Флаги Украины и Европейского Союза. Архивное фото

Политическая и кредитная кабала: что принесла Украине ассоциация с ЕС

112
(обновлено 16:54 23.08.2021)
Единственное, что получили украинцы, — они смогли как туристы свободно заезжать на территорию ЕС и дальше нелегально работать в Европе, говорят эксперты.

Украина 24 августа будет широко отмечать тридцатый День независимости — в этот день в 1991 году был подписан Акт провозглашения независимости страны.

Украинская "незалежность" не имела цели сплотить население, заметил в своей статье президент РФ Владимир Путин. Это была попытка элит оторваться от России, чтобы стать "большой рыбой в маленьком пруду". Ради этого и была придумана искусственная концепция "Украина — не Россия".

Как из-за противостояния России во всем Киев стал марионеткой в руках Запада и что Украине принесла ассоциация с Евросоюзом — в материале Sputnik.

В сенях Европы

В Декларации о государственном суверенитете Украины есть глава, где страна "провозглашает свое намерение стать в будущем постоянно нейтральным государством, которое не участвует в военных блоках". Это положение не работает, подчеркивает доцент департамента массовых коммуникаций и медиабизнеса Финансового университета при правительстве РФ Геворг Мирзаян.

Научный сотрудник Института США и Канады Российская академия наук Геворг Мирзаян
© Sputnik / Вадим Шекун
Доцент департамента массовых коммуникаций и медиабизнеса Финансового университета при правительстве РФ Геворг Мирзаян
"Украинцы видят себя частью Запада. Хотя никакой частью Запада они не являются и никогда не будут являться, потому что их будут дальше держать в сенях Европейского союза и, вероятнее всего, НАТО", — считает политолог.

В рамках концепции "антиРоссия" Киев взял уверенный курс на сближение с НАТО: 9 июля 1997-го НАТО и Украина подписали Хартию об особом партнерстве. С 2005-2006 годов Украина ежегодно принимает участие в пяти-шести натовских военных учениях, в основном на Черном море. Последние из них, Dive-2021, проходили 5 августа.

Дрейф Киева в сторону ЕС

При Петре Порошенко решением Верховной рады в Конституцию Украины внесли положения, закрепляющие ее "европейский и евроатлантический курс", то есть на вступление страны в ЕС и НАТО. Если до 2013 года Украина еще сохраняла видимость самостоятельности, то после "Евромайдана" марионеточный характер украинского государства стал очевиден.

Накануне "майдана" на Украине был целый комплекс проблем. Виктор Янукович пытался лавировать между двумя центрами силы и надеялся, что выиграет на этом лавировании, объясняет директор Центра изучения перспектив интеграции Сергей Рекеда.

Исполнительный директор Информационно-аналитического центра по изучению постсоветского пространства Сергей Рекеда во время круглого стола на тему: Перспективы развития сотрудничества России и стран Центральной Азии: экономика, безопасность, гуманитарная сфера в международном мультимедийном пресс-центре МИА Россия сегодня.
© Sputnik / Александр Натрускин
Директор Центра изучения перспектив интеграции Сергей Рекеда
"Янукович вел активный диалог с Брюсселем. И Брюссель как раз реализовывал тактику вовлечения — то, что потом начали делать с Беларусью. Тактика вовлечения — это значит, пытались получить контроль над Украиной не через смену режима, а через подчинение действующего режима ЕС", — говорит собеседник Sputnik.

Эта тактика четко проявилась в истории со "списком Фюле", который содержал требования Брюсселя к Киеву по реформам. В итоге реформы не были выполнены, а соглашение об ассоциации все-таки заключили.

"Брюссель не отказал Киеву. Подпись под соглашением означала для Брюсселя постепенный дрейф Киева в сторону ЕС. И Янукович в общем-то тоже был заинтересован в том, чтобы не проводить никакие реформы", — разъясняет Рекеда.

Однако тактика вовлечения была быстро переформатирована в тактику смены режима после того, как Янукович согласился принять финансовую помощь со стороны России. К власти тут же были приведены политики, которые оказались лояльны западному центру силы.

"После Майдана эти политические силы были введены во власть, и они постепенно, шаг за шагом обеспечивали подконтрольный статус Киева на протяжении последующих лет с 2014 года", — описывает Рекеда.

