Бизнесвумен Айканыш Ахматова во время интервью

Банк забирал мою квартиру за долги история бишкекчанки

7365
(обновлено 11:57 13.08.2019)
Асель Минбаева
Айканыш Ахматова рассказывает о самой роковой своей ошибке. Много лет назад девушке начало казаться, что она "крутая бизнесвумен". Айканыш пошла в банк за кредитом и вскоре очень пожалела о необдуманном поступке…

Она могла бы написать о себе в Инстаграме "бизнесвумен, счастливая мать и жена". Вот только у девушки нет страничек в социальных сетях — не до того.

Я почему-то решаю сразу перейти в наступление: "Айканыш, а вы за 10 лет, что занимаетесь бизнесом, на квартиру в Бишкеке заработали?". Она смущенно кивает головой. Я не отступаю: "А на две? А на три?". Она рассмеялась и снова ответила утвердительно…

Девушка вот уже 10 лет занимается бизнесом. У нее уже три магазина: в одном продается детская обувь, еще в двух — вещи для детей. Она стала предпринимателем после того, как у нее еле хватило денег на обувь для дочери.

— Расскажите о себе.

— Я родилась в бишкекской семье научных интеллигентов. Конечно, родственники были в шоке, когда я решила заняться бизнесом. Бабушка с дедушкой твердили, что я должна стать преподавателем.

Наверное, в тот момент я их разочаровала. Понадобилось много времени, чтобы они изменили свое мнение на мой счет.

Я всегда была бунтарем. На первом курсе мне стало не хватать карманных денег, и я пошла работать продавцом одежды в торговый центр. Было тяжело в моральном плане, ведь у меня за плечами была школа № 6 — место, где учились столичные дети, которые не стремились работать в 16 лет.

Бизнесвумен Айканыш Ахматова во время интервью
© Sputnik / Эркин Садыков
Айканыш Акматова: Я родилась в бишкекской семье научных интеллигентов. Конечно, родственники были в шоке, когда я решила заняться бизнесом. Бабушка с дедушкой твердили, что я должна стать преподавателем.

— Вы ведь год жили в Китае?

— Да, я поступила в Бишкекский гуманитарный университет, изучала китайский язык. На втором курсе меня отправили на стажировку в город Сиань — древнюю столицу Китая.

Я тогда впервые выехала за пределы Кыргызстана. Раньше мне казалось, что за границей все гораздо лучше и красивее, чем у нас. Как же я была разочарована, что за городами у них все то же, что и здесь, а иногда даже хуже!

— Есть стереотип, что в Китае все дешево.

— В Сиане действительно товары недорогие — это же не Шанхай. Но, с другой стороны, не надо думать, что там ты можешь за копейки купить вещь отличного качества. Все закономерно: низкопробное — по низким ценам.

— Как местные жители относятся к кыргызстанцам?

— Люди с европейской внешностью привлекают в Китае гораздо больше внимания. Когда мы с подружками, русскими девчонками, заходили в кафе, китайцы приходили в восторг. Они были, как инопланетяне, им часто что-то дарили.

А вот моя азиатская внешность такого ажиотажа не вызывала. Более того, когда я стала говорить без акцента, местные стали принимать меня за свою и очень удивлялись, узнав, что я не китаянка.

— Люди, которые сумели овладеть китайским языком, легко могут устроиться на работу переводчиком, верно?

— Да. После Китая я переехала в Алматы, ведь мой жених из Казахстана, и он решил, что мы будем жить там. Я быстро устроилась переводчиком. По местным меркам платили мне немного — всего 500 долларов. Однако я все равно была рада: не так-то легко устроиться на работу в 18 лет без гражданства.

— Как вам жилось в Алматы?

— Я влюблена в этот город! Он не очень отличается от Бишкека. Язык, люди, обычаи… — все очень похоже. Просто там чуть больше денег. Даже внешне сложно отличить кыргыза от казаха — все-таки мы братские народы.

Впрочем, потом мы все равно вернулись в Бишкек. Муж сказал, что именно тут он счастливее.

Бизнесвумен Айканыш Ахматова во время интервью
© Sputnik / Эркин Садыков
Айканыш Акматова: Когда я начинала бизнес особых накоплений у меня не было — всего тысяча долларов. Еще 6 тысяч заняла у своей тети-химика. Это были ее сбережения за всю жизнь. В общем, мне удалось назанимать 15 тысяч долларов.

— Как вы решили открыть свой магазин?

— Мне было 22 года, я была молодой мамой. Как-то раз невропатолог осмотрел мою трехлетнюю дочь и сказал, что нам нужна ортопедическая обувь.

Мы с мужем отправились ее искать. Такие ботинки продавались только в одном магазине, они были некрасивые и стоили очень дорого — около 3 тысяч сомов. Чтобы вы понимали, дело было в 2009 году, тогда детскую обувь можно было купить за 400 сомов.

В том магазине мы могли себе позволить только одну пару обуви — уцененные ботиночки по 1 300 сомов. Я подумала: это надо менять! Стала сама искать варианты и вышла на турецкую фабрику — самую крупную по производству детской обуви.

Там со мной не захотели даже разговаривать. Кому интересна 22-летняя домохозяйка с трехлетним ребенком, страдающим от плоскостопия? Потребовалось полгода переговоров, чтобы они разрешили мне купить у них что-то.

— Где вы взяли деньги?

— О, это всем интересно. Особых накоплений у меня не было — всего тысяча долларов. Еще 6 тысяч заняла у своей тети-химика. Это были ее сбережения за всю жизнь. В общем, мне удалось назанимать 15 тысяч долларов.

