Психолог, которая работает с больными раком детьми Бермет Иманалиева во время интервью на радиостудии Sputnik Кыргызстан

В школе было стыдно признаться, что живу в особняке: история кыргызстанки

17079
(обновлено 13:00 04.05.2018)
На кровати корчилась от боли маленькая девочка. Ее держала за руку мама, она уже не в силах была помочь умирающей дочке. В больничной палате находился еще один человек — Бермет Иманалиева, которая не имела права уйти или разрыдаться. Она психолог, которая работает с больными раком детьми.

Бермет Иманалиева — девушка из хорошей семьи. Она могла бы повторить судьбу многих кыргызстанских мажоров: гонять по трассе на дорогом внедорожнике и выставлять фотографии с очередной светской тусовки.

Вместо этого Бермет выбрала самую тяжелую профессию на свете — стала психологом в общественном благотворительном фонде "Help the Children – SKD" и теперь работает в отделении детской онкологии.

— Расскажите о своем детстве.

— Оно прошло в селе Ичке-Суу Ысык-Атинского района. Там жила моя бабушка. И хотя в школу я пошла в Бишкеке, спустя год вернулась в село. Дело в том, что бабушка была в возрасте, не хотелось оставлять ее одну. Мы вдвоем и дрова рубили, и готовили, и консервировали на зиму.

Я ходила в деревенскую школу, но через три года родители забрали меня в Бишкек, чтобы дать хорошее образование.

Психолог, которая работает с больными раком детьми Бермет Иманалиева во время интервью на радиостудии Sputnik Кыргызстан
© Sputnik / Жоомарт Ураимов
Психолог, которая работает с больными раком детьми Бермет Иманалиева: да, у меня обеспеченная семья, и что с того? Я ничего особенного не могла себе позволить, у меня ведь двое младших братьев

— Почему вы не стали вести такой же образ жизни, что и многие представители "золотой" молодежи?

— Да, у меня обеспеченная семья, и что с того? Я ничего особенного не могла себе позволить, у меня ведь двое младших братьев. Родители часто уезжали в командировки, и мне нужно было готовить, стирать, убирать. Все делала!

— И не хвастались своим благосостоянием?

— Мне было стыдно говорить в школе, что я живу в особняке. Когда одноклассники узнали, очень удивились, что у меня такой дом.

— После школы вы сразу решили, что станете психологом?

— Тогда я даже не знала, что это за профессия такая. Зато стала волонтером в Красном Полумесяце. Мы возили малоимущим семьям еду, одежду.

Я хорошо помню свою первую подопечную. Это была женщина с инвалидностью, она не могла ходить. Зато ее сын, шестиклассник, учился в балетной школе. Знаете, даже здоровые жалуются на жизнь, а в той ситуации у нее вообще опустились руки.

Я помню, как она подала чай и угостила меня творогом, приговаривая, что это для костей полезно. Мы долго разговаривали, и мне удалось ее убедить, что жизнь продолжается, что ей надо держаться ради сына.

Я видела, как ее лицо менялось. Она вдруг задумалась и сказала: "Да, моему бедному сыну так тяжело меня купать!". Я думаю, что смогла помочь ей не только продуктами.

— После работы в Красном Полумесяце вы окунулись в семейную жизнь, верно?

— Я окончила Бишкекский гуманитарный университет по специальности "практическая психология". 10 лет сидела дома, посвятила себя мужу и троим детям. А потом в какой-то момент пришло осознание, что я должна помогать людям.

Наткнулась на журнал, где напечатали интервью с председателем ОО "Поколение Best" Нурилей Чекировой. Я написала ей в Facebook, что хочу познакомиться. Мы встретились и стали сотрудничать.

Психолог, которая работает с больными раком детьми Бермет Иманалиева во время интервью на радиостудии Sputnik Кыргызстан
© Sputnik / Жоомарт Ураимов
Бермет Иманалиева: я окончила Бишкекский гуманитарный университет по специальности "практическая психология". 10 лет сидела дома, посвятила себя мужу и троим детям. А потом в какой-то момент пришло осознание, что я должна помогать людям

— Каким было ваше первое совместное доброе дело?