Ярким тому примером является "посредничество" Германии, Франции и Польши при переговорах Януковича с оппозицией в феврале 2014-го; "пленки Деркача", на которых Байден отдает команды Порошенко; закон о судебной реформе, по которому решающий голос при назначении судей будут иметь "иностранные эксперты".

Масштабная манипуляция

Столь ожидаемое (якобы) украинцами Соглашение об ассоциации между Украиной и Европейским союзом вступило в силу лишь в 2017-м, почти через четыре года после начала "революции достоинства".

При Януковиче против соглашения об ассоциации были украинские бизнесмены, промышленники, которые понимали, что заключение документа приведет к банкротству предприятий страны, подчеркивает Мирзаян. 

"Суть соглашения об ассоциации была в том, что Украина полностью открывается для всех европейских товаров, получая взамен небольшую долю на европейском рынке, да и то после серьезных сертификационных обновлений всех производственных мощностей, на которых денег не было. Тогда Янукович временно отказался от подписания соглашения, пока его не пересмотрят", — говорит политолог.

"Трехлетняя задержка связана с тем, что Украина пыталась передоговориться с ЕС, потому что одно дело орать на Майдане: "Мы хотим в Европу, мы все подпишем!", а другое — уже непосредственно подписывать что-то в ущерб интересам украинского олигархата", — добавляет Мирзаян.

Рекеда отмечает, что соглашение об ассоциации подписывалось в политических целях и не обладало экономическим эффектом. Например, у Киева не было доступа к европейским фондам выравнивания, который создавался для отсталых восточных стран ЕС. К тому же доступ Украины к зоне свободной торговли с Европейским союзом был ограничен строгими квотами, и украинские производители могли беспошлинно поставлять в страны ЕС лишь определенное количество товаров.

Второй важный аспект, который содержала в себе ассоциация, — это безвизовый режим.

"Безвизовый режим оказался масштабной манипуляцией, потому что не был разрешением для украинцев работать внутри ЕС, а предполагал только перемещение по ЕС в туристических целях. Хотя в 2013 году очень педалировалась тема, что наконец-то мы (украинцы. — Ред.) будем свободно ездить и работать по всем странам ЕС и повысим свой уровень жизни", - говорит Рекеда.

Единственное, что получили украинцы, — они смогли как туристы свободно заезжать на территорию ЕС и дальше нелегально работать в Европе.

"Все, что дала Украине эта ассоциация, — чисто психологическое право, что они стали ближе к Европейскому союзу, не подкрепленное никакими фактическими делами", — подчеркивает Рекеда.

Эксперт для сравнения приводит пример Армении. В 2013 году Ереван также вел переговоры об ассоциации с ЕС и в итоге в сентябре объявил, что все-таки будет присоединяться к Евразийскому союзу. После же присоединения к ЕС Армения подписала углубленное соглашение о партнерстве и сотрудничестве с Европейским союзом.

"Это соглашение по многим пунктам — усеченный вариант ассоциации с ЕС. Фактически Армения показала Украине альтернативу, когда можно быть полноценным членом Евразийского союза и получать экономические выгоды от евразийского пространства, но при этом углублять и развивать отношения с Европейским союзом в тех моментах, где это не противоречит правовой базе ЕАЭС", — говорит Рекеда.

Точка невозврата

Ассоциация с ЕС не принесла Украине ничего, кроме политической и кредитной кабалы. При этом, стремясь разорвать экономические связи с Россией, Украина поставила себя практически в полную зависимость от финансовой помощи Международного валютного фонда.

В начале августа текущего года офис Зеленского объявил, что в рамках утвержденной в июне 2020 года программы Stand by МВФ готов предоставить стране очередной транш на более чем 2,7 миллиарда долларов якобы "безвозмездно и без дополнительных условий". Однако нынешний транш является частью помощи МВФ всем странам на постпандемийное развитие, и никаких преимуществ по условиям его получения Украина не имеет.

К тому же к моменту согласования первого транша 10 июня 2020 года Киев по требованию ЕС и МВФ уже выполнил следующее: принял закон о запуске продаж земель сельскохозяйственного назначения; передал МВФ де-факто контроль над Национальным банком Украины и даже частично вывел его из правового поля Украины; ввел серьезные налоговые послабления в интересах международных финансовых спекулянтов и транснациональных компаний, убрав препятствия для вывода средств из страны.

