Я продавала женщин в секс-притоны жизнь преступниц в колонии под Бишкеком

16310
(обновлено 11:52 01.04.2019)
Корреспонденту Sputnik удалось пообщаться с заключенными женской исправительной колонии № 2 с глазу на глаз. Они откровенно рассказали о местных порядках.

"В четверг я родила, а уже в понедельник предстала перед судьями. Я сидела за решеткой с дочкой на руках и слушала приговор. Мне дали восемь лет лишения свободы", — рассказывает худенькая 30-летняя брюнетка.

Назира вместе с трехлетней доченькой отбывает наказание в исправительной колонии. Девочка не понимает, где они живут. Мама объяснила ребенку, что это такой детский садик.

Надзирательница женской исправительной колоним №2 в КР
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Всего в блоке для мам с малышами находится восемь женщин. Тут можно жить, пока ребенку не исполнится три года.

"Меня задержали, когда я была беременной. Сначала находилась в следственном изоляторе, там гораздо хуже — в комнате жило с десяток женщин, которые постоянно курили. Здесь нам с дочкой хорошо", — рассказывает женщина.

За плечами моей собеседницы страшное прошлое — она угодила в колонию за торговлю людьми. Жертвами женщины были проститутки. Ее подельнику дали 10 лет лишения свободы. 

"По новому закону ему уже сократили срок на 2,5 года. Надеюсь, и мне скостят. Хочется домой уже… Хотя здесь неплохо: в одной комнате живут три мамочки с детьми. Нас всем обеспечивают, даже подгузники дают", — рассказывает женщина.

На воле Назиру ждет старший сын: ему скоро исполнится девять. Его отец ни разу не навестил осужденную, и судьба собственных детей его не интересует. 

Всего в блоке для мам с малышами находятся восемь женщин. Тут можно жить, пока ребенку не исполнится три года. Потом малыша забирают в детский дом, а мать переезжает в отряд к другим осужденным. 

Детские вещи на территории женской исправительной колонии №2 в селе Степное
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Когда ребенку исполняется три года, его забирают в детский дом

Обитатели колонии рассказывают о заключенной, которая регулярно рожала, чтобы попасть сюда и жить отдельно от остальных. Когда ребенку исполнялось три года, его забирали в детский дом, а она снова беременела — раз в месяц заключенным разрешены трехдневные свидания. Так она стала матерью семи детей, не воспитав толком ни одного.

В женской колонии сейчас 320 женщин. Они проживают в четырех одноэтажных домиках, в каждом примерно по 80 осужденных. Никаких решеток на окнах нет. Двухъярусные кровати отделены кружевными занавесками. 

Общий барак для осужденных в женской исправительной колонии №2 в селе Степное
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
В женской колонии сейчас находится 320 женщин

"Если бы не вышки с колючей проволокой, то это место можно было бы принять за дешевый пансионат. Если честно, мне раньше казалось, что на зоне гораздо страшнее", — рассказывает 50-летняя осужденная.

Жизнь "по понятиям" осталась в прошлом, рассказывают заключенные. Когда-то сиделицы сами наказывали женщин, которые были осуждены по "нехорошим" статьям. Таковыми считались убийства детей и родителей, а также махинации в пенсионных фондах. 

Осужденная в женской исправительной колонии №2 в селе Степное
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Осужденные проживают в четырех одноэтажных домиках, в каждом — примерно по 80 женщин

Таким преступницам приходилось несладко: им отводили самые плохие места в комнатах, они делали самую грязную работу, но самое главное — никто из заключенных с ними не разговаривал.

Замира помнит то время. Она попала сюда в 1996 году за кражу ребенка.

"Я похоронила свою дочку и от горя украла маленькую девочку. Через три часа пришла в себя и вернула ребенка. Меня обвинили еще и в том, что я украла у девочки золотые серьги. Мне дали 4 года лишения свободы. Несмотря на статью, меня тут никто не обижал, потому что люди поняли мою ситуацию", — рассказывает она.

По словам заключенных, сейчас статья не имеет значения. Гораздо важнее то, какие "передачки" привозят родственники с воли. Раньше в колонию можно было передавать определенное количество продуктов. Сейчас ограничения сняты, вот только нельзя ввозить больше трех килограммов сахара — администрация опасается, что заключенные будут гнать самогон.

"Если у тебя есть что предложить к столу, значит, будешь пользоваться уважением. Особенно ценятся сахар и кофе. Однако самая крепкая валюта, которая у нас на вес золота, — это сигареты определенной марки, синие. Банку кофе можно взять за 4 пачки, сахар — за пачку. Также за 20 сигарет можно получить 20 сосательных конфет или 10 шоколадных. Как вы поняли, сигареты тут — лучшее платежное средство, ведь деньги на зону проносить нельзя", — рассказывает заключенная.

