Девочка качается на качелях. Архивное фото

Почему кыргызстанцы так плохо живут мысли инженера после митингов

3148
(обновлено 21:29 24.10.2020)
Наш редактор-обозреватель поразмышлял над причинами невысокого достатка кыргызстанцев, но не с точки зрения экономики, а просто сопоставив энергетические показатели. Что у него получилось, читайте в материале.  

Читаю в соцсетях и слушаю на улице разные мнения о последних событиях в республике. Одни впали в уныние, другие философски посылают все куда подальше, а третьи хоть и радуются победе (по сути, пирровой), пыжатся, но в ответ на вопрос, как пережить зиму после этого бардака, стекленеют и пытаются заразить искусственным оптимизмом.

Я решил написать серию статей, в которых попытаюсь дать ответ на извечные вопросы: почему, что делать и кто виноват? Но так как я не политик, а простой журналист с техническим образованием, то буду рассказывать о своем видении проблемы и способах их решения. Думаю, помидорами вы меня не закидаете, а если будете не согласны, напомню, что только в споре рождается истина.

В первой статье попытаюсь ответить на вопрос, почему мы так плохо живем. Нет, я не собираюсь разбираться в политических перипетиях и винить кого-либо. Мой ответ основан на цифрах и обычной логике инженера.

На что хватило бы 450 млн, которые уйдут на восстановление "Белого дома"

Итак, для начала разберемся с постулатом, который, надеюсь, никто оспаривать не будет. Жизнь — это движение, а хорошая жизнь — это много движений, которые, как известно, требуют жизненной энергии. Именно для этого мы с вами заботимся о хлебе насущном, чтобы тело наше было активно, а дух преисполнен радости. Страна (государство) тот же организм и так же требует энергии. И не важно какой — электрической, тепловой, атомной или даже энергии мысли (без нее никуда). Важны ее наличие, а также уровень выработки и потребления. 

Теперь перейдем к фактам (почему-то стало смешно). Энергия измеряется в единицах условного топлива — toe — тонна нефтяного эквивалента. По данным за 2019-й Статистического ежегодника энергии, всего в мире производится порядка 15 тысяч mtoe (1 mtoe равен миллиону тонн в нефтяном эквиваленте).

Самыми крупными производителями и потребителями энергии в мире являются всего две страны — США и Китай. Америка производит 2,303 mtoe, а потребляет 2,213 и почти не продает условную энергию, а значит, и потенциала для развития производства у нее маловато. Не поэтому ли США так рьяно борются за энергоресурсы? 

Китай производит 2,684, а потребляет 3,284. Налицо перекос в производстве и потреблении, так как КНР активно развивается и энергия нужна для расширения производства. Но недостаток энергии Китай восполняет за счет покупки энергоресурсов у других стран, в том числе у России.

Россия стоит на третьем месте по производству энергии (1,506 mtoe), а потребляет всего-то 779, то есть почти половину выработанной энергии она продает. Отсюда вывод — у этой страны очень высокий потенциал для развития производства, достаточно лишь уменьшить экспорт условной энергии. По потреблению РФ стоит лишь на четвертом месте — после Индии, которая потребляет много (913 mtoe) в силу большого количества населения.

Как сменилась власть в Кыргызстане — хронология событий

Теперь давайте разберемся, кто сколько ест (потребляет) энергии в расчете на одного человека в год. В США живут 329 миллионов человек, а потребляют они 2,213 mtoe, то есть простой расчет показывает, что один американец потребляет 6,72 тонны условной энергии. В Китае проживают 1 миллиард 404 миллиона человек, на одного китайца приходится всего 2,33 тонны нефтяного эквивалента. Чувствуете разницу? Американцы "съедают" в три раза больше китайцев, кстати, в Индии этот показатель равен каким-то 0,68 toe на одного человека в год, а в России он очень высокий — 5,2 toe. Глядя на эти цифры, становится ясно, кто из стран является лидером в экономике, ведь тут работает простое правило — тот, кто много ест, тот здоровее и сильнее, а еще умнее и красивее. 

