Выступление участницы шоу в стриптиз клубе. Архивное фото

Правда о стриптизе в Бишкеке: как я работала официанткой в стрип-клубе

19214
(обновлено 15:25 04.09.2015)
В тексте о буднях стриптиз-бара не будет слезливых историй танцовщиц, которыми они потчуют журналистов и сердобольных собеседников. Корреспондент Sputnik узнавала особенности отечественного голого бизнеса изнутри, проработав ночь официанткой в бишкекском стрип-клубе.

Для начала немного статистики. Счетная палата говорит, что 90 процентов выпускников вузов не могут найти работу. Работодатели не хотят возиться со вчерашними студентами, восполняя пробелы отечественного высшего образования. В Бишкеке прожиточный минимум сейчас составляет 6 093 сома. Средняя же заработная плата в прошлом году равнялась 12,5 тысячи сомов, однако для молодых специалистов эта цифра гораздо ниже. Начинающим работникам остается либо соглашаться на более оплачиваемый низкоквалифицированный труд (посудомойщицами, официантами, охранниками), либо пытаться устроиться по специальности за 5-8 тысяч сомов в месяц. Можно пойти и другим путем: всего за одну ночь заработок танцовщицы стриптиза в Бишкеке составляет от 1 000 до 7 000 сомов.

Рабочий день здесь начинается в восемь вечера. Точнее, должен начинаться. Перед входом в заведение к этому времени только две девушки-танцовщицы. Остальные опаздывают. 

— А ты новенькая?

— Да, официанткой устраиваюсь. Будем знакомы.

После короткого приветствия дамы меня перестают замечать. Обсуждают таксиста: мол, в кои-то веки хороший попался, вопросов много не задает, не интересуется, почему ему надо ехать в стриптиз-бар. Все это время я внимательно изучаю девушек. 

Они не называют себя настоящими именами. Даже в узком кругу они не Айзада, Лена или Айгерим, а Бекки, Джули и Минни. Девушки одеты самым обычным образом: модные нынче рваные джинсы, майки. На лицах почти нет макияжа. Их выдают только нецензурные слова, которые звучат через раз.

Минут через десять подъезжает автомобиль, из которого выскакивают еще около пяти девушек и парень — начальник. Мы спускаемся по лестнице. Интерьер клуба довольно симпатичный: подсветка, огромное количество шестов и удобные диваны. Начальник зовет меня на разговор:

— Слушай, а ты танцевать не хочешь?

— Нет, это исключено. Я только могу подай-принеси. Убирать могу. А раздеваться — нет. 

— Ха, все так говорят. Сама не заметишь, как окажешься на шесте!

— Да не, не хочу. Вы мне лучше скажите, какая у меня зарплата будет.

— Ты сначала поработай, а потом посмотрим. Но чаевые твои.

До прихода гостей у меня образовалось свободное время. Клуб небольшой: зал, гримерка, уборная и маленькая отремонтированная комната с диваном, предназначение которой я объяснить не могу.

В гримерке бардак. Нет, не так. Там БАРДАК! Представьте: комната около семи квадратных метров, зеркало и металлические турники, на которые набросаны нижнее белье, корсеты, чулки, подвязки и прочая продукция китайской текстильной промышленности. На стенах висят накладные хвосты и парики.

Перед тем как собраться, девушки начали примерять обновки. Как правило, "костюмы" закупаются в секс-шопах. Действо проходило за разговорами, кто и как вчера напился, а также как неокрепшие женские организмы на это отреагировали.

— А потом ты попросила завязать тебе волосы. А они все в блевотине! Мне так противно было.

— Аха-ха! Я пьяная была. А ты вообще на того турка виски опрокинула.

Сразу оговорюсь, что подобные темы будут звучать всю ночь: ни тебе разговоров о политике и ценах, ни даже курс доллара местных обитателей не интересует. И, конечно, девочки бурно обсуждают клиентов. Диалог привожу в переложении для масс-медиа, то есть без нецензурных слов и интимных подробностей.

— А я ему — как тебе мой новый костюм? А он его даже не заметил!

— Им лишь бы на голое тело посмотреть! 

— Не скажи, мне все говорят, что у меня лицо красивое.

Джули не просто делает макияж, она рисует лицо заново: густая подводка, огромные накладные ресницы и блестящая красная помада.

— Черт, придется снова депиляцию делать!

Коллеги профессионально рассматривают "зону беспокойства" Джули. 

— Да ладно, еще терпимо…

…Перед приездом клиентов мне нужно протереть все столики — их около десяти. Бывалая официантка с большим бюстом и микроскопической юбкой протянула мне жирную тряпку.

Идея с возмездием — наградить посетителей вертепа кишечной палочкой — быстро отпала, и я протерла столы салфетками. Кстати, санитарную книжку и даже паспорт у меня никто не попросил.

Как рассказывают танцовщицы, за ночь приходит с десяток клиентов. Каждый из них оставляет в заведении по 3-5 тысяч сомов. Это только за стол. Сколько денег остается в сетчатых чулках танцовщиц — неизвестно. Обычно купюры по 100-500 сомов, иногда попадается и американская валюта. Зачастую девушки уносят с собой по 1 000-7 000 сомов за ночь.