В колонии осужденные могут обучиться профессии и зарабатывать. Например, швеи получают от 2 тысяч сомов и выше — все зависит от квалификации. Вещи, пошитые руками сиделиц, можно найти на наших рынках — они выпускают даже форму для школьников. Рабочий день у них длится с восьми утра до пяти вечера. 

В женском исправительном учреждении №2 в селе Степное 26 сентября состоялось открытие здания Центра реабилитации и социальной адаптации Чистая зона.
© Sputnik / Досхан Нусупбеков
В колонии осужденные могут обучиться профессии и зарабатывать деньги. Например, швеи получают от 2 тысяч сомов и выше — все зависит от квалификации.

Также в колонии есть повара, няни, электрики из числа осужденных. Заработок переводят на карточку, ведь в колонии пользоваться деньгами нельзя — даже в местном магазине товары продают под запись. Как рассказывают заключенные, цены там такие же, как и на воле.

Женщины жалуются, что им не хватает общения с внешним миром. Если кто-то из администрации найдет у заключенной телефон, ей светит пара недель штрафного изолятора — это маленькая одиночная камера, где царит полумрак.

Раньше наказание в карцере было более суровым, ведь заключенные не могли там ни прилечь, ни даже сесть — кровать раскладывалась только после 17:00. Сейчас такого уже нет.

Кстати, интимные отношения между женщинами тоже канули в Лету. А вот дружба заключенных — явление вполне обыденное. Тут близкие подруги называются "хлебками". Это значит, они едят за одним столом.

"Здесь вообще очень много жаргонных словечек, но я вам их не скажу: они нецензурные. Раньше я даже хотела книжку об этом написать", — рассказывает заключенная.

Самая большая проблема осужденных женщин — это туалет и душ. Вообще-то в каждом доме есть уборная, вот только из-за старой канализации туда можно ходить только по маленькому. Чтобы справить большую нужду, нужно дойти до уличного туалета, а это несколько минут ходьбы. 

В женском исправительном учреждении №2 в селе Степное 26 сентября состоялось открытие здания Центра реабилитации и социальной адаптации Чистая зона.
© Sputnik / Досхан Нусупбеков
Самая большая проблема осужденных женщин — это туалет и душ

Раз в неделю женщины могут сходить в баню, еще в теплое время года работает летний душ. Женщины сетуют, что этого недостаточно.

Многие из них намеренно идут на кражу, чтобы очутиться на зоне. Дело в том, что они бездомные и на воле им просто негде переждать холода. Эти женщины даже готовы взять на себя чужие нераскрытые преступления.

Многие осужденные ни разу не посещали столовой. Они готовят себе сами — в каждом доме есть электрические плитки и холодильники. Женщины подписывают свои продукты, брать чужое без спроса категорически запрещено.

Несмотря на то что интервью были анонимными, ни одна заключенная не высказалась плохо о сотрудницах колонии. 

Сотрудники женского исправительного учреждения №2 в селе Степное, где состоялось открытие здания Центра реабилитации и социальной адаптации Чистая зона.
© Sputnik / Досхан Нусупбеков
Несмотря на то, что интервью были анонимными, ни одна заключенная не высказалась плохо про сотрудниц колонии.

"Они нормальные женщины. Если ты к ним по-человечески относишься, то и они к тебе будут относиться так же. Когда нам чего-то не хватает, они приносят это из дома. От своих семей отрывают", — рассказывает осужденная.

Известно, что женщины просто так за решеткой не оказываются. Судьи обычно назначают им реальный срок только за очень серьезные преступления. Сами заключенные по-разному относятся к тому, что совершили. Многие уверяют, что их подставили. Есть и те, кто искренне признал вину. Многие при виде камер закрывают лица.

"Я не хочу, чтобы меня видели родные. Они не знают, что я тут, а мне еще жить дальше", — объясняет тоненькая девушка 23 лет.

Она улыбается и о чем-то щебечет с подружками. Этой девушке придется сидеть очень долго — она хладнокровная убийца.

Обязательно почитайте интервью с Зумрад Джанабаевой. Она не только пять лет проработала в колонии, но и впоследствии возглавила Дорожно-патрульную службу Бишкека.

16310
Теги:
женщины, быт, репортаж, правосудие, преступление, заключенные, колония
По теме
Ажар закопала своего ребенка в снегу — теперь она мечтает о муже. Репортаж
Я зарезала мужа, но зато он умер без боли — репортаж из колонии под Бишкеком
Загрузка...

Орбита Sputnik