Менеджер Программы финансирования устойчивой энергии в КР Нурзат Абдырасулова

Когда я вернулась на родину из Европы, у меня был шок кыргызстанка

14019
(обновлено 09:22 20.11.2018)
Много лет назад Нурзат Абдырасулова ответила решительным "нет" на предложение поработать в Европе. Она летела в Бишкек, уверенная, что дома молодого специалиста с редкой профессией непременно возьмут на работу. Не тут-то было…

В те годы мало кто из вчерашних школьников выбирал экологические специальности. Нурзат Абдырасулова была одной из смелых.

Сегодня она — президент компании "Юнисон групп" и национальный менеджер Программы финансирования устойчивой энергии в Кыргызстане (KyrSEFF). Как шутит Нурзат, работу она "создала себе сама": тогда подобные специалисты никому не требовались.

— Каким было ваше детство?

— Я родилась в селе Эмгек-Талаа Нарынской области. У нас большая семья: восемь братьев и сестер. Папа был главным экономистом в колхозе, а мама — единственным врачом на три села.

Родителей мы практически не видели, они все время работали. Мы росли под присмотром бабушки, которая была сильной личностью и научила нас многому. А школьные учителя говорили, что с моим потенциалом надо переезжать в столицу. 

Национальный менеджер Программы финансирования устойчивой энергии в Кыргызстане Нурзат Абдырасулова во время интервью на радиостудии Sputnik Кыргызстан
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Президент компании "Юнисон групп" и национальный менеджер Программы финансирования устойчивой энергии в Кыргызстане (KyrSEFF) Нурзат Абдырасулова

— И вы ведь переехали…

— Да, по настоянию педагогов и с согласия родителей я перебралась в Бишкек, окончила здесь школу. Попасть на бюджетное отделение вуза тогда было сложно. Я поступила на контрактное в Международный университет Кыргызстана, стала изучать экологию и биотехнологии. Тогда это была совершенно новая специальность.

Жизнь без семьи оказалась непростой. Я понимала, что родителям трудно обеспечивать меня, и стала зарабатывать сама. Днем училась, а по ночам подрабатывала воспитателем в интернате: там жили сельские дети, которые приехали в столицу учиться. Потом начала подрабатывать и лаборанткой в университете.

— Вы ведь окончили магистратуру в Словакии? Как вам это удалось?

— О программе мне рассказала одна знакомая. Выиграть конкурс тогда было легко: из Центральной Азии поступало очень мало заявок.

Первое, что меня поразило в Словакии, — красные крыши домов. Ведь у нас они все серого цвета. В этой маленькой стране есть и горы, и леса — ну прямо как в Кыргызстане. Кстати, местные жители, в отличие от других иностранцев, не путали Кыргызстан с Курдистаном и могли показать нашу страну на глобусе — сказывалось социалистическое прошлое. За время обучения я "подтянула" английский и выучила словацкий язык. 

— Почему вы не остались там?

— Мне предлагали работать в Словакии, но я отказалась. По наивности вбила себе в голову, что стану очень востребованным специалистом на родине. Помню, как мечтала в самолете, что приеду, продемонстрирую свои навыки… Когда вернулась, у меня был шок. Начиналась эпоха нулевых, страна пребывала в запустении, люди много пили, повсюду царила апатия…

Я подала резюме в Государственное агентство охраны окружающей среды и лесного хозяйства, но такие, как я им, видимо, были не нужны. Отказ стал для меня ударом, и я уехала в Москву. 

Менеджер Программы финансирования устойчивой энергии в КР Нурзат Абдырасулова
© Фото / Камила Мамытова
Нурзат Абдырасулова: когда вернулась, у меня был шок. Начиналась эпоха нулевых, страна пребывала в запустении, люди много пили, повсюду царила апатия…

— Легко ли вы нашли там работу?

— Да, я без проблем устроилась переводчиком в международную компанию. Там меня оценили, обещали карьерный рост. Однако меня не покидало чувство, что это — не мое.

