Предприниматель Джамиля Турдакунова

Деньги еле помещались в квартире нереальная история успеха бишкекчанки

41262
(обновлено 14:42 26.01.2018)
Девяностые. Девушка пытается пробиться к директору нижнекамского завода, не привлекая внимания мафии… "Слушай, у тебя фуфайка есть?" — обратилась она к знакомой. В ее голове зрел план.

О жизни Джамили Турдакуновой можно снять неплохой голливудский фильм. Она росла обычной фрунзенской девочкой, рано осталась без отца, и ее воспитанием занималась мама — работник культуры. Кто бы знал тогда, что в ней скрывается талант бизнесмена.

— Как вы начали свой первый бизнес?

— Это было после развала СССР. Мы еще не знали, что это за слово такое — "бизнес". Я была рядовым сотрудником в отеле "Достук". Мне исполнилось 26 лет, я очень рано вышла замуж, и к тому времени у меня было трое детей и два высших образования.

В какой-то момент пришло осознание, что коммунизма больше нет и гражданам надо думать о себе самим. Тогда люди только-только начинали "челночить". Я же захотела свою компанию, чтобы все как положено — название, адрес, устав. Знакомый юрист помог оформить фирму. Осталось решить, чем буду заниматься.

Я тренировалась ставить печать и красивую подпись, исписала много листов, но все еще не придумала, чем бы заняться. И тут на помощь пришла фортуна.

Мне, новоиспеченному директору, все еще приходилось передвигаться по городу на троллейбусе: джип в комплекте с документами об открытии компании не шел. Я смотрела в окно троллейбуса и увидела мебельный комбинат. О, думаю, надо его посетить!

На проходной представилась директором, и меня сразу впустили. Правда, к руководителю завода не пошла: одета была слишком не по-деловому. Дай, думаю, цеха посмотрю.

Ко мне подошел работник: "А вы что, журналист? Давайте я вам все покажу!". Я слукавила и под видом сотрудника прессы обошла весь завод. Там на тот момент работало совсем немного людей. Оказалось, предприятие уже долгое время не может продать мебель, забиты все склады. "Тут люди уже по полгода зарплаты не видели. Остались самые стойкие", — объяснил работник.

Я поставила себе цель продать все эти спальные гарнитуры, столы и стулья. 

Предприниматель Джамиля Турдакунова во время фотосета
© Фото / Валерия Вартанова
Бизнесвумен Джамиля Турдакунова: предприятие уже долгое время не могло продать мебель, были забиты все склады. Я поставила себе цель продать все эти спальные гарнитуры, столы и стулья.

— Как?! У вас же ни связей, ни денег, ни опыта!

— Все так и было. Потом я пошла на работу в отель и стала изучать списки постояльцев. Среди них был руководитель целлюлозного завода из города Набережные Челны. Обратилась к нему, узнала, что там много предприятий и людям деньги девать некуда.

Всю ночь провертелась у зеркала, подбирая деловой наряд. В семь утра уже уговаривала директора мебельного завода: "Дайте мне, я продам!". Он опешил: "Как я могу вам доверять?! Вы же буквально пришли с улицы. У вас залог-то есть?". Я честно ответила, что у меня, кроме троих детей, никого и ничего нет.

Он созвал руководство. Они долго колебались. Кто-то сказал: "А может, она справится? Нам и так зарплату платить нечем, скоро налоги надо платить". Решение вынесли в мою пользу.

Я сфотографировала гарнитуры и вылетела в Набережные Челны. Там ходила по целлюлозному заводу, предлагала мебель. Вагонов с товаром было очень много, но, к счастью, люди охотно покупали мебель.

Ко времени прибытия вагонов у меня все было продано. Люди скупали гарнитуры прямо с путей. В итоге у меня на руках оказалась огромная сумма. Я столько в жизни не видела! Деньги еле вместились в квартиру, коробки стояли до потолка.

Банк такие суммы не переводил, да и Кыргызстан к тому времени перешел на сомы. Коробки с рублями я домой не повезу. Женщина, у которой я остановилась, запаниковала: "Это опасно, на нас могут напасть бандиты!".