Теперь вернемся в Кыргызстан. В России и странах СНГ энергия измеряется в тоннах условного топлива — 1 тонна равна 0,7 toe. По данным Нацстаткома КР, в 2018 году объем топливно-энергетических ресурсов республики составлял около 18 миллионов тонн условного топлива, что равняется 12 миллионам 600 тысячам toe.  Простой расчет, и мы выясняем, что один кыргызстанец потребляет всего 1,92 toe. Это больше, чем в Индии, но меньше, чем в Китае.

Теперь очевидно, почему мы так плохо живем, — нам просто не хватает энергии для сытной жизни и активного развития страны. Кто–то скажет, что мы вырабатываем много электроэнергии, но, по данным статистики, доля гидроэнергии у нас составляет всего 4 миллиона 933 тысячи тонн условного топлива. А 80 процентов других типов энергоносителей (нефть, газ и уголь) мы импортируем.

Жапаров объяснил противоправные действия местных жителей против инвесторов

По данным Национального статистического комитета КР, в 2019 году республика выработала 15 миллиардов 115 миллионов киловатт-часов, из которых 2 миллиарда 337,6 миллиона считаются потерями. То есть фактически мы потребляем порядка 12,7 миллиарда киловатт.

При этом электроэнергию мы практически не продаем, а цифры потребления с каждым годом растут, хотя выработки, к сожалению, нет. Население потребляет порядка 60 процентов электроэнергии, а бизнес-структуры и бюджетные учреждения — 40 процентов. То есть сколько мы производим энергии, столько же и расходуем, и резерва у нас практически нет. А с учетом того, что наступил период маловодья, картина вообще становится не очень приятной. Не зря ученые бьют тревогу по поводу предстоящего энергокризиса в Кыргызстане.

Отсюда вывод: раз у нас нет нефти и газа, то для развития страны мы должны наращивать генерацию электричества. А это уже тема следующей статьи, в которой я расскажу, что можно сделать, чтобы добиться хорошей выработки жизненно необходимой нам энергии (читай — благосостояния кыргызстанцев).

3148
Теги:
Кыргызстан, потребление, энергия, кризис
По теме
Правительству предложили "пойти на поклон к Китаю", что ответил вице-премьер
Уроженка Эстонии живущая в Бишкеке Ребекка Хан

Переехала в Кыргызстан из Эстонии и не жалею! Иностранка о жизни в Бишкеке

4686
(обновлено 00:24 29.11.2020)
Несколько лет назад Ребекка Хан бросила хорошую работу в Эстонии и приехала к любимому в Бишкек. Читателям Sputnik иностранка рассказала, что ей больше всего понравилось в Кыргызстане и что разочаровало.

Ребекка призналась, что отношения с молодым человеком, ради которого она прилетела сюда, уже закончились. Однако девушка не планирует уезжать из Кыргызстана. Она открыла производство одежды, которую будет продавать в Европе.

— Расскажите, как вы приехали из Эстонии.

— В конце 2015 года я познакомилась с молодым человеком из Кыргызстана. Он приехал в Таллин по работе, мы быстро сблизились, можно сказать, что я влюбилась. В 2016-м прилетела к нему в гости. Бишкек ничуть не хуже тех городов, в которых я бывала раньше. Меня покорили простота и радушие местных жителей, а также низкие цены на продукты. Среднестатистический европеец может позволить себе здесь 33 удовольствия.

Я прилетела на три недели, взяв с собой 11 пар обуви, и почти все на каблуках. Думала, что мой спутник будет водить меня по ресторанам. Но мне пригодились только кроссовки, потому что мы все время ездили в горы. Кстати, они здесь невероятные!

Уроженка Эстонии живущая в Бишкеке Ребекка Хан во время интервью журналисту Sputnik Кыргызстан
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Ребекка Хан: Я прилетела в Кыргызстан на три недели, взяв с собой 11 пар обуви, и почти все на каблуках. Думала, что мой спутник будет водить меня по ресторанам. Но мне пригодились только кроссовки, потому что мы все время ездили в горы. Кстати, они здесь невероятные!

Скажу честно, я не думала, что проведу в Кыргызстане так много времени. Ситуация напрямую зависела от молодого человека, по определенным причинам нам не удалось уехать за границу. Потом мы разорвали отношения, но я поняла, что хочу пожить здесь.