Осенью 2001 года я вернулась в Кыргызстан, твердо решив: если работы для меня нет, найду ее сама. Весной открыла собственную организацию — общественный фонд "Юнисон", который занимается экологическими проблемами.

— Как вы нашли на это деньги?

— А денег и не было. Я работала дома, офис мне был не по карману. Средств не хватало даже на Интернет: чтобы отправить письмо, я включала модем на несколько минут. Первое время работала в одиночку, а потом решила найти помощников. Ходила по вузам и честно говорила студентам, что платить им пока не смогу, зато у меня они получат реальную практику. На следующий день пришли несколько человек. Кстати, некоторые работают со мной до сих пор, все эти 15 лет.

Мы стали проводить молодежные акции, искали спонсоров. Например, в мероприятии "Вместе за чистый город" приняли участие более трех тысяч человек. Сейчас мы также занимаемся проблемами энергетики, экологической политики и глобальных изменений климата. 

Менеджер Программы финансирования устойчивой энергии в КР Нурзат Абдырасулова
© Фото / Камила Мамытова
Нурзат Абдырасулова: я вернулась в Кыргызстан, твердо решив: если работы для меня нет, найду ее сама. Весной открыла собственную организацию — общественный фонд "Юнисон", который занимается экологическими проблемами.

— Интересно, как Кыргызстан — небольшая страна — может влиять на глобальное потепление?

— Мне кажется, наше правительство тоже не особо это понимает — так мало делается в данном направлении. Однако изменение климата сильно повлияло на республику: нередки стали ливни и сильные ветра. Скотоводы жалуются, что на горных пастбищах в середине лета может выпасть снег. Ледники в горах быстро тают.

Да, мировое сообщество не ждет, что Кыргызстан внесет финансовую лепту в копилку борьбы с изменением климата. Наоборот, мы, как страна, страдающая от этого, можем получить деньги на решение таких проблем. Есть государства, которые исторически считаются виноватыми в глобальных экологических бедах. Сегодня они не только пытаются сократить вредные выбросы, но и помогают другим странам адаптироваться к новым условиям.

— А сами кыргызстанцы могут что-то сделать?

— Да. Хотя бы просто утеплить дома, чтобы не жечь лишний уголь. Многие здания в Кыргызстане были построены в советское время. Тогда перед властями стояла задача быстро и дешево обеспечить всех граждан жильем. Энергоресурсов было предостаточно, об экономии речи не шло.

Согласно нашим исследованиям, 70 процентов энергии, которой сегодня отапливают дома, теряется — по сути, мы обогреваем улицу. Тепло уходит через дырявые потолки, тонкие стены, плохие оконные рамы и хлипкие двери.

Я была соавтором закона об энергоэффективности зданий, который приняли в 2011 году. Согласно ему, все новые дома должны быть утепленными. Сейчас есть много средств, которые помогают этого достичь, современные материалы доступны на нашем рынке. Мы изучаем здания, бесплатно консультируем население. Наши инженеры ездят в села, рассказывают, как правильно утеплять дома и экономить средства. 

Менеджер Программы финансирования устойчивой энергии в КР Нурзат Абдырасулова
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Нурзат Абдырасулова: согласно нашим исследованиям, 70 процентов энергии, которой сегодня отапливают дома, теряется — по сути, мы обогреваем улицу. Тепло уходит через дырявые потолки, тонкие стены, плохие оконные рамы и хлипкие двери.

— И как же правильно?

— В первую очередь надо определить место утечки тепла. На этом не стоит экономить — поверьте, все затраты окупятся. К примеру, нужно приобрести четырех- или пятикамерные стеклопакеты для окон, сделать двойное остекление. Застеклите лоджию, установите хорошую входную дверь. Изнутри утеплять жилье не стоит. Это технологически неправильно: из-за сырости может появиться плесень.

Вы, наверное, видели, как в многоэтажных домах отдельные квартиры утепляют снаружи, словно поясом? Так вот, это совершенно неэффективно: стена должна быть утеплена от земли до крыши.