Пришли первые клиенты — двое молодых парней, вполне симпатичных. У шеста появляется мадемуазель с завитыми пережженными волосами, одетая в костюм стюардессы. 

Либо я привыкла к показательным выступлениям по рole-dance, либо просто была настроена скептически, но двигалась она откровенно плохо. Впрочем, зрителям было явно не до растяжки юной прелестницы. Падающую на пол одежду они провожали одобрительными взглядами.

А ко мне подошел начальник:

— Держи, это твоя униформа!

— Господь с вами, это ж не платье, это ж пояс! Я в него не помещусь.

— Это и хорошо. Так ты наденешь или нет?

— Нет конечно. Оно ж такое откровенное!

Девочки в костюмах из секс-шопа смотрели на меня с недоумением. Но я отвоевала себе право стоять в своем сером офисном платье до колен. 

Видели фильмы, где сурового вида охранники оттаскивают от обнаженных тел стриптизерш слишком разгоряченных клиентов? В реальной жизни такого нет — через несколько минут на каждом посетителе сидело по голой танцовщице. Парней никто в телодвижениях не ограничивал. 

Все это время я терла бокалы. Вскоре на раздевающихся девушек все, включая посетителей, смотрели индифферентно. На выходе из уборной меня встретил один из посетителей. Парень не нашел ничего лучше, как пощелкать передо мной зажигалкой.

— Уважаемый, я тут убираю, а не танцую. Я действительно просто убираю.

— А мне так нравится, когда меня девушки пугаются. 

— Да? Мне тоже нравится.

Я выхватываю у него зажигалку и начинаю тыкать пламенем ему в лицо. 

— Приятно?
— Не очень. А ну-ка, покрутись! Хочу тебя получше рассмотреть, те надоели. А ты ничего. 
— Ага, разбежался! Лучше скажи, ты тут часто бываешь?
— Нет, братишку привел. Была возможность отдохнуть, развеяться. 
— И как, нравится?
— А ты случайно не журналистка? Я тебя где-то видел…
— Нет, я тут убираю. Просто убираю. 
— А у меня новое белье от Victoria Secret. Хочешь посмотреть? 
— Слушай, ты же в туалет собирался. Так иди, а то уделаешь свои Victoria Secret.

…Я заняла свое место за баром: что-то мыла, что-то оттирала. Клуб потихоньку наполнялся людьми, а девочки — алкоголем.

— Плесни водички.
— Держи. Слушай, а как ты танцевать начала?
— Сначала пришла сюда, как ты, официанткой. А потом втянулась. Уже два года танцую.
— Сколько тебе?
— Двадцать.
— А как родители отреагировали?
— Они не знают.
— А муж, парень?
— У меня нет отношений. У нас же страна азиатская, мужчины с нами не хотят встречаться. 
— Ну ничего, ты же не спишь с клиентами…

Моя собеседница опустила глаза и промолчала. Я продолжала тереть бокалы. Начальник с другими стриптизершами сидел поодаль.

— Эй, а у тебя образование есть?

— Есть, высшее. 

— Ха-ха. Небось, пять курсов отучилась, а теперь посуду моешь!

Хмельная компания стриптизерш рассмеялась. К ним подошла девушка, освободившаяся после приватного танца:

— Он вообще не моется. Фу, блин. И всего 200 сомов оставил!

— Джули, ты их разве считаешь?

— Да! Ну потратила я на вечеринке 800 долларов, и что? Зато весело было. 

…В тот вечер праздник был еще у одной стриптизерши. Как только она, покачиваясь, закончила танец, ее коллеги проскандировали троекратное "С днем рождения!". Голая девушка, оскалясь в нетрезвой улыбке, пыталась собрать с пола раскиданные вещи. Официантка тряслась на столе, имитируя половой акт.

Меня подозвал клиент. Он отчитал меня за то, что в счет включили несколько напитков, которые он не заказывал. Я позвала официантку, которая его обслуживала. Та вернулась через несколько минут и разъяренно заявила начальнику:

— Он меня назвал наркоманкой! Кто это вообще такие? Ты можешь что-нибудь сделать?

Шеф даже не пошевелил пальцем. Девушка замолчала. Здесь оскорбления — обычное дело. Разгуливая практически голышом, сложно требовать к себе уважения. 

Ко мне подошел охранник. 

— Девочка, что ты тут делаешь? Не надо тебе тут находиться. Тут другие женщины. Здесь тебе не место. И мне тоже. Людям говорить стыдно, где я работаю…

…Я выбежала в ночной Бишкек. На воздух! У остановки меня ждал муж. Естественно, недовольный моими журналистскими выходками. А эти девочки 19-23 лет остались там. Они будут и дальше раздеваться перед незнакомцами, их будут трогать пьяные мужчины, громко улюлюкая. Ведь им так важно устраивать вечеринки за 800 долларов… 

19214
Теги:
танец, заведение, официант, клиент, стриптизерша, индустрия развлечений, ночь, стриптиз
По теме
За занятие проституцией хотят наказывать штрафом в 2 тыс сомов
Айнура из "Кухни": земляки-сценаристы уложили меня к Вернику в постель
Загрузка...

Орбита Sputnik