— Мы отправились в Нижне-Серафимовский дом-интернат. Нуриля долго меня отговаривала, мол, там тяжело: люди с инвалидностью, пожилые, горе, запахи… Но я не из брезгливых, все равно поехала.

Там мне очень запомнился один мужчина. Подопечный интерната рассказал о своей жизни. Когда-то он был преуспевающим бизнесменом, зарабатывал неплохие деньги. Его жизнь пошла крахом в один день: бизнес рухнул, жена ушла, прихватив детей. Дальше хуже. Он сидел с друзьями, но на него напали, избили и бросили умирать на морозе. Мужчина пролежал на снегу двое суток, пока его не забрали врачи "скорой". Пришлось ампутировать обе ноги. Родственники от него отказались.

Но этот человек нашел в себе силы жить дальше. Он ездит на инвалидной коляске, пытается найти детей через Интернет и при этом очень хорошо выглядит. Рассказывает, что у него в комнате нет неприятного запаха, что он тщательно за собой ухаживает. Я как-то ему даже шампунь подарила.

— Как вы стали психологом общественного благотворительного фонда "Help the Children – SKD"? Работать с онкобольными детьми сможет не каждый.

— Меня сразу предупредили, что будет сложно, однако я прошла практику и приняла твердое решение: остаюсь!

Стала работать и сразу обратила внимание на шестилетнего мальчика. Он все время лежал, беспомощный, маленький… Мамы рядом с ним не было, она работала за рубежом. Папа не знал, как помочь ребенку.

Я подошла к нему: "Привет, меня зовут Бермет. А тебя? Ты что такой грустный?". Потихоньку малыш оттаял. К лету он стал понемногу ходить, а потом приехала мама. Сейчас они проходят лучевую терапию за границей.

— Врачи никогда не объясняют детям, что у них за болезнь такая. А они сами чувствуют страшное?

— Нет, они ни о чем таком не думают. Это на родителей смотреть страшно, первые несколько месяцев они находятся в трансе: куда бежать, как лечить, что теперь будет? А дети ведут себя как дети: играют, если могут, радуются жизни.

Психолог, которая работает с больными раком детьми Бермет Иманалиева
© Sputnik / Жоомарт Ураимов
Бермет Иманалиева: помню девочку с очень тяжелой болезнью. Она уже не могла говорить, ходить, начались судороги. Ее отвезли домой, на юг. Все готовились к худшему, но неожиданно ребенок стал крепнуть. Потихоньку девочка начала ходить, улыбаться. Разве это не чудо?

— А что делать, когда уже никто не может помочь?

— Наверное, просто нужно быть рядом. У нас как-то лежала девочка лет пяти. Я еще никогда не видела, чтобы ребенок так мучился. Всю неделю она плакала. В один момент я взглянула на нее, и меня словно током пробило: этой девочки вот-вот не станет.

На следующий день ей стало плохо. Она лежала на кровати, мама гладила свою дочь, а я стояла рядом, и уже не нужно было ничего говорить. К утру она умерла. Я помню, как шла по улице и в слезах звонила своему психологу.

Спустя время я увидела эту женщину в поликлинике, она сдавала кровь с младшим сыном. Она сразу узнала меня, благодарила.

— А что вы говорите родителям, у чьих детей нет шанса на жизнь?

— Шанс есть всегда. Чудеса случаются. Я помню девочку с очень тяжелой болезнью. Она уже не могла говорить, ходить, начались судороги.

Ее отвезли домой, на юг. Я постоянно поддерживала связь с ней и ее мамой. Все готовились к худшему, но неожиданно ребенок стал крепнуть. Потихоньку девочка начала ходить, улыбаться. Разве это не чудо?

Почитайте также про Джамилю Турдакунову. Она из обычной работницы гостиницы превратилась в преуспевающую бизнесвумен.

17079
Теги:
психология, онкология, благотворительность, дети, общественный фонд Help the Children-SKD, Бермет Иманалиева, Бишкек
По теме
Деньги еле помещались в квартире — нереальная история успеха бишкекчанки
Мне было стыдно за все, что происходило на конкурсе красоты, — бишкекчанка
Загрузка...

Орбита Sputnik