Женщина пишет на листе бумаги сидя в кресле

Это меня убивало откровенный рассказ бывшей чиновницы о госслужбе в КР

8562
(обновлено 16:24 09.06.2019)
Госслужащие очень боятся сказать что-то лишнее — каждое их слово одобрено начальством и пресс-службой. Впрочем, иногда им тоже хочется излить душу.

Это интервью не преследует цель очернить какое-то конкретное ведомство: примерно так же работают многие государственные учреждения. Именно поэтому мы с собеседницей сразу договорились, что не будем называть место ее работы.

Следует отметить лишь, что моя визави несколько лет трудилась в двух ведомствах и успела занять неплохую должность. Женщина лишилась работы после очередной смены руководства. Бывшая чиновница согласилась рассказать, как устроена госслужба "изнутри", но по понятным причинам — на условиях анонимности.

— Мы все знаем, что у сотрудников госорганов "смешные" зарплаты, однако туда невероятно сложно устроиться: говорят, люди платят за должности большие деньги. Это так?

— Все зависит от места работы. Если там есть доступ к деньгам, устроиться действительно трудно. Чаще всего на госслужбу идут по одной причине: это престижно. Людям нравится говорить, к примеру: "Я работаю в министерстве". Согласитесь, звучит круто.

Я часто встречала мажоров, сыновей влиятельных родителей, которые рвутся на госслужбу. Один из них сказал: "Я пришел сюда, потому что хочу стать депутатом". Кстати, он не отличался интеллектом. Было забавно: ты идешь на работу пешком, а стажер приезжает на "Лексусе". Конечно, есть те, кто действительно мечтают сделать Кыргызстан лучше, но многие из них в госструктурах не задерживаются.

Большинство приходят на государственную службу "по связям". Есть и такие, которые пробиваются сами, но им гораздо тяжелее. Люди могут два-три года работать бесплатно. То есть они делают все, как другие сотрудники, только ничего не получают. За них просят уже начальники отделов... Впрочем, часто бывает так, что место освобождается, а хорошего стажера взять не могут: уже пообещали какому-нибудь влиятельному человеку устроить его родственника. Но если человек действительно хочет там работать, рано или поздно он этого добьется.

Другой вопрос, что многие к тому моменту выгорают. Я, например, больше не хочу такой работы. Или тебя сожрут, или ты должен кого-то сожрать — меня это убивало. А еще ты должен уметь нравиться каждому.

— Много лет назад, когда я работала в другой редакции, туда на хорошую должность назначили родственницу директора. Коллективу хватило несколько месяцев, чтобы выжить ее... Почему в госорганах так не делают?

— Никого там выживать не станут. Все понимают, что ничего не изменится. Ну что ты сделаешь? Пожалуешься? Тебе скажут: "Не хочешь работать — уходи. Завтра на твое место придет десяток желающих".

Никакой солидарности нет, каждый сотрудник живет в своем "домике". Не думайте, что полезные связи нужны только плохим работникам. Даже если вы суперпрофессионал, знакомства на госслужбе не помешают.

— Какую проблему наших госорганов можно считать главной?

— Там практически невозможно кого-то уволить. Ты должен стать виновником невероятного провала, чтобы с тобой распрощались. Это сложный процесс, надо проходить дисциплинарную комиссию. Мало кто из начальников хочет с этим связываться. Вдруг уволишь человека, а у него влиятельные родственники? Всегда же кто-то за кем-то стоит...

Что мы видим в итоге? Что фактически работает только половина сотрудников (в лучшем случае), а все остальные — просто "чьи-то люди". Они ничего не хотят делать или элементарно не соответствуют занимаемой должности. В итоге на небольшое число добросовестных сотрудников сваливается работа, которую должен выполнять весь отдел. При таком раскладе даже профессионалы быстро выгорают.

— Разве их никак не поощряют? Есть же всякие премии, грамоты...

— Нет, это не мотивация. Премии выдают всем и всегда — при такой маленькой зарплате нельзя лишать людей дополнительных средств. Надо сотворить что-то криминальное, чтобы тебя лишили премии. Грамоты и награды вручают крайне редко.

