Репетиция Венского бала для участниц конкурса Мисс Россия 2010

Неглянцевая правда о модельном бизнесе в КР: взгляд из-за кулис

10512
(обновлено 12:40 11.09.2015)
Почему параметры 90-60-90 и рост 180 не для Кыргызстана, на чем больше всего зарабатывают кыргызстанские модели и как часто в модельных агентствах интересуются интим-услугами, узнал Sputnik у тружеников отечественной индустрии моды в Международный день красоты.

О модельном бизнесе ходит много слухов и легенд, но что на самом деле происходит внутри, знают разве что только те, кто вертится в нем. В международный день красоты, 9 сентября, Sputnik узнал у главных людей отечественного модельного бизнеса то, о чем непосвященным остается только догадываться. 

Когда девочки вдруг понимают, что хотят стать моделями, что первым делом приходит им на ум? Да, что надо идти в модельную школу. Так и поступила Кристина Вертелецкая:

— Я пришла в модельную школу 4 года назад. Модельная школа — это удивительное понятие, которое существует в Кыргызстане только потому, что модельный бизнес в стране не развит. В Европе таких школ нет совсем. Единственный плюс наших модельных агентств — быстрый поиск работы и легкие деньги. Посещая презентации, ночные клубы, участвуя в промо-акциях и встречая "особо важных персон", девушка зарабатывает порой больше, чем на многочасовых фотосессиях и модных показах. Один выход на подиум стоит всего 300-500 сомов, не больше. А час фотосессии, на которой, бывает, примеряешь более 500 нарядов, — 1 000 сомов, два-три часа — 2 500. В среднем в месяц и 5 тысяч не всегда заработаешь. Нет производства у нас в стране, и работы для моделей нет, не то что в Китае. Там модели востребованы и их уважают, не сравнивая с секс-работницами. За границей твой успех не зависит от количества "выгодных" знакомых.

Кастинги — это большой удар по самооценке каждой девушки. Стоишь в ряду красивых и не очень, выстроенных по росту — от 170 до 185 сантиметров, и гадаешь, подходишь ли ты под творения дизайнера или нет, азиатки нужны ему или европейки. Обидно, когда выбирают всех, кроме тебя. Тут начинаешь думать: что не так со мной, почему меня отсеяли? Не слишком красива? Скулы не такие или губы слишком пухлые? Но успокаиваешь себя только тем, что просто не подошла под образ, желаемый заказчиком. Международные параметры 90-60-90 и рост от 175 сантиметров не для Кыргызстана. У нас даже самые красивые и профессиональные модели часто слышат: "Вы нам не подходите. У вас слишком большой размер ноги".

Туфли и платья на конкурсах начинают пропадать умышленно, когда призовой фонд варьируется от 10 до 100 тысяч долларов — конкурсы красоты в Кыргызстане занимают первое место по скоплению сплетен и случайным подставам. Часто королева перестает быть королевой, и корона сменяется на шлейф слухов и грязной репутации. В Китае так вообще организаторы провоцируют девушек на ссоры, чтобы они не сплотились. Помимо бешеного режима съемок с пяти утра до часу ночи в 50-градусную жару, если ты в Дубае, или холода в купальнике, на нас еще давят психологически. К 25 годам большинство девушек уже как выжатый лимон и с многочисленными проблемами со здоровьем.

Дизайнер Татьяна Воротникова считает, что кастинг — это стрессовый момент не только для моделей, но и для дизайнера:

— Прическа, колготки, нижнее белье телесного цвета, правильная обувь… — каждая модель должна помнить об обязательном наличии этих вещей на показе, как школьник таблицу умножения. Недавно я была в Китае на конкурсе, там вся организация на высоком уровне, но наши модельные агентства все равно остаются более подготовленными. 

Кастинг — стрессовый момент не только для модели, но и для дизайнера. Критерии, по которым я выбираю девушек, всегда разные: иногда нужны романтичные девушки с мягкими чертами лица и плавной походкой, а иногда дерзкие брюнетки. Одно остается неизменным — мою одежду никогда не представляют девушки выше 175 сантиметров. После Недели моды мои линейки попадают в магазины, в которые редко приходят клиенты модельного роста. 

