Заместитель директора по организационно-методической работе Бишкекского научного центра травматологии и ортопедии Бакытбек Исаков

С пациентом привезли осколки его костей откровения бишкекского врача

3975
(обновлено 00:44 10.02.2019)
Отпускать Бакытбека Исакова с интервью не хотелось, ведь за долгие годы работы у доктора медицинских наук накопилось много историй. Большая их часть — рассказы о благодарных пациентах, но вспоминать некоторые случаи опытному медику больно.

Заместителю директора по организационно-методической работе Бишкекского научного центра травматологии и ортопедии удалось выделить на беседу не больше 40 минут, но мне все равно было неловко: его телефон буквально разрывался от звонков.

Бакытбеку Исакову к такому темпу работы не привыкать. Своему образованию врач посвятил больше двух десятков лет, а скольким людям он помог — не сосчитать, даже если очень постараться. 

Заместитель директора по организационно-методической работе Бишкекского научного центра травматологии и ортопедии Бакытбек Исаков
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Замдиректора по организационно-методической работе Бишкекского научного центра травматологии и ортопедии Бакытбек Исаков

— Молодые врачи сталкиваются с большим количеством испытаний уже в начале пути. Расскажите, когда вы поняли, что не мыслите жизни без медицины?

— Я никогда не терзался сомнениями по поводу того, кем хочу стать. После девятого класса поступил в Токмакское медицинское училище, проучился три года. Потом были шесть лет в Кыргызской государственной медакадемии, затем ординатура, аспирантура, докторантура… Все потому, что без новых знаний врачу не обойтись. К примеру, во время работы над кандидатской диссертацией я проводил эксперименты на высоте 3200 метров, изучая, как сращивается костная ткань при переломах в условиях высокогорья.

— Когда я поступала в университет, меня больше всего поразила очередь ребят, которые хотели стать врачами. Кажется, их было больше, чем всех остальных абитуриентов вместе взятых. Многие ли из них выдержат испытание медицинской практикой и останутся в строю?

— Сложно говорить об уровне студентов, ведь все они разные: кто-то "горит" медициной и действительно жаждет лечить людей, а кто-то пассивен и даже безразличен к делу. Родителям надо запомнить одно: не стоит заставлять ребенка учиться на врача, если тот не особенно этого хочет.

— Вы помните своего первого больного?

— Конечно, даже могу назвать его фамилию! Он поступил с переломом костей голени. Мне тогда было 22-23 года — сердце горячее, эмоций много... Операция казалась бесконечной. Было трудно, но рядом находились опытные врачи, так что все прошло успешно. Помню, как радовался, когда пациент самостоятельно вышел из больницы. Кажется, в тот день я понял больше, чем узнаю за всю оставшуюся жизнь. 

Заместитель директора по организационно-методической работе Бишкекского научного центра травматологии и ортопедии Бакытбек Исаков в кабинете
TABAKADYRBEKOVV
Бакытбек Исаков: когда первый пациент самостоятельно вышел из больницы. Кажется, в тот день я понял больше, чем узнаю за всю оставшуюся жизнь.

— Опишите случай, после которого вы уже не были прежним.

— Трудности часто возникают неожиданно: стандартная операция может обернуться настоящей борьбой за жизнь пациента, даже приходится звать на помощь коллег. Буквально месяц назад произошла ситуация, которую я вряд ли забуду. В больницу попал мой старый друг, с которым мы вместе росли в Балыкчи. Он катался на лыжах и сломал ключицу. Все шло по плану, как вдруг открылось сильное кровотечение. Я думал, это конец: казалось, мы вот-вот его потеряем... К счастью, подоспели коллеги, и нам удалось его спасти.

Одним из тяжелых испытаний для всех стала революция 2010 года, когда основная нагрузка легла именно на врачей БНЦТиО. Все операционные столы были заняты. Жизни спасали даже в перевязочных кабинетах. Благо, наш директор умело организовал работу, поэтому пострадавших, которым пришлось бы ждать помощи, не было. Кстати, когда некоторые пациенты полетели на реабилитацию в Турцию и Германию, после осмотра им сказали: "Зачем вы приехали? Вам уже все сделали как надо".

Бывает, выходишь из операционной, где человека только что вытащили с того света, и задаешься вопросом: "А мог бы я работать кем-то еще?". Знаете, я всегда даю себе четкий ответ.

— Чудеса в вашей практике случались?

— Помню, во время операции у пожилого пациента остановилось сердце. Мы, хирурги, поняли, что уже не сможем его спасти, и вышли из операционной. Однако реаниматологи не сдавались. Каково же было наше удивление, когда они сообщили, что "завели" сердце больного!

Другой пациент во время охоты случайно выстрелил себе в ногу. В Чуйской областной больнице врачи собрали ему все осколки костей голени, с ними он и попал к нам. Речь шла об ампутации, но мы нарастили все кости, которые мужчина потерял из-за несчастного случая, и удлинили ногу. На это ушло четыре года. В конце концов пациент стал уверенно ходить на двух ногах, и никакие костыли ему не понадобились. Да что там костыли — он даже не хромал! 