"Пока отношения РФ и Запада находятся в текущем состоянии либо деградируют, на Украине никаких позитивных изменений не произойдет. Будет и дальше разваливаться экономика, минимально поддерживаться уровень жизни населения и увеличиваться расслоение между богатыми и бедными", — прогнозирует Рекеда.

Украина — это абсолютная проекция взаимоотношений между РФ и западными странами, говорит эксперт. При нынешней международной ситуации реанимация отношений Киева и Москвы невозможна. По его словам, украинский кризис был следствием и "без того ухудшавшихся отношений РФ и Запада".

Собеседник Sputnik предполагает, что даже если на Западе откажутся активно поддерживать Украину из-за обострившихся собственных проблем, Киев все равно не сможет быстро  переосмыслить отношения с Россией.

"Точка невозврата в случае с Украиной пройдена. Она не сможет автоматически переориентироваться на Россию хотя бы в силу того, что на протяжении почти десятилетия идет системная культивация русофобских настроений. Есть поколения украинцев, которые считают, что Россия не братское государство, что мы абсолютно разные народы с разными ценностями, что мы спровоцировали все проблемы, которые сейчас переживает Украина", —  разъясняет Рекеда.

112
По теме
Национализм — авангард украинской политики. Мнение политолога
Запад постепенно бросает Украину — мнение о плохом примере
Учительница пишет на доске. Архивное фото

Ограничивая русский язык, вредим экономике мнение экспертов

458
(обновлено 23:46 24.09.2021)
Как на самом деле относятся к русскому языку в странах бывшего СССР и мешает ли он развитию национальных языков, читайте в обзоре Sputnik.

С момента распада Советского Союза прошло 30 лет, а в ближнем зарубежье то и дело поднимают вопрос: не мешает ли русский язык развитию языка национального? 23 сентября президент Кыргызстана Садыр Жапаров заявил, что для полноценного функционирования кыргызского языка нужно полностью перевести делопроизводство на кыргызский язык (сейчас документы в республике ведутся на двух языках).

В то же время ряд постсоветских стран пришел к выводу: русский язык важен для их экономического и технического развития. Как меняется роль русского языка и отношение к нему в странах бывшего СССР, разбирался корреспондент Sputnik.

Гармонизировать отношения между двумя языками

Пока президент Жапаров предлагает убрать русский язык из официального делопроизводства, один из ведущих университетов республики, Кыргызско-Российский Славянский университет имени Ельцина, работает под слоганом "С русским языком вы покорите мир!". А его ученые публикуют исследования, результаты которых утверждают: кыргызстанцы считают русский язык необходимым для развития государства.

"Мы провели опрос, — рассказывает доктор филологических наук, профессор университета Мамед Тагаев. — Опросили 740 человек в возрасте от 30 до 60 лет, живущих в регионах страны. Жителей Бишкека мы не опрашивали — тут активно используются и русский язык, и кыргызский".

Согласно результатам опроса, 99 процентов респондентов считают, что русский язык открывает доступ к качественному образованию, помогает в профессиональном росте и повышает конкурентоспособность на современном рынке труда. Более того, исторически сложилось так, что для граждан Кыргызстана русский язык стал способом общения с внешним миром, считает профессор Тагаев.

"Русский язык в Кыргызстане сохранил статус официального в новой Конституции, — говорит он. — В преддверии политических событий в стране временами звучат популистские заявления, что необходимо исключить русский язык из общественной жизни".

К слову, на 28 ноября этого года в Кыргызстане как раз запланированы внеочередные выборы в Жогорку Кенеш. Отвечая на вопрос Sputnik, повлияют ли возможные реформы в сфере документации на статус русского языка, Мамед Тагаев подчеркивает: "Сейчас каждый гражданин волен составить обращение на русском языке, это его конституционное право. Поэтому несомненно, что перевод документооборота на кыргызский значительно ослабит позиции русского языка в Кыргызстане".

По данным Национального статистического комитета Кыргызстана, по состоянию на 2021 год из 6,6 миллиона граждан республики 1,7 миллиона не являются этническими кыргызами.

"Наступило время гармонизации отношений между двумя языками, — считает профессор Тагаев. — Необходимо снять негласное противопоставление кыргызского и русского и прийти к убеждению, что русский язык для кыргызстанцев не чужой, что он открывает дополнительные возможности и для развития отдельной личности, и для государства в целом".

А как дела у соседей?