Меня часто спрашивают, что я тут делаю, когда могу спокойно путешествовать по Европе. Большинство граждан постсоветских стран считают, что за границей жить лучше. Безусловно, какие-то моменты комфортнее, но в целом жизнь везде одинакова. Я люблю свою родину, но и там, выезжая за пределы большого города, вижу такие же бедные деревеньки, как в Кыргызстане или любой другой стране.

— Что вас удивило после переезда сюда?

— Я заметила у жителей Азии одну характерную черту: они любят занимать деньги. Речь не о кредитах, которые оформляются официально. В некоторых магазинах и кафе можно закупиться или поесть в долг, здесь это нормально. В Эстонии, как и в других европейских странах, такого не бывает, там вообще не принято давать и брать в долг.

— Были моменты, которые разочаровали?

— Меня разочаровало то, как начальники ведут себя с подчиненными. Я с такими не работала, но знаю, что пренебрежительное отношение к младшему по должности считается нормальным. Особенно на государственной службе. Многие мои знакомые работают в госструктурах, и у меня волосы на голове шевелятся, когда я узнаю, как ведут себя их боссы.

У нас так не принято. Например, я работала в правительстве Эстонии и в мэрии Таллина. Мы могли спокойно пошутить с шефами, выпить кофе или поболтать о выходных.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Rebekka Han (@rkrutikova)

— Почему вы все-таки решили остаться в Кыргызстане, несмотря на то, что с молодым человеком у вас "не срослось"?

— Я считаю, что успех и счастье не зависят от того, в какой стране ты живешь. И то, что наши пути разошлись, не ставит крест на моей жизни в Кыргызстане. Здесь у меня есть друзья, единомышленники, мне удалось выстроить бизнес. Я реально считаю, что ваша республика — отличное место для жизни и саморазвития.

Безусловно, я могу уехать домой, но не хочу, мне тут нравится. Сложилась забавная ситуация: парень из Бишкека, с которым у меня были отношения, сейчас собирается в Европу, а я, наоборот, планирую пожить в Кыргызстане.

Уроженка Эстонии живущая в Бишкеке Ребекка Хан во время интервью журналисту Sputnik Кыргызстан
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Ребекка Хан: Я считаю, что успех и счастье не зависят от того, в какой стране ты живешь. И то, что наши пути разошлись, не ставит крест на моей жизни в Кыргызстане. Здесь у меня есть друзья, единомышленники, мне удалось выстроить бизнес. Я реально считаю, что ваша республика — отличное место для жизни и саморазвития.

— В социальных сетях вы рассказали, что похудели на 50 килограммов. Как вам это удалось?

— Да, я весила 122 килограмма и смогла похудеть до 68. Проблемы с весом были у меня с детства. Мама старалась контролировать мое питание, покупала дорогие программы похудения, но любовь к еде была сильнее меня. Я ела много, часто и, конечно, вредную пищу. Причем серьезных проблем из-за веса у меня никогда не было. Я нравилась мужчинам, носила короткие юбки...

Не знаю, что именно произошло со мной, когда познакомилась с бишкекчанином, но появилась мотивация сбросить столько килограммов, чтобы этот парень сказал: "Вау, Ребекка, ты отлично выглядишь!". Начала с малого: просто гуляла по Таллину, много и часто, изменила рацион, пила больше воды. Секретного способа похудения нет, спорт и питание — главный залог успеха. А еще нужна мотивация, чтобы во время нескончаемой работы над собой не поехала крыша. Мне помогло только это.

— Расскажите, чем похожи и чем отличаются мужчины-азиаты и европейцы.

— Многие местные мужчины до 30-40 лет живут с родителями. Потом они женятся и продолжают жить с родителями. Для меня это было небольшим шоком, потому что я с 17 лет живу отдельно. С тех пор не брала у мамы и папы ни копейки, сама оплачивала квартиру и путешествия.

Здесь бытует мнение, что европейские мужчины не платят за женщин в кафе, а съемное жилье оплачивают по принципу "50 на 50". Возможно, так бывает, но это не закономерность. Правила этикета одинаковы в любой стране: кто приглашает, тот и платит. Я иногда была бы рада заплатить за себя, но мои европейские друзья не позволяли — считали это неприличным. То же самое касается друзей из Кыргызстана.