Повышение — это отдельная тема. В принципе, карьера не сильно зависит от того, насколько хорошо ты работаешь. Просто надо ждать, когда уйдет начальник. Так как уволить или понизить его не могут, он должен либо пойти на повышение, либо устроиться на другую работу. Женщины еще уходят в декретные отпуска.

— Как надо работать, чтобы добиться успехов на госслужбе?

— В системе выживают те, кто сильно не высовывается. Ведь чем больше ты работаешь, тем больше ошибаешься, а значит, тебя чаще ругают. Как только ты начинаешь усердно пахать, на тебя сваливают еще больше дел. Зачем напрягаться, если это все равно никто не оценит? Если же ты спокойно сидишь на своем месте, тебя не тронут. Надо делать только то, что скажут.

— Моя знакомая госслужащая говорит, что сотрудники не имеют права уходить с работы раньше начальника. Даже когда никаких дел нет, они вынуждены сидеть там до девяти вечера.

— Я тоже встречала таких руководителей. Да, сотрудники сидят в Facebook, но зато до восьми... В некоторых ведомствах есть надбавки за переработку, и по вечерам люди смотрят сериалы. Я их не осуждаю: у них такие зарплаты, что приходится изощряться.

— Кстати, сколько платят нашим госслужащим?

— По-разному. В некоторых ведомствах — 4-5 тысяч, а где-то и до 30 тысяч, если учреждение оказывает государственные услуги населению. Это совершенно законная схема.

— А что насчет коррупции?

— Она есть там, где имеется доступ к финансовым потокам. Я никогда в таких местах не работала. Причем не надо думать, что все тамошние сотрудники поголовно коррумпированы. Если честно, взяточников я не встречала, а вот честолюбцев — очень часто.

— У меня есть знакомая, которая всю жизнь отдала госслужбе и была назначена на высокую должность. Но на этот пост стал претендовать родственник влиятельного человека, и в итоге ее понизили.

— По закону о государственной службе такие должности называются патронажными. На них назначают без конкурса, в отличие от остальных вакансий, где претенденты проходят семь кругов ада. Да, туда легче попасть, но и слететь оттуда — тоже.

Естественно, вашу знакомую не уволили, а только понизили: кто-то же должен тянуть всю работу! Многие мои знакомые в свое время отказались от повышения. Каждый говорил: "Зачем мне это надо? Правительство снова сменится, и меня уберут". Проблема в том, что большие начальники часто меняются, и каждый новый шеф пытается сделать что-то свое, игнорируя начинания предшественника. От этого страдают сотрудники и население.

Еще хуже, когда новый большой начальник просто боится что-то подписывать. Он понимает, что через полгода-год его снимут. А вдруг он ввяжется во что-то "не то", и его посадят?

— Я как-то беседовала с кыргызстанкой, которая живет в Швейцарии. Она работает в инвестиционной компании и однажды решила привезти в КР долларовых миллионеров, которые раздумывали, во что вложить свои богатства. Девушка организовала им встречу с местными чиновниками, но те откровенно скучали, а один высокопоставленный товарищ нахамил ей при иностранных гостях. Сделки не получилось.

— Это большая проблема. Почему соседи живут лучше нас? Да потому, что они умеют суетиться. Нам самим надо побегать, чтобы чего-то добиться, а мы все ждем готового... Я часто слышу, как коллеги из других стран жалуются: "Мы могли обеспечить Кыргызстану такой шикарный проект! Надо было всего-то одно письмо написать, но они и этого не сделали".

Думаю, проблема в том, что у госслужащих глаз замылен. Человек думает так: "Мне сегодня надо составить один документ, а тут эти инвесторы пристали". Он не понимает, что какая-то бумажка ничем не поможет Кыргызстану, а инвесторы — еще как! Вот так и уничтожаются отличные возможности.

Обязательно почитайте интервью с руководителем "Бишкекзеленхоза" Эльнурой Жолдошевой. Она рассказала, на какие жертвы ей приходится идти, чтобы сохранить зеленый облик города.

8562
Теги:
чиновники, Кыргызстан
По теме
Почему я решил стать гаишником — интервью с таксистом, прошедшим конкурс
Lexus за $100 тыс — на чем катаются слуги народа в Кыргызстане. Видео
Загрузка...

Орбита Sputnik