Тем временем в соседнем Казахстане ограничивать роль русского языка не собираются, несмотря на инцидент с языковыми рейдами, организованными активистом Куатом Ахметовым. Наоборот, после того как Ахметов и его последователи устроили в пяти городах проверки в магазинах на знание казахского языка, в генпрокуратуре Казахстана сообщили о возбуждении уголовного дела — Ахметова обвиняют в разжигании национальной розни.

Поступок Ахметова осудили многие представители власти республики, а президент Касым-Жомарт Токаев напомнил, что русский язык в Казахстане обладает статусом языка межнационального общения и "его использованию, согласно законодательству, препятствовать нельзя".

Действующий "Закон о языке Республики Казахстан" провозглашает: русский язык можно официально использовать наравне с государственным (казахским. — Ред.) в государственных организациях и делопроизводстве. А ущемление граждан по языковому признаку считается нарушением их прав.

"Граница между Россией и Казахстаном самая протяженная в мире. Русский язык — один из шести официальных языков ООН, поэтому к этому вопросу мы должны относиться цивилизованно", — заявил Токаев, также отметив, что стремление изучать казахский язык — это долг "для всех, кто связывает свое будущее с Казахстаном", однако страна готова "пресекать любые формы радикализма".

О важности русского языка недавно высказался также президент Азербайджана Ильхам Алиев, напомнивший, что в стране работают 340 школ, где обучение ведется на русском языке. Развивает "великий и могучий" и Узбекистан, где правительство взяло на себя все расходы по обучению трудовых мигрантов русскому языку.

"Министерство занятости Узбекистана сотрудничает с Российским университетом дружбы народов, — отметил в комментарии Sputnik глава узбекской национально-культурной автономии Санкт-Петербурга Суратбек Абдурахимов. — В рамках этого проекта 700 преподавателей русского языка из Узбекистана прошли повышение квалификации, теперь они могут обучать трудовых мигрантов".

Этот поступок узбекистанских властей говорит о том, как важен русский язык для страны, уверен Абдурахимов.

"Речь идет не только об отношениях с Россией, хотя уровень миграции сюда, конечно, высокий, — говорит он. — Но возьмем отношения с другими странами бывшего СССР — с ними как говорить? Русский язык — это еще и язык международного образования, науки и деловых отношений".

"Никто не выступает против национальных языков"

Русский язык важен для ближнего зарубежья в силу своей конкурентоспособности, считает доктор филологических наук, проректор по науке Государственного института русского языка имени Пушкина Михаил Осадчий. По его словам, по числу говорящих русский язык занимает 8-е место в мире, к тому же используется в 15 международных организациях (для сравнения: английский язык употребляется в 23).

"Многоязычие — это абсолютный тренд современного мира, элемент успешности и конкурентное преимущество, — сказал Осадчий в интервью Sputnik. — Ну а если страна целенаправленно снижает шансы своего населения на многоязычие, то она сама себя обкрадывает: снижает бизнес-контакты и вообще идет вразрез с потребностями граждан".

В качестве примера Михаил Осадчий приводит Украину.

"На самом деле любой язык — это средство удовлетворения простых потребностей: передать и получить информацию, получить какие-то социальные услуги, — объясняет он. — Почему граждане Украины хотят ходить на спектакли или смотреть фильмы на русском языке? Потому что они такие фанаты России? Нет, просто им так удобно. Это бытовая траектория, в которую вмешивается государство и говорит: нет, ваш язык нежелателен".

Причем мнение некоторых украинских политиков, что отказ от русского языка ударит по России, беспочвенно, подчеркивает Осадчий.

"На внутреннюю ситуацию в России это никак не влияет, — рассуждает он. — А вот внутри Украины создается напряжение. Люди не любят искусственных ограничений. Да и важно понимать — когда идет запрос на многоязычие, никто не говорит: "А давайте национальный язык страны задвинем, чтобы русский доминировал". Речь идет просто о равноправии, и это логично: кому-то язык приходится учить, и тот, кто занимался иностранным, знает, как это тяжело. А тут вам просто дано преимущество — вы знаете сразу два языка. И вы сами от него отказываетесь".

458
Теги:
русский язык, государственный язык, развитие, государство
По теме
Русецкая: русский язык второй по представленности в интернете
Акылбек Жапаров высказался о роли русского языка в Кыргызстане
Инженер проверяет давление в трубопроводе. Архивное фото

"Газпром" не хочет спасать Европу от холода бесплатно

893
У "Газпрома" в приоритете подготовка к российской зиме. Москва не готова неопределенно долго гарантировать значительные избыточные объемы экспорта газа. Это может быть добрая воля или готовность рискнуть, но никак не обязанность.