Участие в Неделе моды — это показатель везде, и мы не исключение. Один день до начала — стресс и шок. Подготовка поминутная, отрабатываешь каждый образ в голове — складываешь музыку, костюм, походку, макияж и прическу модели воедино. Трудность в том, что в последний момент, когда лихорадочно натягиваешь на модель костюм, вдруг замечаешь неотутюженную юбку или нижнее белье в красный цветочек, которое так некстати. 

Нередко и сами девушки начинают капризничать: " Ой, я это не надену, потому что меня это полнит и вырез какой-то не такой…". Подобные выходки игнорируются, потому что свидетельствуют о явном непрофессионализме. Непрофессиональную модель можно вычислить моментально: по тому, как она себя ведет, двигается. В конце концов, есть сложные показы, когда нужно пройтись в платье со шлейфом и корсетом на 20-сантиметровых шпильках и чтобы при этом глаза не выражали ужас. 

У нас нет модельного бизнеса, а то, что есть, можно назвать лишь хобби. Зато у нас очень много талантливых молодых дизайнеров, которые каждый год привозят с международных конкурсов первые места, Гран-при и похвалы мировых экспертов моды.

Основательница промоушн-центра "ВитЛайн" Виталина Шевченко уверена, что модельный бизнес в Кыргызстане — это не то, на чем можно заработать: 

— Сейчас мы вышли на такой уровень, когда делать плохо просто не имеем права. Поэтому в этом году осенней недели моды не будет в связи с ситуацией на рынке, а "самоспонсированием" я больше не хочу заниматься. 

В Кыргызстане моделинг — это искусство самопрезентации, но не бизнес, ничтожные гонорары за показ тому подтверждение. На Неделе моды все модели стараются заработать как можно больше, некоторые работают с утра до ночи и, чтобы еще раз выйти на подиум, перехватывают друг у друга костюмы. Но это не единственная проблема закулисья — часто возникают споры между ведущими кыргызстанскими дизайнерами за время выхода и лучших девочек.

У кыргызской Недели моды свои особенности — нет сложных причесок и макияжа, потому что никто этого не оценит, универсальная одежда демонстрируется на высоких и стройных, а потом переделывается и продается для полных и маленьких, и девушки 170, которые компенсируют параметры дюймовочки голливудской улыбкой. Но одно неизменно — на подиуме смотрятся только высокие, поэтому дизайнеры разбирают моделей от 175 до 183 сантиметров как горячие пирожки.

Я организую показы и учу девочек дефилировать с 2000 года. Было время, когда нам постоянно звонили: "Оказывают ли девочки интим-услуги?". Приходилось нелегко, объясняя, кто такие модели и почему они не должны ассоциироваться с секс-работницами. Но никто не застрахован от легкомысленности, поэтому, если вдруг кто-то из девушек засветился в обществе, которое вредит их репутации, мы сразу же разрываем с ними контракт. 

Визажист, который пожелал сохранить анонимность

— В Кыргызстане не модельный бизнес, а так, баловство. Подавляющее большинство наших манекенщиц не подошли бы ни под один международный стандарт. Почему? Модельный бизнес за рубежом работает на поток. Там многие дизайнеры стремятся заявить о себе, поэтому модели востребованнее и "качественнее" наших. По привычному нам критерию "внешняя симпатичность" ни одна местная модель не пройдет зарубежный кастинг. Дизайнеры и модельные агентства очень дотошны — чуть ли не линейкой измеряют ширину носа, расстояние между глазами и расположение скул. На лицах зарубежных моделей во время показа минимум макияжа, потому как естественность берет свое, даже синяки под глазами не всегда замазывают. У нас же лица моделей перед выходом структурируют часами, чтобы нос стал "правильным" и скулы были такими, как нужно.

10512
Теги:
модельный бизнес, модельные агентства, Неделя моды, Кыргызстан
По теме
Музыканты шести стран выступят на фестивале "Звезды Шелкового пути — 2015"
Загрузка...

Орбита Sputnik