Тут мне на глаза попадается объявление: оказывается, поблизости, в Нижнекамске, есть завод, который производит автошины. Я решила закупить на всю сумму товар и переправить в Бишкек.

Но это были 90-е, когда ни один покупатель не мог договориться о поставках напрямую с заводом. Татарстанская мафия — серьезные ребята — просто никого не подпускала к директору. Купить шины можно было только у них с наценкой.

— И вы конечно не отступили.

— Нет. Я добыла фуфайку и платок. Договорилась с главой почтового отделения, что принесу почту на завод сама, как почтальон. Так меня пропустили на территорию предприятия.

В туалете сняла фуфайку, надела туфли со шпильками и превратилась в экстравагантную даму. Захожу в кабинет директора и начинаю блефовать: "Здравствуйте, я журналист из Бишкека, приехала про ваш завод писать".

Тот удивился, но согласился провести экскурсию: думаю, просто от скуки. Он долго все рассказывал, потратил на меня много времени. И вот мы с ним ужинаем, и я ему предлагаю сделку, что завод мне отгрузит столько-то вагонов шин. Тот изумился: "У вас есть столько денег?!". Я ему пообещала, что завтра доставлю наличные грузовиком. На следующий день деньги были у нужной кассы.

Прилетаю в Бишкек. Директор мебельного комбината уже издергался: "Куда ты пропала? Где деньги?". Я ему объяснила, что наличность сюда везти нереально. Вот приедут шины, и мы их продадим. "Ты сошла с ума!" — схватился он за голову.

В любом случае другого варианта не было, и "резину" доставили на склад. Тогда "Дордой" только-только начинал работать, и людям негде было купить шины. Мы все продали в течение недели. Я получила огромную прибыль.

Благодаря связям с заводами из Набережных Челнов стала возить сюда бензовозы, КамАЗы, спиртовозы. Потом работала на нашем ликероводочном заводе, выкупила почти 20 процентов акций. — Как реагировала на успехи семья?

— Она меня поддерживала. Когда муж узнал, сколько я зарабатываю, сказал: "У тебя все получается, работай, развивайся. Я с тобой".

Почему-то у меня тогда не было страха. Я продавала водку по всей России, даже в тех городах, где карта заканчивается. Ходила с огромными деньгами, однажды отправила тысячу долларов в багажнике самолета — их, правда, украли.

— Как вы стали работать на заводе в Оше?

— Меня об этом попросило руководство государственной корпорации "Кыргызалко". Так я стала коммерческим директором ликероводочного предприятия в 32 года. Дело в том, что я очень хотела узнать свою страну, посмотреть, как живут люди.

Конечно, боялась, что коллектив меня не примет. Однако все прошло очень хорошо. Мы стали дружной командой. Предприятие отдавало казне огромные по тем временам налоги. За три года, что я там работала, мы открыли 99 магазинов.

Дело обстояло так: приходили люди и говорили, что хотят торговать водкой. Мы им предлагали поставить магазин на баланс завода в счет продукции, которую они будут продавать. Система заработала.

Все шло хорошо. Но в один из дней я проходила мимо складов и увидела тысячи литров водки. Меня это поразило. Подумала: "Я же мать. У меня трое детей, а я не вижу, как они растут, потому что занимаюсь водкой".

Собрала коллектив и объявила, что ухожу. Оказалось, что до меня никто этот пост добровольно не покидал. Все удивились, но очень тепло проводили.

— В Бишкеке вы вновь тут же окунулись в работу?

— Нет, мне нужно было подумать, собраться с мыслями. Стала много читать. Все думала, чем бы заняться. Так как я долго работала за пределами Кыргызстана и очень хорошо знала таможенные и транспортные вопросы, решила развиваться в этом направлении.

Для начала мне нужны были знания. Чтобы изучить ситуацию, поехала в Екатеринбург, где на общественных началах стала помогать нашим "челнокам".

Там было много проблем, люди работали полулегально, процветала контрабанда. Грузы нередко конфисковали.

Я встречалась с губернаторами, представителями российской власти. Объясняла, что многие не знают законов и таможенные органы могли бы им подсказывать. Почему бы вместо конфискации просто не взимать штраф?

