Председатель общественного объединения Kyrgyz Union Талгат Молдалиев

Почему 19-летний Талгат отказался от $100 в день и вернулся в Бишкек

25782
(обновлено 09:33 14.11.2016)
Он из тех, кто уверяет, что все в наших руках. Что у Кыргызстана огромный потенциал, которого многие не замечают. Что нельзя быть успешным в одиночку, а вместе мы — сила. Он объединяет молодежь, которая хочет помогать людям и открывать новые горизонты, но при этом не считает себя ее лидером.

Коротко: Талгат Молдалиев когда-то уехал учиться в Китай, освоил язык Поднебесной за три месяца, открыл в Шанхае кафе, потом закрыл его, вернулся на родину и нашел совершенно "негрантоедский" способ помогать кыргызстанцам. Его историю записала корреспондент Sputnik Асель Минбаева. 

— В прессе вас называют молодежным лидером, а вы сами можете себя так назвать?

— Я считаю, что пока не достоин этого звания. 

— На кого кыргызстанская молодежь в принципе хочет равняться?

— Я родился в 1990 году. Когда учился в школе, было модно "двигаться по-черному": драться, устраивать рамсы… Кто сильнее, тот и авторитет. Потом, в университетские годы, стало модно "двигаться по-красному", то есть быть опером, иметь связи с милиционерами. Сейчас же все хотят быть бизнесменами. Слово "стартап" уже в печенках сидит. 

— Расскажите свою историю.

— Школу я окончил в 2007 году, поступил в Кыргызско-Китайский центр при национальном университете, но через полгода захотел учиться за границей. Я просто понял, что школьная система образования у нас "на уровне", а университетская — очень слабая. 

Я хотел учиться в Америке, но родители не смогли мне этого обеспечить. Китай оказался по карману, и я отправился в город Сиянь — историческую столицу страны. Родители поставили условие: если в течение года не получу грант на обучение, придется вернуться обратно. Я старался, занимался по 12 часов в сутки. Мне по ночам даже снились иероглифы… в виде тараканов. 

Друзья тем временем учились в Шанхае. Я поднакопил денег, поехал к ним — и не захотел возвращаться в Сиянь. Контракт в шанхайском университете стоил от 5 до 10 тысяч долларов в год, родители сказали: "Балам, остановись, мы такое не потянем!".

Я сам сдал экзамены в два вуза и поступил на бюджетное отделение в оба! Выбрал Шанхайский финансово-экономический университет — один из сильнейших в Китае. Обучение-то было бесплатное, но питание и проживание приходилось обеспечивать себе самостоятельно, а Шанхай гораздо дороже, чем Бишкек. В общем, устроился я переводчиком, зарабатывал по сто долларов в день… 

Председатель общественного объединения Kyrgyz Union Талгат Молдалиев во время интервью на радио Sputnik Кыргызстан
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Активист Талгат Молдалиев: я старался, занимался учебой по 12 часов в сутки. Мне по ночам даже снились иероглифы… в виде тараканов

— Ой, а насколько там дорого? Например, хлеб сколько стоит?

— Там нет хлеба, только уйгуры продают лепешки. Одна в те годы стоила 50 сомов. Такси тоже дорогое: посадка днем — 140 сомов, ночью — 180, плюс оплата за каждый километр.

— А люди какие?

— Меня удивило количество людей, только в Шанхае их около 25 миллионов… Города красивые, чистые, а вот за собой жители Китая следят не так тщательно. Например, могут поесть и плюнуть в тарелку. Хотя китайцы трудолюбивы, пунктуальны и преданы своему делу — иногда даже до фанатизма. 

— Они знают, что существует такая страна — Кыргызстан?

— В Сияне не знали. А вот образованные люди в Шанхае знают о Кыргызстане, так как известный китайский поэт Ли Бай родился близ Токмока. 

— Быстро ли вам удалось овладеть китайским языком?

— За три-четыре месяца.

— Всего?

— Я очень упорно занимался. Через месяц перешел из первой, начинающей, группы во вторую, хотя у многих этот процесс занимает полгода. Я не хвастаюсь, но любой человек в любой точке мира может освоить китайский за два-три месяца без каких-либо курсов. Сейчас же есть Интернет! Надо правильно его использовать: читать сказки на китайском, смотреть сериалы.

В Кыргызстане к тому же много китайцев, можно с кем-нибудь договориться: ты обучаешь его, например, русскому, а он тебя — китайскому. Все просто, люди обманывают себя, придумывая оправдания. У меня есть знакомые, которые два года учились в Шанхае, но так и не выучили язык. 

— У вас ведь там был бизнес, верно?

— Да, я поднакопил денег, влез в долги и в 2014 году открыл с друзьями кафе в Шанхае. Это было приличное двухэтажное кафе в хорошем районе. Дело в том, что китайская кухня очень специфична, многие граждане России и Казахстана питаются там в дунганских и уйгурских кафе. Мы предложили свою национальную кухню и сразу стали пользоваться успехом. Но через восемь месяцев после открытия мне пришлось вернуться в Бишкек из-за состояния здоровья мамы. В итоге кафе мы закрыли. "Попали" на очень большую сумму, выплачивали ее в течение года. 

— Вы легко перенесли неожиданное возвращение на родину? 

— У меня три месяца была депрессия. Пришлось заново привыкать к Кыргызстану, к тому, что здесь надо месяц вкалывать ради двухсот долларов, хотя там можно зарабатывать сотню в день. Помогла гитара: я играл по восемь часов в сутки. 