Цены на газ в Европе вновь подбираются к отметке в тысячу долларов за тысячу кубометров. Отопительный сезон еще не начался, поэтому оттенок у мини-кризиса скорее экономический, чем энергетический. К примеру, уже закрываются заводы по производству удобрений — при текущих ценах на газ им просто невыгодно продолжать работу, пишет обозреватель РИА Новости.

Нужно сказать, что энергетические кризисы разной степени случаются в мире регулярно. Из последних на слуху рекордные и неожиданные морозы в Техасе в феврале текущего года и дефицит газа прошлой зимой в Азии (тоже на фоне холодного фронта). После каждого такого кризиса следует разбор полетов. Причин много, традиционно достается и возобновляемой энергетике — и действительно, в обоих сюжетах есть влияние этого фактора: выработка возобновляемой энергии в упомянутые периоды сильно падала или оказывалась ниже ожидаемого. Однако фактор ВИЭ не был главной причиной сложностей ни в США, ни в Азии, ни сейчас в Европе.

У каждого кризиса свои особенности, подробное обсуждение которых выходит за рамки небольшого комментария. Например, одна из проблем нехватки газа и ценовых всплесков в АТР зимой — фундаментальный дефицит газовых хранилищ в странах Азии и слишком быстрый переход Китая на газовое отопление. Но в конечном счете все можно свести к одному, в общем-то, очевидному рецепту решения проблемы: чтобы минимизировать риск кризисных явлений, нужно увеличивать резервирование действующих систем тепло- и электроснабжения.

Причем, повторюсь, в общем случае это совсем не обязательно означает резервирование возобновляемой генерации традиционной. К примеру, во время дефицита СПГ прошлой зимой в Азии Япония могла бы перейти на использование электростанций, работающих на мазуте. Но ранее в рамках либерализации рынка большая их часть оказалась закрыта, так как поддерживать работу в обычной ситуации незагруженных мощностей оказывалось невыгодным. В результате в полной мере этой опцией воспользоваться не удалось. Кстати, очень легко сделать и запасы такого жидкого топлива, которые могут храниться практически вечно.

Таким образом, решение проблемы вроде бы простое и очевидное. Вопрос лишь в том, что все имеет свою цену. Политики и общество должны решать, насколько оправданы инвестиции в простаивающие подавляющую часть времени мощности и запасы, чтобы предотвращать редкие кризисные явления. В любом случае для резервирования нужны, во-первых, сами генерирующие мощности. Во-вторых — запасы энергоносителя. Эти запасы можно хранить либо физически, либо как возможность получать по запросу дополнительный объем импорта.

Другими словами, "виртуальный запас" в виде возможности всегда "заказать" по трубам дополнительный объем газа также имеет свою цену. Как минимум эта цена складывается из инвестиций и расходов на поддержание работы месторождений и газопроводов.

Причем "Газпром" и все остальные продавцы газа и СПГ уже изначально при подписании долгосрочного договора по факту берут на себя обязательства поддерживать резерв: в большинстве контрактов уровень "бери или плати" составляет около 80 процентов, то есть покупатель без последствий может не выбирать весь газ, который приготовил для него поставщик.

При этом сам "Газпром", наоборот, уплачивает штраф, когда по тем или иным причинам не может выполнить свои обязательства в размере полного объема контракта.

Такие примеры были. Еще осенью 2014 года, когда "Газпром" боролся с запуском новых украинских газовых "реверсов" (кстати, борьба эта оказалась неудачной, а потому менее чем через полгода была прекращена), он сокращал поставки европейским потребителям с транзитом по украинскому направлению ниже их запросов в рамках контракта, за что в результате уплатил многомиллионные штрафы.

Сейчас же компания полностью выполняет контрактные обязательства. А из вышесказанного становится ясно, что недавние обвинения "Газпрома" в манипуляциях газовыми ценами выглядят неожиданно. На самом деле некоторые потребители просто хотят получать даром то, что стоит денег.