Мы помогали людям, я нарабатывала опыт. Узнала, что в России действуют таможенные брокеры, которые на законных основаниях помогают вести внешнюю торговлю, решают юридические вопросы, разбираются в таможенных пошлинах.

В Кыргызстане такого еще не было. Мы занялись вопросом и внесли поправки в Таможенный кодекс о внедрении института таможенных брокеров. В 2002 году наша компания стала первой, кто оказывает такие услуги.

— Есть ли у вас ошибка, о которой вы жалеете?

— Я слишком поздно открыла компанию. Недавно мы отметили ее 15-летие, а могло быть гораздо больше. Вот если бы я раньше начала изучать это дело… Советую всем: обязательно читайте о том, чем занимаетесь. Вы должны открывать новое дело каждый день.

Всегда уделяйте внимание сотрудникам. Я очень щепетильно подхожу к вопросу обучения кадров. Многие мои ребята сейчас занимают руководящие посты в крупных компаниях. Если человеку нужно расти, я его держать не стану: беру нового ученика и начинаю все заново. 

Предприниматель Джамиля Турдакунова во время фотосета
© Фото / Валерия Вартанова
Бизнесвумен Джамиля Турдакунова: благодаря связям с заводами из Набережных Челнов я стала возить сюда бензовозы, КамАЗы, спиртовозы. Потом работала на нашем ликероводочном заводе, выкупила почти 20 процентов акций

— Есть ли какое-то преимущество у женщин в бизнесе?

— Тут не может быть поблажек никому. В бизнесе нет пола, только контракт. Наверное, из женского мне помогает интуиция. Я чувствую людей. Если меня что-то встревожит, то работать не стану.

Однажды к нам приехал бизнесмен из Москвы, просил встречи со мной и с одним важным человеком. Мы согласились, а тот опоздал на полчаса. Не предупредил, ничего — просто опоздал.

Мы мило посидели, говорили о чем угодно, только не о бизнесе. На следующий день он позвонил: "А что по поводу наших дел?". Я оказалась непреклонна: "А какие у нас могут быть дела? Вы опоздали на полчаса и не предупредили. Значит, так будет всегда. Какие у нас после этого могут быть дела?".

— Почему тогда, в далеких 90-х, вы решили все взять в свои руки, а не плыть по течению, как тысячи замужних кыргызстанок?

— Я думала об этом. У моего мужа другая сфера — он занимается лошадьми. Без него у меня вряд ли бы что-то получилось. Этот замечательный человек занимает в семье главное место. Слова супруга важнее моих.

Люди думают, что я и дома командую, а когда попадают в гости, удивляются. Я, как и тысячи других жен, готовлю, вожусь с детьми. В этом и есть искусство быть женщиной. Зачем зарабатывать, если не можешь дарить домашним тепло?

У меня пятеро детей. Думаю, я больше состоялась как мама, а не как бизнесвумен. У меня отличные дети: дочь работает психологом в детской онкологии, сын — архитектор, другой создал семью. Слышали бы вы, как внучка играет на скрипке!

— Чем будете заниматься лет через пять?

— Я это знаю точно и всем рекомендую расписать себе план. В этом году хочу посадить 500 деревьев, чтобы через 5 лет вырос сад. Хочу, чтобы у меня родился еще один внук. Я его буду воспитывать сама. К сожалению, мне не удавалось уделять внукам много времени, а этого я буду носить на руках. Даже контракты буду с ним подписывать! Очень хочу быть хорошей бабушкой.

Если говорить о бизнесе, то собираюсь вывести компанию на международный уровень. Мы уже работаем с Узбекистаном. Сейчас благодаря политическим изменениям наша работа становится только эффективнее.

Недавно меня наградили орденом "Почетный гражданин Евразийского союза государств". Это влечет определенные обязательства.

А вот в политику идти не хочу. Ни депутатом, ни даже президентом. Куда важнее быть мамой, бабушкой. Женщиной.

41262
Теги:
мебель, труд, таможня, транспорт, бизнес, работа
По теме
С 12 лет я продавала корейские салаты — история бишкекской телеведущей
Вице-президент приедет на мою свадьбу — сотрудница Twitter из Кыргызстана
Загрузка...

Орбита Sputnik