Анестезиолог-реаниматолог Омурбек Садыков

Врачи ужаснулись, увидев девушку после криминального аборта, доктор из КР

6822
(обновлено 14:50 16.06.2019)
Асель Минбаева
"Она была очень молодой — всего 19 лет — и красивой. Девушка доверилась медсестре, которая делала аборты на дому, и очень об этом пожалела", — рассказывает анестезиолог-реаниматолог Омурбек Садыков.

33-летний Омурбек Садыков работает в Национальном хирургическом центре имени Мамбета Мамакеева. Впрочем, он не только доктор: чтобы не бросать любимую медицину из-за маленькой зарплаты, мужчина открыл магазин спортивных товаров. Доктор-бизнесмен очень откровенно рассказал о своих буднях.

— Быть реаниматологом и вытаскивать людей с того света — это что-то запредельное. Был ли в вашей практике такой случай, который можно назвать чудом?

— Это произошло ночью. Нам позвонили из "скорой" и сказали срочно готовить операционную: они всегда так делают, если пациент экстренный.

Так было и на этот раз. Нам привезли мужчину лет 35, он был весь исколот ножом. Позже выяснилось, что у него 9 ранений — в живот, грудь и ноги. Большой такой пациент попался, под 110 килограммов.

Оказалось, что он пошел на той и поругался с родственником. Тот был маленьким, щупленьким, наверное, поэтому и схватился за нож.

Потерпевший был при смерти: он потерял много крови, пульс не прощупывался, но сердце продолжало биться — значит, есть шанс!

В операционной нам пришлось нелегко. Из-за многочисленных кровотечений доктора не успевали вливать донорскую кровь. Над его ранами мы колдовали 6 часов! У меня в конце операции уже ноги тряслись. Помню, как ждал, пока он откроет глаза… Лишь когда пациент проснулся, можно было выдохнуть.

— Часто бывает такое, что не сумели спасти человека?

— И такое бывает. Особенно запоминается, когда умирают молодые. Как-то привезли девушку лет девятнадцати. Она пошла к гинекологу, который принимал в кабинете близ Ошского рынка, — хотела сделать аборт. Та направила ее на анализы, но девушке очень не хотелось ждать. Кроме того, она боялась, что о беременности кто-то узнает.

Уже в коридоре ее схватила за руку медсестра: "Не надо анализов. Приходи ко мне домой, я все сделаю". Девушка явилась к ней, и медсестра принялась за дело.

К сожалению, у женщины не было должного медицинского образования. Она лишь наблюдала, как процедуру делают другие врачи, и попыталась повторить. В домашних условиях медсестра проткнула несчастной матку и, вместо того чтобы извлечь плод, стала вытягивать кишечник.

Женщина не сразу поняла, какую именно плоть искромсала. Мы потом долго боролись за эту пациентку. Хирургам пришлось удалить матку и наложить множество швов, но было поздно. Из-за того что кишечник был сильно поврежден, у пациентки развилась алиментарная недостаточность, то есть ей попросту не хватало питательных веществ.

К сожалению, в один из дней девушке стало хуже, пульс перестал прощупываться. Она скончалась.

Анестезиолог-реаниматолог Омурбек Садыков
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Анестезиолог-реаниматолог Омурбек Садыков: Инфекции половых путей долгое время они могут не беспокоить женщину, а после родов начинаются осложнения. Это может привести к полному заражению организма и необходимости удалить матку.

— С какими недугами вы чаще всего сталкиваетесь?

— Так как я работаю в неотложной хирургии, постоянно имею дело с теми, кому операция нужна незамедлительно. Речь идет об аппендицитах, холециститах, перитонитах, ножевых и огнестрельных ранениях. Также у нас есть гинекологическое отделение, поэтому помогаю при внематочных беременностях, разрывах кист и септических состояниях женщин. Последнее особенно опасно.

Такое происходит, когда у женщины инфекции половых путей. Долгое время они могут ее не беспокоить, а после родов начинаются осложнения. Это может привести к полному заражению организма и необходимости удалить матку.