Нужно признать, что в этом отчасти виновата и сама российская монополия. Многие годы компания подчеркивала наличие избыточных добычных мощностей в качестве бонуса для развития газового сотрудничества между Россией и Евросоюзом. Но эти избыточные мощности образовались много лет назад из-за переинвестирования на фоне излишне оптимистичной оценки будущего спроса и постепенно с годами, вероятно, оказались потрачены.

Ту же логику — желание сохранить максимум возможностей с минимумом оплаты — можно применить и к газопроводам. Легко понять Европу, которая хочет максимально сохранять украинский транзит. И дело здесь не только в поддержке Украины. Это позволит без дополнительных расходов удерживать на плаву украинскую ГТС. А уж "свои" трубы, пусть и недозаполненные, "Газпром" в любом случае будет поддерживать в рабочем состоянии за собственный счет.

Какова основная причина того, что текущий экспорт "Газпрома" осуществляется исключительно в рамках контрактов, без дополнительного предложения на фоне рекордных цен, сказать сложно. По некоторым компетентным оценкам, сейчас просто нет лишнего газа, а у "Газпрома" в приоритете подготовка к российской зиме и заполнение наших газовых хранилищ. Одновременно нынешняя тактика обсуждается и в связке с интригой о будущем "Северного потока — 2".

Но вне зависимости от основной причины настал момент артикулировать: Россия не готова неопределенно долго гарантировать значительные избыточные объемы экспорта сверх контрактных договоренностей. Это может быть добрая воля или собственная готовность рискнуть, инвестируя в дополнительную добычу, но никак не обязанность. Вопрос здесь не в политике, а в банальном риске замораживания инвестиций в добычу и сети, которые при определенных сценариях могут не окупиться.

Момент настал прежде всего потому, что по мере нового ввода возобновляемых источников будет воспроизводиться похожая ситуация, но вызванная уже не столько дисбалансом на глобальном газовом рынке, как в этот раз, сколько переменчивостью возобновляемой генерации. Что приведет к новым обвинениям в манипуляции.

На этом фоне любопытен сюжет с производством сжиженного газа в США. Там газ для сжижения приобретается по биржевым ценам из единой газотранспортной системы и поступает на заводы СПГ. А вследствие особенностей контрактов доходы владельцев заводов в итоге зависят от объемов произведенного СПГ. Соответственно, окупаемость этих заводов определяется уровнем загрузки. Тем не менее Союз промышленных потребителей энергии обратился в американское Минэнерго с просьбой ограничить уровень загрузки заводов СПГ, чтобы не допустить дальнейшего роста внутренних цен. Маловероятно, что эта просьба будет удовлетворена, однако приоритет собственных интересов обсуждается даже на североамериканском полностью либерализованном газовом рынке.

Подытожим. В Европе еще несколько лет назад поднимался вопрос, кто заплатит за простаивающие резервные генерирующие мощности. Теперь же, по-хорошему, этот вопрос следует поднимать и в контексте резервных поставок сырья, ведь "рынок покупателя" иногда сменяется "рынком продавца".

В результате полная стоимость энергосистемы с высокой долей возобновляемых источников оказывается выше формальных — часто уже вполне конкурентоспособных — цифр себестоимости ВИЭ. В долгосрочной перспективе решением проблемы резерва ископаемых энергоносителей должен стать водород — как практически универсальный накопитель энергии. Это недешевое решение, хотя в будущем оно позволит отказаться от резервной газовой инфраструктуры. Но до этого еще долгий путь в десятки лет.

893
Теги:
Россия, Европа, газ, кризис, поставки
По теме
Европа обвиняет Россию в "экспорте холода"
Чем грозит странам Центральной Азии власть талибов в Афганистане
Америка придумала, что будет продавать миру. Платить придется всем
Люди в Дубовом парке в Бишкеке. Архивное фото

Погода в Бишкеке 28 сентября

0
По данным метеорологов, днем воздух в столице прогреется до 28 градусов. Сильного ветра не ожидается.

БИШКЕК, 28 сен — Sputnik. Во вторник, 28 сентября, осадков в Бишкеке не будет, сообщает Кыргызгидромет.

Ветер западный, 4-9 метров в секунду. Днем температура воздуха составит +26...+28 градусов, а в ночь на среду — 11-13 выше нуля.

0
Теги:
Бишкек, погода, прогноз погоды, погода в Бишкеке
Темы:
Прогноз погоды в Бишкеке
По теме
Ливни, снег и сильный ветер — прогноз погоды по Кыргызстану до 5 октября