— Ходят слухи, что в Кыргызстане невероятно выгодно иметь солнечные панели. Вы с этим согласны?

— Сейчас такими технологиями заинтересовались бизнесмены, поскольку предприятиям электричество обходится гораздо дороже, чем гражданам. Подобные системы дают не только электроэнергию, но и горячую воду, и отопление. Это позволяет не зависеть от сети. Однако из-за низкой стоимости электричества система будет очень долго окупаться. А вот солнечный коллектор для горячей воды и отопления окупится примерно за четыре года. 

Менеджер Программы финансирования устойчивой энергии в КР Нурзат Абдырасулова
© Фото / Роберт Мамбетказиев
Нурзат Абдырасулова: вы, наверное, видели, как в многоэтажных домах отдельные квартиры утепляют снаружи, словно поясом? Так вот, это совершенно неэффективно: стена должна быть утеплена от земли до крыши.

— Какая экологическая проблема в нашей стране самая серьезная?

— Конечно, проблема утилизации мусора, особенно пластика. Повсюду полиэтиленовые пакеты! Даже жители сел жалуются, что из-за них погибает скот: коровы просто съедают пакеты с мусором и умирают. Сжигать их тоже нельзя: ядовитый дым попадает в атмосферу. Надо бороться с источником проблемы — сократить использование таких пакетов. В 45 странах от них вообще отказались.

— Помните, как у нас появились якобы биоразлагаемые пакеты, за которые в магазине требовалось доплатить? Кто-то из активистов на год закопал такой в землю, а потом выкопал — и ничего с ним не случилось…

— Да, многие вещи выдают за экологичные, хотя они таковыми не являются. Очень важно, чтобы бизнес был ответственным в этих вопросах.

Сегодня пакеты сделали платными под предлогом борьбы с загрязнением окружающей среды. Но я не думаю, что для покупателей эти пара сомов имеют большое значение. Еще один вопрос: куда идут деньги? Я ни разу не слышала, чтобы кто-то из администрации супермаркетов сказал: "Вот эти средства, мы вложим их в экологию".

— Сейчас много говорят о том, что нужно заменять авто с бензиновыми двигателями на электрокары. Вы согласны?

— А насколько экологически чистыми являются такие машины? Они работают на больших аккумуляторах, которые надо менять раз в несколько лет. Эти батареи содержат очень токсичные вещества. Как их утилизировать?

Понимаете, у всего в мире есть плюсы и минусы. Идеальных решений, к сожалению, не бывает. 

Менеджер Программы финансирования устойчивой энергии в КР Нурзат Абдырасулова
© Пресс-служба президента КР / Султан Досалиев
Нурзат Абдырасулова: надо понять, что Бишкек — город не для автомобилей. Почему бы не ограничить въезд в центр? Почему бы не построить на окраине одно большое здание для всех министерств и ведомств? В Казахстане это сработало!

— Вы не считаете, что в Бишкеке слишком много автомобилей?

— Да, об этом все говорят. Кроме того, вызывает опасения качество топлива, а также тот факт, что в страну ввозят устаревшие машины. Разумеется, экологические нормы не соблюдаются.

Надо понять, что Бишкек — город не для автомобилей. Почему бы не ограничить въезд в центр? Почему бы не построить на окраине одно большое здание для всех министерств и ведомств? В Казахстане это сработало! Людям нужны пешеходные зоны и велосипедные дорожки, нужны места, где можно было бы гулять в тени деревьев, а не задыхаться от выхлопов доисторических автомобилей.

Обязательно почитайте историю Марии Рахмановой: она сумела за год открыть бизнес на несколько миллионов.

14019
Теги:
экология, интервью, Нурзат Абдырасулова, Кыргызстан
Темы:
Интересные истории кыргызстанцев за границей (49)
По теме
Я шла по Сеулу и нашла кошелек с огромными деньгами — история кыргызстанки
Кыргызстанец делал сэндвичи в съемной квартире. Теперь у него пищевой завод
В школе было стыдно признаться, что живу в особняке: история кыргызстанки
Загрузка...

Орбита Sputnik