Кыргызстанец Чынгыз Суйунбаев, по словам которого его брата насмерть избили милиционеры

Брат умер после "допроса" в милиции кыргызстанец не может добиться справедливости

5642
(обновлено 14:29 22.10.2019)
Четырнадцать лет назад Турдубека Суйунбаева вызвали на допрос в милицию. Через семь часов оперативники привезли его домой. Мужчина был в тяжелом состоянии: все тело в синяках, а лицо в крови, через несколько минут он умер.

Семья Суйунбаевых много лет пыталась добиться справедливости. Дело о пытках над подозреваемым заводили девять раз. Однако каждый раз родным погибшего советовали не клеветать на милиционеров. Герой этого интервью — родной брат погибшего Чингиз Суйунбаев. Он рассказал, через что пришлось пройти его семье за 14 лет борьбы за справедливость.

— Расскажите, что произошло в вашей семье.

— Я и мои близкие — самые обычные люди. Мы жили в селе Мырзаке Ошской области, все вместе работали на поле. У нас была тихая, спокойная жизнь, мы никого не трогали, никому не мешали. Родители всегда хотели много детей, нас было восемь. Мама с папой очень хотели, чтобы мы выбились в люди, сделали что-то хорошее для родины.

В мае 2005 года в семье начались серьезные проблемы. Вечером мы, как обычно, вернулись с поля и увидели, что брат Турдубек, который оставался дома, чтобы приготовить на всех ужин, весь в крови и очень слаб. Никто не понимал, что случилось.

Оказывается, утром за ним пришли милиционеры. Пару месяцев назад один сельчанин написал заявление в милицию на Турдубека. Его обвинили в воровстве. 

Кыргызстанец Чынгыз Суйунбаев, по словам которого его брата насмерть избили милиционеры
© Sputnik / Таалайгуль Усенбаева
Чингиз Суйунбаев: брата забрали милиционеры и стали избивать. А потом его привезли домой. Он успел рассказать все семье, потом вышел на улицу. Я услышал жуткий крик и выбежал к нему. Но его уже было не спасти. Он умер у меня на руках.

— Почему?

— У брата были руки золотые, за что ни брался, все получалось. За несколько месяцев до того случая Турдубек возвел соседу огромный забор. Но ему не заплатили и половину за сделанное, просто не захотели, а в отместку, чтобы Турдубек ничего не требовал, написали на него заявление в милицию. Сосед заявил, что брат украл у него деревянные рамы.

Потом мы узнали, что он даже дал правоохранителям взятку, чтобы они выбили признание. С утра, когда все ушли на поле, брата забрали милиционеры и стали избивать. А потом его привезли домой. Он успел рассказать все семье, потом вышел на улицу. Я услышал жуткий крик и выбежал к нему. Но его уже было не спасти. Он умер у меня на руках.

Скорой помощи в нашем селе нет. Я побежал в милицию, оказалось, что они были в курсе. Мне спокойно ответили, что брата отвезли домой живым и нет причин нервничать.

— Вам удалось доказать вину милиционеров в убийстве брата?

— При нашем РОВД был человек по прозвищу Шестерка, который был в курсе всего. Нам он рассказал, что брата связали и избили милиционеры. Все это отец записал на диктофон. Но когда дело дошло до суда, Шестерка отказался от своих слов. Заявил, что он якобы больной и сумасшедший.

Судебно-медицинская экспертиза показала, что брат скончался от травм, не совместимых с жизнью. Только эксперт пояснил, что это результат не одного избиения, а систематических издевательств. После похорон брата отец в поисках справедливости обращался в суды, прокуратуру. Но суды, даже имея заключение судебно-медицинской экспертизы, закрывали дело, мотивируя тем, что мы ложно обвиняем милицию.

Вот так Узгенский районный суд отказал нам пять раз, Ошский областной суд четыре раза закрывал дело. Они заявили, что экспертиза проведена неправильно. Мы согласились на эксгумацию тела. Каково было всеобщее удивление, когда результаты второго вскрытия подтвердили первое заключение патологоанатома.

Несмотря на это, судьи и прокуроры отказывались признавать вину правоохранителей. Для них жизнь человека ничто. Главное, чтобы тень не пала на имидж нашей милиции. 