— Вы ведь еще и в регионах работали, верно?

— Да, меня как холостого от больницы командировали в Джеты-Огузский район Иссык-Кульской области. Там было очень много работы, ведь я оказался единственным анестезиологом-реаниматологом.

Кстати, местная больница очень даже неплохо оснащена. Кроме того, в регионах гораздо меньше криминала — редко кого привозят с ножевыми ранениями. Все-таки в селах все друг друга знают. Конечно, иногда случаются семейные дрязги, но сор из избы выносить не принято: чаще всего пациент лжет, что просто "упал".

— А правда, что один наркоз отнимает 10 лет жизни?

— Ага, и передает их анестезиологу! Я за 140 лет работы такого бреда никогда не слышал (смеется). А если серьезно, у меня есть одноклассница, которая 9 раз получала наркоз. Сейчас ей 33 года, а по вашей логике она должна выглядеть на 120 лет.

— Говорят, пациент при наркозе чувствует невероятную эйфорию!

— Ничего подобного, он просто спит. "Сны" приходят во время пробуждения. Этот момент у всех происходит по-разному. Некоторые заранее просят: "Доктор, наверное, я сболтну что-то лишнее. Не рассказывайте жене!". Многие матерятся, поют песни или читают молитвы, будто очень пьяны. Кстати, в середине XX века наркозные препараты использовали как сыворотку правды.

Анестезиолог-реаниматолог Омурбек Садыков
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Омурбек Садыков: Люди начитаются интернета и начинают требовать, чтобы врачи лечили их так, как они хотят. Иногда даже заявляют: "Я пациент, вы обязаны меня слушать". Конечно, есть выражение "Клиент всегда прав", но какое отношение оно имеет к пациентам? Я вас уверяю: люди, которые не слушают врачей, чаще страдают от осложнений.

— Что вас больше всего расстраивает в работе?

— Хамство пациентов. Люди начитаются интернета и начинают требовать, чтобы врачи лечили их так, как они хотят. Иногда даже заявляют: "Я пациент, вы обязаны меня слушать". Конечно, есть выражение "Клиент всегда прав", но какое отношение оно имеет к пациентам? Я вас уверяю: люди, которые не слушают врачей, чаще страдают от осложнений.

— Вы ведь не только доктор, но и владелец магазина одежды. Как так так получилось?

— Это произошло лет пять назад. Тогда из-за нововведений в больнице мне досталась работа на полставки. Ежемесячная зарплата составляла чуть больше 4 тысяч сомов. Конечно, на такую сумму невозможно прожить.

В то время моя сестра переехала в Россию и стала присылать оттуда вещи на продажу. Сначала это были мелочи — полотенца, детские вещи, кухонная утварь, однако со временем бизнес рос.

Сейчас у нас есть свой магазин, где продаются спортивная одежда и обувь.

— Если бы вам хватало зарплаты врача, вы бы стали заниматься бизнесом?

— Никогда! От медицины я получаю такое удовлетворение! Если бы любимая работа приносила достойный доход, то не было бы смысла дергаться и работать на износ.

Врачам и так приходится нелегко: все те годы, пока сверстники получают дипломы, строят карьеру, заводят семьи, ты продолжаешь учиться. Потом, наконец, устраиваешься на работу.

Все вокруг думают, что хорошего врача и так пациенты прокормят. Вот только не надо думать, что в медицине крутятся большие деньги. Посмотрите вокруг: неужели вы думаете, что у людей в Кыргызстане внушительные финансовые возможности?! При этом считаю ниже своего достоинства попрошайничать. Все-таки я доктор, а эта профессия ко многому обязывает.

Обязательно почитайте историю Гульзат Асаналиевой. Эта девушка каждый день спасает детей от нерадивых мам.

6822
Теги:
бизнес, здравоохранение, реаниматолог, медицина, интервью, Кыргызстан
По теме
Девушка искала нового мужа, пока ее дети выпрашивали еду, — инспектор из КР
Бишкекчанке было стыдно сказать правду молодому доктору — записки врача
Загрузка...

Орбита Sputnik