Но я рад, что вернулся. Наверное, если бы остался там еще на пару лет, не смог бы уже жить в Кыргызстане… А сейчас я больше не хочу жить в Шанхае. 

— Легко ли вы нашли тут работу?

— Еще будучи в Шанхае, во время официального визита Алмазбека Атамбаева я познакомился с сотрудниками Министерства иностранных дел КР. Здесь обратился к ним, чтобы узнать, нет ли вакансий. Стажировался восемь месяцев, но однажды, путешествуя по Джалал-Абадской области, смотрел ночью на звезды и вдруг понял, что работа в министерстве — не мое. Уволился. 

Потом открыл курсы по изучению китайского языка и стал заниматься общественной деятельностью.

— Живя в Китае, вы ведь интересовались событиями на родине, не так ли?

— Да. В 2010 году, когда произошла революция и начались волнения на юге, мне было 19 лет. Помню, как сидел с двумя друзьями в комнате, читал новости и заплакал… В нас бушевал юношеский максимализм. Мы спрашивали себя: ну почему Кыргызстан топчется на одном месте, почему не может быть таким, как, например, Англия? 

Председатель общественного объединения Kyrgyz Union Талгат Молдалиев во время интервью на радио Sputnik Кыргызстан
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Талгат Молдалиев: мы, студенты из Кыргызстана, были в Шанхае единой силой. Всюду ходили вместе. Наших девчонок никто не смел обижать…

В конце концов мы пришли к мысли: не надо жаловаться, надо действовать! Для этого требовалось как-то объединить молодежь, что непросто. Среди иностранных студентов было много "крутых" — дети чиновников, богатых бизнесменов… Их собрать сложно.

Тогда мы стали бегать в ближайшем парке. Просто каждый день выходили на улицу и бегали, приглашая соотечественников присоединиться. Через два-три месяца нас было уже 15. Мы стали играть в футбол, ездить на пикники. Потом решили помогать детским домам, собирали по 70-80-100 тысяч сомов и привозили в Кыргызстан. 

— Как вам удавалось собирать такие внушительные суммы?

— В 2010 году в Шанхае проходила крупная выставка. Мероприятие таких масштабов там проводится раз в пять лет, его посещают до миллиона человек в день. Был и стенд Кыргызстана, где я работал переводчиком. Знакомился с разными бизнесменами, шустренько раздавал визитки — на случай, если им понадобятся переводчики.

Так у меня набралась клиентская база, и я стал привлекать знакомых. Условия были простыми: 10 из каждой сотни заработанных долларов шли на благотворительные нужды созданной нами организации Kyrgyz Union, еще 10 — на ее расходы (пикники, какие-то мероприятия).

Мы, студенты из Кыргызстана, были в Шанхае единой силой. Всюду ходили вместе. Наших девчонок никто не смел обижать… Однажды там организовали футбольный турнир для иностранных студентов, в котором приняли участие много команд. Перед турниром прошла серия товарищеских матчей, нам выпало играть с казахстанцами. Наша команда проиграла со счетом 17:1. Ушли мы поникшие… 

Один из соперников потом написал на своей странице в соцсети: "Кыргызстан всегда нам проигрывает!". Мы решили, что разбираться с ним не станем — повоюем на ближайшей игре, до которой оставалось две недели. Тренировались по два раза в день, купили 10-15 мячей, конусы. На выходных смотрели игры: изучали стратегии, комбинации. Даже новую форму заказали. 

В первом матче мы победили российскую команду со счетом 5:1. Потом вышли против африканцев — ничья, 1:1. В финале встретились с командой Казахстана. Игрок, который написал тот оскорбительный пост, сказал нам: "Сдавайтесь сразу, а то проиграете, как тогда ". Нет уж, давайте сыграем! Мы долго вели вничью, но по пенальти, к сожалению, проиграли. В итоге заняли второе место. Вы бы видели лица казахстанцев! Они уходили, как проигравшие, а мы гордо шли со своим огромным флагом. Знаете, почему? Казахстанских студентов в Шанхае было полторы тысячи, а кыргызстанцев — всего 40, из которых парней — 25. Представляете, как им было легко собрать команду и каково пришлось нам?

— Конечно! Молодцы. Насколько я знаю, приехав в Бишкек, вы также развернули бурную деятельность. 

— Да, мы строим детские площадки, помогаем детдомам, пожилым, ветеранам… и не только 9 мая. Провели два курултая: в Шанхае и на Иссык-Куле. Собрали молодежных лидеров из 25 стран под девизом "Давайте объединяться!". Ведь чем мы разрозненнее, тем неэффективнее работаем. В рамках курултаев мы организовали не просто встречи ради встреч, как делают всякие грантоеды… Я очень не люблю пустые слова. Конечно, были и те, кто просто хотел поговорить, но, к счастью, нам удалось найти людей, готовых делать что-то для родины. 

Кыргызстан — страна с огромным потенциалом, который мало кто видит. Говорят, что здесь нельзя делать бизнес. Да можно! Тут девственные условия, одному придется тяжело, надо командой. Чтобы тебя уважали во всем мире, недостаточно быть успешным в одиночку. Нужно, чтобы успешной была вся страна, и я верю, что это произойдет.

25782
Теги:
лидеры, общество, молодежь, миграция, работа, Талгат Молдалиев, Китай
По теме
Интервью, после которого бишкекчане захотят учинить бунт и уехать в Орловку
У молодежи ШОС появилось свое информационное агентство
Загрузка...

Орбита Sputnik