Уроженка Эстонии живущая в Бишкеке Ребекка Хан
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Ребекка Хан: Кыргызстан — это страна демократичных цен, добрых людей и больших возможностей, во всяком случае, для меня. Здесь есть все, чтобы жить хорошо. Многим, чтобы понять это, надо пожить в другой стране.

Отличие в том, что иностранные мужчины не придают большого значения внешности, у них нет сумасшедшего культа красоты. Мужчины из Азии любят красиво ухаживать и засыпают девушку комплиментами. Но есть у них одна черта, которую я на дух не переношу: они любят сигналить, свистеть или вообще что-то кричать вслед. Первое время я постоянно оборачивалась — думала, меня увидел кто-то из знакомых. Потом поняла, что это своеобразный способ показать девушке, что ею заинтересовались.

— А что вы можете сказать об азиатских женщинах, в чем их отличие от европеек?

— Местных девушек отличают терпение и упорство. Так же, как и мужчины, они предпочитают жить с родителями. Когда выходят замуж, живут с родителями супруга. Многие женщины в возрасте считают возможным нарушать личные границы других людей. Когда я была полнее, одна знакомая во время обеда сказала, что мне нужно еще похудеть, иначе рожать будет трудно… В Европе так не принято. Там никто не укажет на твои внешние недостатки, не будет лезть с советами, о которых не просили.

— Многие кыргызстанцы жалуются на невозможность найти хорошую работу. Вы прожили здесь несколько лет и, насколько я знаю, все время работали. Сложно ли было трудоустроиться иностранке в Бишкеке?

— Полгода после переезда мне обещали помочь с поиском работы. У меня тогда были накопления, и я просто наслаждалась жизнью. Когда деньги закончились, нашла работу меньше чем за полдня. Устроилась в крупную компанию помощником генерального директора, по факту была универсальным офис-менеджером. Месяц назад я уволилась, так как у нас сменилось руководство.

Сейчас ушла в бизнес: мы начали шить спортивные костюмы для Европы. При самых минимальных затратах в Эстонии сшить костюм стоит дороже, чем изготовить его в Бишкеке и отправить туда. Кроме того, мы с подругой стали продавать шубы и корейскую косметику — для европейского рынка. В общем, Кыргызстан — это страна демократичных цен, добрых людей и больших возможностей, во всяком случае, для меня. Здесь есть все, чтобы жить хорошо. Многим, чтобы понять это, надо пожить в другой стране.

4686
Теги:
интервью, похудение, туризм, Иностранцы, Кыргызстан
Темы:
Откровенные рассказы иностранцев о Кыргызстане
По теме
Мне некомфортно носить тут короткие шорты — откровения алтайки о Бишкеке
Люди оборачиваются, увидев меня на улице, — бразильянка, приехавшая в Бишкек
Флаг Кыргызстана и России. Архивное фото

Мнение кыргызстанца о спекуляциях на тему русского языка

1943
(обновлено 19:02 27.11.2020)
Родной язык требует бережного отношения, а радикальные выкрики дают лишь негативный осадок, в этом случае пользы для него не будет. О спорах вокруг русского языка и судьбе кыргызского размышляет наш редактор-обозреватель.

Член Конституционного совещания Садирдин Торалиев предложил лишить русский язык статуса официального. По мнению общественного деятеля, молодежь в Кыргызстане перестала разговаривать на родном языке. Он сам назвал свое предложение радикальным, но отметил, что ни у каких языков, кроме кыргызского, не должно быть особого статуса в стране, а их развитие будет регулироваться другими законами.

В аппарате президента заявили, что эту инициативу следует воспринимать только как мнение конкретного человека, и подчеркнули, что такие предложения даже не рассматриваются. На следующий день стало известно, что Конституционное совещание идею отклонило.

Разговоры о необходимости снизить влияние русского языка периодически поднимаются в инфополе Кыргызстана со времен обретения независимости. Такие заявления часто совпадают с выборами, и нынешняя ситуация — не исключение: в следующем году гражданам предстоит выбирать главу государства, парламент и даже менять Конституцию.