Что важно, лишь 7 тысяч долларов я потратила на обувь, остальное было вложено в рекламу. Тогда редко кто так делал. Со своими брошюрами и плакатами я облазила все детские сады и поликлиники.

Пыталась прорваться к педиатрам, а мамочки в очереди меня крыли матом: мол, уходи отсюда, нам надо ребенка показывать! Меня отовсюду выгоняли, хамили. Ну а что поделать? Тогда соцсети еще не были такими популярными, рекламу размещать особо негде.

Я арендовала бутик в "Детском мире". Денег хватило только на забытое богом место, до него мало кто добирался. Однако тогда я была рада и этому.

Все крутили пальцем у виска: "Кто будет покупать твою обувь за целых 2 тысячи? Ты что, ненормальная?". Мне понадобилось время, чтобы люди поняли: за те деньги, что обычно тратят на шашлыки с друзьями, они покупают не обувь, а комфорт для ребенка. Сейчас у меня уже три магазина: один с обувью, и еще два — с детской одеждой.

Бизнесвумен Айканыш Ахматова во время интервью
© Sputnik / Эркин Садыков
Айканыш Акматова: Я арендовала бутик в "Детском мире". Денег хватило только на забытое богом место, до него мало кто добирался. Однако тогда я была рада и этому.

— Расскажите о своей самой большой ошибке в бизнесе.

— Я решила открыть второй магазин обуви. Мне казалось, что я теперь крутая бизнесвумен и все знаю. Тем более многие покупатели жаловались: "Вы находитесь в центре, а мы живем в микрорайонах. К вам очень далеко ездить". Мы провели опрос, и 90 процентов респондентов ответили, что им было бы гораздо удобнее, если б магазин располагался в южной части города.

Тогда я еще не подозревала, что покупатели не всегда знают, чего хотят. В микрорайонах есть торговый центр, где аренда в 4 раза дороже. Чтобы открыть там бутик, мне пришлось взять кредит в банке, заложив квартиру.

Это была моя самая-самая большая ошибка! Правду говорят: берут в долг чужие деньги и на время, а отдают свои и навсегда.

Мало кто считает, сколько ты переплатишь, каким будет процент. Вроде бы элементарные вещи, но я это почему-то тоже не учитывала — у меня не было ни соответствующего образования, ни опыта.

Казалось, все должно пройти идеально: тот торговый центр тогда был невероятно популярен, но мой бутик пустовал. Я думаю, это произошло потому, что в том торговом центре практически не было больше товаров для детей и люди не видели смысла ездить туда только ради обуви.

В "Детском мире" товар постоянно заканчивался, и мне приходилось каждый день на своем горбу возить туда коробки.

Через год пришлось закрыть тот бутик. Магазина больше не было, а долги остались. Я была в отчаянии: банк собирался отобрать квартиру, в которой я живу, а мне нечем было погашать кредит. Это было ужасное время, но в итоге мне удалось отстоять свое жилье.

Бизнесвумен Айканыш Ахматова во время интервью
© Sputnik / Эркин Садыков
Айканыш Акматова: В нашем магазине есть программы помощи для разных семей: тем, у кого дети с инвалидностью, или малоимущим. Кому-то предоставляем большие скидки, что-то отдаем бесплатно.

— Что самое сложное в вашей работе?

— Надо быть очень деликатным, когда общаешься с родителями. Дело в том, что в нашем магазине есть программы помощи для разных семей: тем, у кого дети с инвалидностью, или малоимущим. Кому-то предоставляем большие скидки, что-то отдаем бесплатно.

Как-то наш сотрудник уточнил у таких родителей: "А, так вы по инвалидности? Проходите". Выяснилось, что они совсем недавно узнали диагноз и еще не приняли его. Родители сильно оскорбились. Мне стало так стыдно, готова была под землю провалиться! Я очень долго извинялась.

Есть еще такой момент. Приходит девушка и заявляет: "Я хочу купить обувь своему ребенку по программе для малоимущих". А ты видишь, что на ней шуба хорошая, айфон, и не знаешь, как реагировать.

Начинаешь — опять же, очень деликатно! — задавать вопросы. Где работаете? Чем муж занимается? Объясняешь, что программа рассчитана на тех, у кого доход на семью составляет около 15 тысяч сомов. "К какой группе вас отнести? К матерям-одиночкам? К людям с маленьким доходом? А может, у вашего ребенка инвалидность?" — интересуюсь я.

Даме становится неловко, и она робко отвечает, что ни к какой из групп не относится. Я поздравляю ее с тем, что она не нуждается в программе помощи малоимущим. Важно всегда быть деликатной, потому что работаешь с разными людьми. Что для одного норма, для другого — страшное оскорбление.

— Есть ли сложности у кыргызстанских женщин в ведении бизнеса?

— Я была очень рада, когда мне исполнилось тридцать, ведь взрослые люди больше не станут ухмыляться и скептически ко мне относиться. Может, мне казалось, но в налоговой, Соцфонде ко мне относились как к ребенку, без должного уважения.

Так что, в отличие от других женщин, я радуюсь, что становлюсь старше. Думаю, что так даже лучше для бизнеса.

Обязательно почитайте историю Тилека Жумабекова. Этот парень нашел свой путь благодаря загадочной болезни.

7365
Теги:
работа, продажа, бизнес, семья, интервью, Кыргызстан
По теме
Мама запрещает выходить замуж до 25 лет — история успешной бишкекчанки
Мужчина купил обшарпанный барак и разбогател на нем — риелтор из КР
Загрузка...

Орбита Sputnik