Дубинка и фуражка сотрудника МВД
© Sputnik / Жоомарт Ураимов
Семья Суйунбаевых много лет пыталась добиться справедливости. Дело о пытках над подозреваемым заводили девять раз. Однако каждый раз родным погибшего советовали не клеветать на милиционеров.

— Прошло 14 лет со дня смерти вашего брата. Он получил серьезные увечья в стенах милиции, из-за чего умер. Неужели никого не посадили за такой произвол?

— Мне кажется это диким, но ни один милиционер даже не уволен. Решив бороться за справедливость, мы разозлили всех: сотрудников местной милиции, их родственников. Для моей семьи настали тяжелые времена, нам предлагали деньги, просили уладить все по-хорошему. Зачем тратить нервы и губить другие судьбы, говорили нам, Турдубека ведь не вернуть.

Когда мы отказались, подозреваемые в убийстве брата и их родственники стали угрожать нам расправой. Нас преследовали, сторожили у дома. Только мама с папой не хотели сдаваться. Они до последнего боролись за справедливость.

Кстати, тот человек, который обвинил моего брата в воровстве, умер. Я не захотел узнавать, что стало причиной его кончины.

— В Комитете по правам человека ООН рассмотрели ваше дело. К какому выводу пришли международные эксперты, ознакомившись с историей?

— Наши адвокаты не хотели бросать это дело, несмотря на отказ прокуратуры и судей. Они написали в Комитет по правам человека. Международные эксперты очень долго рассматривали заявку. Они пришли к выводу, что государство не смогло обеспечить защиту моему брату в закрытом учреждении, в результате чего он скончался.

Последний суд в Кыргызстане признал слабость правоохранительной системы. Теперь мы судились уже не с милиционерами, убившими моего брата, а с государством. Суд постановил, что сумма в 200 тысяч сомов — компенсация моих многолетних страданий. Отец распродал все что можно, чтобы добиться справедливости. А суд решил, что этой суммы достаточно.

Дело не в деньгах, речь о том, что нельзя купить или продать. Я боролся за справедливость 14 лет. Но никто так и не ответил за смерть Турдубека. Эти деньги ничего не значат для меня, лишь то, что суд признал ошибку, совершенную госмашиной. 

Кыргызстанец Чынгыз Суйунбаев, по словам которого его брата насмерть избили милиционеры
© Sputnik / Таалайгуль Усенбаева
Чингиз Суйунбаев: подозреваемые в убийстве брата и их родственники стали угрожать нам расправой. Нас преследовали, сторожили у дома. Только мама с папой не хотели сдаваться. Они до последнего боролись за справедливость.

— Как отреагировал ваш отец на решение суда?

— Отец и мать этого не увидели, их не стало несколько лет назад. Мне горько, что им пришлось пройти через этот кошмар. Они были учителями русского языка в школе, работали в поле. До Турдубека скончался старший брат. Потеряв двух сыновей, отец и мать стали часто болеть. Мама умерла в 2014 году, отец в 2016-м. 

— А у Турдубека остались жена, дети?

— В молодости он служил на Черноморском флоте, встречался с дочерью командира. Брат уехал в Кыргызстан, не узнав, что у него есть сын.

В 2005 году его девушка с мальчиком стала искать его через передачу "Жди меня". Брат, узнав об этом, решил уехать к ним. Только познакомиться с сыном не успел. Сейчас парень работает в органах внутренних дел РФ.

— Вы возвращались в село, где раньше жили?

— Отец перед смертью переписал дом и землю на меня, но я не мог оставаться там. Все напоминает мне о большом горе. Я уехал работать в Москву, в Бишкек вернулся только из-за судебных дел.

Когда приеду в Кыргызстан вновь, не знаю. Я понял очень многое за эти 14 лет. И эти выводы совсем не оптимистичны.

5642
Теги:
пытки, уголовное дело, подозреваемый, допрос, милиционер, Кыргызстан
По теме
Ограбление дома матери Атабекова: родня подозреваемого заявила о пытках
Заключенного заставили признаться в убийстве? Еще одно заявление о пытках
Кыргызстанец обвинил милицию в пытках и убийстве сына. МВД ответило
Загрузка...

Орбита Sputnik