Споры о статусе русского языка используются как повод отвлечь внимание от серьезных проблем в экономике, политических интриг и бог знает чего еще. Политики умело пользуются этим и разыгрывают карту лояльности. И если раньше такие предложения звучали более-менее оправданно (в советское время только половина населения говорила по-кыргызски), то сегодня они вбрасываются искусственно, чтобы на их фоне некоторые деятели заработали политические очки.

Вообще, наш истеблишмент привык считать, что, если политика поддерживает Москва, значит, он имеет вес. При этом "элите" словно невдомек, что Кремль давно сменил политику "старшего брата" на равноценное партнерство и не хочет иметь дела с теми, кто играет краплеными картами. Совсем недавно мы убедились в этом еще раз — вспомните ситуацию в Армении и Беларуси. Так называемая политика многовекторности хороша лишь до тех пор, пока не запахнет жареным. А по сути это не что иное, как лавирование из стороны в сторону: кто даст конфеток, тот и самый красивый (как в мультике про девочку с леденцом). Но эта детская психология сегодня не работает — мир стал прагматичным и требует реальных действий, а не сладких песнопений.

Кыргызстан за 30-летний период суверенности не раз демонстрировал чудеса маневрирования, это стало чуть ли не приоритетом внешней политики: мы хотели дружить со всеми, получать бонусы, но ничего не делать. Только капитализм, господа, намного жестче, чем "кровавый" советский режим. Тут за каждый вложенный доллар потребуют вернуть десять, и не дай бог не расплатишься — съедят и фамилию не спросят.

Еще Аскар Акаев умело использовал интересы мировых игроков, чтобы получить определенные политические коврижки. Его открытость миру была почти беспредельной: хотите демократию — пожалуйста, Кумтор вам понравился — берите, не стесняйтесь, желаете открыть у нас авиабазу — милости просим. Курманбек Бакиев — еще один мастер восточной политики — красиво говорил, но не торопился выполнять обещания. Только на одной базе Ганси ему удавалось "играть" почти пять лет. Президент переходного периода дала Вашингтону надежду, но Алмазбек Атамбаев вывел американцев и включил другой вектор, лавируя между интересами Турции и арабских стран. Следующий президент часто ездил в Москву, однако его политика была какой-то вялой, неуверенной.

Создание образа внешнего врага — часто используемый способ переключить внимание населения: вот он, держите, ату его, ату! И сразу внутренние проблемы отходят на второй план. В качестве такого врага нам использовать некого, вот и разыгрывается языковая карта. Но если вспомнить историю, с середины XIX века кыргызы находятся в тесной связи с русским языком — именно тогда наши предки приняли стратегическое решение присоединиться к России. С тех пор на кыргызской земле звучит русская речь, и, думаю, от этого мы только выиграли, обретя безопасность и благополучие. Напомню, что именно с целью защиты кыргызского народа наши правители предложили дружбу Екатерине II. Потом республика добровольно вошла в состав СССР, а в постсоветский период был заключен договор о вечной дружбе, союзничестве и партнерстве с Россией.

Да, были и трагические моменты (Уркун и массовые репрессии 1930-х годов), но в эти жернова истории попали не только мы, да и нельзя уравнивать политику отдельных личностей и отношение целого народа.

Обретя независимость, мы могли повернутся на Запад, но здравый смысл опять подсказал нам, в каком направлении двигаться. Евразийская интеграция, участие в ОДКБ и СНГ являются гарантами безопасности и экономического развития. Да, не быстро, но поступательно и верно. Даже пандемия стала примером взаимопомощи между двумя народами.

А теперь хочу поразмышлять о низком уровне развития кыргызского языка и пройтись по статданным. Так, согласно переписи, в 1999 году более 70 процентов населения республики свободно говорили на кыргызском языке (это не только кыргызы, которых было 64 процента), а почти 1,7 миллиона человек (более трети из 4 миллионов 851 тысячи граждан) спокойно общались на русском. К слову, за десять лет до этого на кыргызском говорили 53 процента жителей.

В 2009-м, также согласно переписи, кыргызов стало уже 70,8 процента, а русское население сократилось почти на 5 процентов — 13 против 8. При этом кыргызский язык как родной указали 3,8 миллиона граждан, а 3 978 кыргызов назвали родным еще и русский.