— Принято считать, что случайная встреча с благодарными пациентами — не редкость для любого доктора...

— Да, я часто встречаю своих пациентов, даже тех, кого оперировал очень давно. Расскажу одну историю. Дело было на моей малой родине. Мы с отцом ехали в машине, остановились у магазина. Вдруг слышу — кто-то активно сигналит. Решил, что мы мешаем проезду или другая проблема возникла. Но оказалось, что водитель КамАЗа хотел поблагодарить меня за вылеченный когда-то перелом ноги.

Заместитель директора по организационно-методической работе Бишкекского научного центра травматологии и ортопедии Бакытбек Исаков
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Бакытбек Исаков: бывает, выходишь из операционной, где человека только что вытащили с того света, и задаешься вопросом: "А мог бы я работать кем-то еще?". Знаете, я всегда даю себе четкий ответ.

— Коллега рассказывала, что одна женщина целый месяц ходила с переломом копчика. Как часто пациенты надеются на авось в очень непростых ситуациях?

— Месяц? Для наших людей это еще не срок! Они могут и годами так ходить… Откладывают визит к врачу до последнего и приходят, когда болезнь уже перешла в запущенную стадию. Особенно это касается женщин.

— Или занимаются самолечением…

— У нас много народных целителей, некоторых даже по телевизору показывают. После их "терапии" пациенты поступают в больницу с осложнениями. Правда, сейчас люди больше верят интернету, чем целителям и даже врачам. Осведомленные пациенты приходят к доктору с готовыми диагнозами, поэтому медики не должны прекращать учиться.

— Лучше уж со своим диагнозом, чем с кулаками... Часто слышу от врачей, что больные и их родственники могут не только нахамить, но и наброситься на доктора. У вас такое бывает?

— В наш центр часто попадают пострадавшие в ДТП. Понятно, что их родственники готовы разорвать водителя, по вине которого произошла авария. Это напряжение, конечно, сказывается на докторах, которым приходится общаться с семьей пострадавшего. Иногда у близких пациента случаются нервные срывы, дело может дойти до кулаков. Правда, у БНЦТиО есть одна особенность — с врачами дежурит сотрудник милиции.

— Я не раз читала о жутких случаях, когда даже опытные врачи не могли сдержать эмоций. У вас было что-нибудь подобное?

— Я врач и видел многое, но стараюсь реже заходить в ожоговое отделение. Когда видишь, как страдает маленький ребенок, который опрокинул на себя чашку с кипятком… От такого даже у бывалого медика сердце сжимается. 

Заместитель директора по организационно-методической работе Бишкекского научного центра травматологии и ортопедии Бакытбек Исаков в кабинете
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Бакытбек Исаков: каждый раз начинал скучать по Кыргызстану, как только пересекал границу. Да, для врачей есть много интересных предложений за границей, но родной дом мне дороже.

— Наверное, у каждого врача был пациент, которого не удалось спасти и невозможно забыть.

— Я никогда не забуду молодую пациентку, которая попала к нам после аварии из Балыкчинской больницы. В центре провели первичное обследование, но женщину даже не успели отвезти в палату, как прямо в коридоре случилось страшное — тромб, образовавшийся в месте перелома, оторвался и ушел в легкие. Ее срочно перевели в реанимацию, однако чуда не произошло… Помню, как трудно было сообщить родственникам, что мы не смогли спасти пациентку.

— С какими травмами к вам поступают чаще всего?

— Многое зависит от сезона. Зимой это переломы костей плеча и плечевого пояса — последствия катания на лыжах и сноубордах. Люди часто пытаются смягчить падение при помощи рук и ломают ключицы, кости предплечья. Катание на баллонах — отдельная тема. Травмы в этом случае другие: переломы копчика и позвоночника.

Уровень травматизма высок и в теплое время года. Если зимой водители хотя бы стараются ездить аккуратнее, то летом активность возрастает. Еще именно в это время ведутся строительные работы на высотках, падения чреваты разрывом внутренних органов, переломами костей таза и другим тяжелыми травмам.

— Ни для кого не секрет, что в развитых странах врачи живут, ни в чем не нуждаясь. У вас когда-нибудь возникало желание уехать из Кыргызстана?

— На протяжении восьми лет я ездил в Курган: там находится Российский научный центр "Восстановительная травматология и ортопедия" имени Г. Илизарова. Каждый раз начинал скучать по Кыргызстану, как только пересекал границу. Да, для врачей есть много интересных предложений за границей, но родной дом мне дороже.

Обязательно прочитайте интервью с учителем Бакытбека Исакова — профессором Сабырбеком Жумабековым. Он рассказал о смертельно опасном развлечении бишкекчан.

3975
Теги:
пациент, медицина, врач, Кыргызстан
По теме
Я обомлел, вытащив куски шприца из носа пациентки, — пластический хирург из КР
Женщины заботятся о своем здоровье лучше, чем мужчины, — бишкекский проктолог
У девочки в детсаду нашли венерическую болезнь — детский гинеколог из КР
Загрузка...

Орбита Sputnik