацию, при которой Соединенные Штаты определяли глобальные правила игры. Байден не говорит об американской гегемонии, но все понимают, что речь идет именно о ней.

Американцам не нужен многополярный мир, они хотят оставить все как есть (точнее — как было в очень короткий исторический период). Это абсолютно невозможно, но глобалистски настроенная часть американской элиты перестала чувствовать дух времени, неспособна отказаться от идеи собственного превосходства и права на руководство миром. Отсюда и убежденность в том, что только США способны решать мировые проблемы, и попытка убедить в этом остальных.

"Если не мы, то кто же?" Показателен пример с Ближним Востоком, который привел Байден, не понимая, что демонстрирует прямо противоположное. После краха СССР американцы натворили в этом регионе такое, что затмило все местные конфликты эпохи холодной войны. Вторжения в Ирак и Афганистан привели к разрушительным последствиям для большей части региона. Например, война в Сирии не была бы столь масштабной и кровопролитной без ИГИЛ*, а оно образовалось в результате развала американцами Ирака. А ведь были еще и игры на "арабской весне", и вторжение в Ливию.

То есть американцы наломали на Большом Ближнем Востоке столько дров, что лишь слепой не видит: США — это не решение проблемы, это ее часть, а нередко и причина.

Столь же смешон пример Байдена с израильско-палестинским вопросом — им мир занимается практически всю жизнь американского президента (а он сам — всю свою политическую жизнь). Штаты со своей откровенно произраильской позицией внесли огромный вклад в нерешение проблемы. Отношение самих арабов (и мусульман в целом) к американскому "разбирательству с урегулированием" наглядно характеризуют как убийство кандидата в президенты Роберта Кеннеди в 1968 году (хотя есть сильные подозрения, что палестинца Серхана Серхана просто использовали в борьбе за власть в США), так и теракты 11 сентября 2001-го. Но дело даже не в терактах — ненависть к Соединенным Штатам в исламском мире достигает колоссальных масштабов, и абсолютное большинство мусульман убеждены, что именно американцы являются главным препятствием на пути урегулирования палестинского вопроса.

Поэтому на вопрос Байдена, кто же, если не Америка, будет заниматься решением мировых кризисов, есть очень простой ответ. Кто угодно, только не Америка, потому что очень часто она их и создает. Корейская ядерная проблема? А разве Пхеньян обзавелся ядерным оружием — после распада СССР — не для того, чтобы гарантировать суверенитет своей страны, возле границ которой расположены американские базы? Иранская ядерная программа? А кто давил на Иран санкциями и разрабатывал планы вторжения туда? И это только пара примеров, а их десятки и сотни.

То есть мир с удовольствием избавится от американской "помощи" в решении проблем. Не все из них удастся решить, но многие станут менее опасными, а некоторые и вовсе исчезнут.

В одном Байден прав — когда говорит о том, что сейчас решающие годы. Впрочем, он немного сдвигает их, упирая на то, что именно в 2020–2026 годах решается, вернутся ли США в игру, чтобы выиграть соревнование за XXI век. Сейчас не начало этого решающего момента, а его завершение. Он начался больше десяти лет назад, когда Байден был вице-президентом, а закончился его избранием президентом. Все уже произошло: Америка проиграла игру.

Но не из-за Трампа, который хотел не увести ее с глобальной арены, а отказаться от роли орудия глобалистской элиты, сосредоточиться на решении внутренних проблем, — а из-за той части американской элиты, к которой принадлежит Байден. Именно она упустила момент, когда Штаты надорвались, а англосаксонская глобализация провалилась. Звонок прозвенел в 2008 году, и после этого нужно было срочно менять американскую стратегию, самим возглавить переход к многополярному миру.

Однако это можно было сделать только в том случае, если руководствоваться национальными интересами. А "вашингтонское болото" не захотело (или уже не смогло) отделить глобалистские интересы от государственных. Именно тогда США и проиграли битву за XXI век, если понимать под этим сохранение американской гегемонии. Но у них был шанс включиться в другую игру, сесть за стол с ее участниками и в итоге сохраниться как один из центров силы в текущем столетии.

Вместо этого они стали поднимать ставки в уже проигранной игре, продолжая выстраивать стратегию глобального доминирования, вступили в открытую конфронтацию сначала с Россией, а затем и с Китаем. Потом еще убрали Трампа, пытавшегося вернуть Соединенным Штатам внешнюю политику, исходящую из национальных интересов.

Так что игра за гегемонию уже проиграна — теперь можно претендовать только на место одного из основных игроков в формируемом будущем миропорядке. Но Вашингтон все еще не торопится принять участие в общей игре, настаивая на том, что все должны вернуться за его стол, в его казино, соблюдать его правила. Упорствуя в этом и одновременно не будучи способными решить внутренние проблемы, американские элиты ставят под вопрос уже не просто место США в XXI веке, а будущее собственного государства как такового. И через 50 лет историков будет волновать именно этот вопрос: каким образом в погоне за потерянным глобальным господством "вашингтонское болото" умудрилось проспать развал своей страны?

Впрочем, при сохранении власти "коллективного Байдена" на все 20-е годы этот вопрос можно будет задать гораздо раньше, чем через полвека.

* Террористическая организация, запрещенная в Кыргызстане, России и других странах. 

323
Теги:
США, Россия, Китай, противостояние, игра, миропорядок
По теме
США: этот Байден испортился, но заменить вообще некем
Тысяча сомовые купюры. Архивное фото

Зачем нужен пассивный доход в Кыргызстане простое объяснение