А теперь вопрос — как при увеличении коренного населения и значительном уменьшении русскоязычного (ведь не только русские уезжали в те годы) может получиться, что кыргызы не говорят на родном языке? Нонсенс, да и только. Видимо, у господ защитников кыргызского плохо с математикой.

Бог с ними, с цифрами, вот вам наглядный пример: приезжайте в любой район страны, и вас встретят на кыргызском языке. Только убедившись, что человек не может на нем изъясняться, местные жители станут разговаривать на русском (кстати, ломаном — люди его забывают). Есть и личный пример: я вообще не говорил по-кыргызски до 1996 года и более-менее сносно стал изъясняться в начале 2000-х, а сегодня свободно перевожу на русский тексты, написанные "нукура кыргызча создор менен" ("на настоящем кыргызском"). При этом хочу отметить, что даже в богатейшем русском языке иногда трудно подобрать подходящие слова и приходится переводить целые понятия. Детей я в свое время отдал в садик с кыргызским языком обучения, половина воспитанников в котором, кстати, были представителями других национальностей, в том числе русскими.

А насчет молодежи скажу так — новое поколение выбирает русский, потому что он жизненно необходим. Я говорю не о городской молодежи, которой мало, а о сельских девушках и парнях, которые вынуждены уезжать на заработки в Россию. При этом на юге КР курсы русского языка очень востребованы.

Лицей-интернат имени У. Асанова в Нарыне обеспечен горячим питанием при поддержке России и ВПП ООН.
© Фото / Представительство ВПП ООН в КР
К слову, в соседнем Узбекистане, где у русского нет статуса ни официального, ни языка межнационального общения, тоже усиленно его изучают. Сегодня там готовят 30 тысяч местных педагогов и методистов для улучшения преподавания русского в школах.

...Торалиев сетовал, что его дети и внуки разговаривают по-русски, и он не может с ними справиться. В ответ выскажу банальную мысль: дети выбирают то, что им нужно, а весь этот контент на русском. Мультфильмы, интернет, социальные сети, игровые приложения — все на русском. Даже бытовое общение у многих соотечественников приняло форму кыргызской речи вперемешку с русскими словами.

Так что давайте вместо громких заявлений просто работать над сохранением своей идентичности — "создавать" необходимость в кыргызском языке. Лучше всего начать с истории, науки, медицины и техники, а также с учебников. И, конечно, улучшать контент сайтов и мобильных приложений. Те же "Одноклассники" и Facebook на кыргызском "зайдут" хорошо (Microsoft же включил в свою операционную систему кыргызский).  

Ведь не секрет, что за 30 лет независимости в школах так и не стали хорошо преподавать кыргызский, методики не работают, язык можно выучить, лишь полностью погрузившись в национальную среду. Что говорить о неносителях языка, если даже жители глубинки не знают кыргызского на литературном уровне в силу плохого преподавания...

Любовь к языку надо воспитывать аккуратно, бережно и желательно системно. Кстати, обратите внимания на аудиокнигу "Сынган кылыч", которую мы сделали специально для тех, кто хочет ознакомиться с историей кыргызов.

1943
Теги:
Кыргызстан, политика, предложение, статус, русский язык
По теме
Свадьба по интернету, или Как пандемия меняет кыргызские тои
Реакция аппарата президента КР на предложение лишить русский статуса официального
Медицинские работники оплакивают смерть пациента, ставшего жертвой COVID-19. Архивное фото

За сутки скончались четыре кыргызстанца с COVID информация на 29 ноября

0
(обновлено 11:03 29.11.2020)
Всего с начала пандемии в республике умерли 1 266 пациентов. Накануне сообщалось о смерти шести человек.

БИШКЕК, 29 ноя — Sputnik. За сутки в Кыргызстане скончались четыре пациента с COVID-19, сообщает Республиканский штаб по борьбе с коронавирусом.

Один больной умер в Баткенской области, двое в Бишкеке и еще один — в Иссык-Кульской области. Всего с начала эпидемии в стране скончались 1 266 человек. Накануне сообщалось о шести умерших.

0
Теги:
смерть, Кыргызстан, коронавирус
Темы:
Смерть от коронавируса в Кыргызстане
По теме
За сутки скончались четыре кыргызстанца с COVID — информация на 29 ноября
В Кыргызстан прибыли немецкие врачи — помогут в борьбе с COVID