Биопротез управляемая силой мысли разработанная хирургами из Кыргызстана

Мы создали биопротез, управляемый силой мысли, беседа с хирургом из КР

1074
(обновлено 11:47 15.03.2020)
Этой разработкой интересуются зарубежные инвесторы, но создатель требует, чтобы уникальный протез, управляемый силой мысли, выпускался с маркировкой "Сделано в Кыргызстане".

Информация, что кыргызстанские хирурги создали необычный биопротез, появилась еще в прошлом году, но быстро позабылась, так как подтверждения от авторов изобретения не было. Создатель и главный вдохновитель долго отказывался от интервью, считая, что не может рассказать о биопротезе, пока не завершит работу. И вот этот момент наступил — Sputnik Кыргызстан побеседовал с микрохирургом Султаном Тукешовым и узнал все подробности. Оказалось, что он не только работает над биопротезом, но и пересаживает волосы с головы на место отсутствующих бровей. 

Микрохирург Султан Тукешов
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Микрохирург Султан Тукешов

— В мире очень много протезов, которые помогают людям, потерявшим руки или ноги, адаптироваться к обычной жизни. В чем уникальность вашего?

— Самое главное отличие нашего проекта от аналогов в том, что он управляется силой мысли. При этом у биопротеза есть масса и других достоинств — он легкий и очень удобен в использовании, даже детьми.

Еще год назад, когда мы только приступили к работе, протез весил более 500 граммов, что создавало некоторые трудности. После тщательной доработки нам удалось снизить вес в два раза — до 250 граммов. И теперь его могут использовать не только взрослые.

Особенностью являются и то, что по мере взросления не надо будет менять весь протез. Увеличить или уменьшить нужно только место крепления выше запястья. То есть наш протез дает человеку возможность использовать его практически всю жизнь.

Есть и еще одна особенность — он заряжается как обычный смартфон. Это удобно, например, в поездках — подключил пауэрбанк, и протез снова в действии. 

Биопротез управляемая силой мысли разработанная хирургами из Кыргызстана
© Фото / из личного архива Султана Тукешова
Султан Тукешов: самое главное отличие нашего проекта от аналогов в том, что он управляется силой мысли. При этом у биопротеза есть масса и других достоинств — он легкий и очень удобен в использовании, даже детьми.

— А как вам удалось заставить двигаться протез силой мысли?

— Принцип действия прост и основан на передаче сигналов мозга механизмам с помощью электромиографов. Это сенсоры, которые улавливают сокращения мышц и дают команды, чтобы протез двигался так, как хочет человек. Конечно, обработка сигналов занимает время — команды от мозга попадают в протез в течение полсекунды. Это медленнее, чем в обычной руке, но результат все равно неплохой.

Любое новшество требует долгих испытаний, и мы также искали тех, кто согласился бы участвовать в работе. Испытания протеза мы проводили с 12-летней Алией, которая пришла к нам с мамой. В итоге после всех усовершенствований Алия с удовольствием пользуется нашим биопротезом. Получается, что только силой мысли она вернулась к нормальной жизни. 

Биопротез управляемая силой мысли разработанная хирургами из Кыргызстана
© Фото / из личного архива Султана Тукешова
Султан Тукешов: наш протез дает человеку возможность использовать его практически всю жизнь.

— Что можно делать с таким протезом?

— Наша разработка позволяет брать предметы, держать их и перемещать, при этом вес предметов может достигать 10 килограммов. С помощью нашего протеза можно спокойно водить машину и производить большинство действий, о которых мы, обычные люди, даже не задумываемся.

На следующем этапе работы над проектом хотим внедрить механизмы, которые позволят держать мелкие предметы, например, ложку или ручку. То есть "научим" протез более мелкой моторике.

По внешнему виду протеза тоже пока нет единого мнения. Некоторые клиенты хотят, чтобы он выглядел как настоящая человеческая рука, а некоторым нравится особенный внешний вид. Наверное, у нас будет два дизайна биопротеза.

— Как восприняли новинку коллеги?

— Нашей работой очень заинтересовались медики из Японии, России и особенно коллеги из Южной Кореи. Некоторые хотят узнать о компоновке и об устройстве механизмов. Также поступали различные предложения, в том числе о дальнейшей совместной доработке протеза для выхода на мировой рынок. Проведя переговоры, мы выяснили что в случае совместной работы маркировка "Сделано в Кыргызстане" просто исчезнет из нашей разработки. Поэтому было принято решение отказаться от такого сотрудничества. Наша команда не хочет, чтобы протез выпускался от имени других стран.

Микрохирург Султан Тукешов
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Султан Тукешов: нашей работой очень заинтересовались медики из Японии, России и особенно коллеги из Южной Кореи. Некоторые хотят узнать о компоновке и об устройстве механизмов.

— А сколько человек работают над протезом?

— Нас всего шестеро. Команда состоит из лучших отечественных программистов и врачей. Основными целями разработки были качество, долговечность и удобство изделия. И я с гордостью могу сказать, что мы добились того, чего хотели. Кстати, все создавалось на свои средства. 

— А заказы уже есть?

— Конечно. По интернету люди из ближнего и дальнего зарубежья связываются с нами, консультируются. Кстати, у наших заказчиков есть возможность обменять протез, если мы создадим новые модели.

— Многие вас знают не только как микро-, но и как пластического хирурга, который использует свой метод при блефаропластике (операции по изменению формы век и разреза глаз).

— В каждой стране какой-то вид пластической хирургии развивается лучше, ведь все зависит от спроса. Например, в Турции очень популярна ринопластика — операция по изменению формы носа. А в Кыргызстане более популярна блефаропластика. Если раньше передовые пластические технологии были у хирургов Южной Кореи, то сейчас мы уже вовсю конкурируем с ними, а в некоторых случаях даже опережаем их.

В работе мы учитываем строение лица, не делаем всем одинаковые складки век по шаблону. Есть особенности и в методике проведения операций. В итоге вид век приближен к естественному, швы быстрее заживают, а "срок годности" больше. Я обучил своему методу многих хирургов, и сейчас они стали профессионалами, работают на высоком уровне.

— Но и цена, наверное, заоблачная?

— Вовсе нет. Стоимость подобных операций в Кыргызстане варьируется от 250 до 500 долларов. Некоторые считают, что это дорого, а другие, наоборот, говорят, что это дешево, тут уже от клиента зависит. Но хочу сказать, что такая низкая цена не значит, что операции проводятся некачественно. В этом плане кыргызстанские хирурги впереди многих коллег из других стран. 

Пластический хирург Султан Тукешов в рабочем кабинете
© Sputnik / Гулдана Талантбекова
Султан Тукешов: если раньше передовые пластические технологии были у хирургов Южной Кореи, то сейчас мы уже вовсю конкурируем с ними, а в некоторых случаях даже опережаем их.

— В обществе по-разному относятся к пластическим операциям, а религиозные люди так вообще считают их большим грехом.

— Вы правы. Мнения относительно пластического вмешательства разные. А по исламу запрещено без причины изменять свой внешний вид, у нашего муфтията есть фетва, запрещающая пластические операции без необходимости. К сожалению, при принятии такого решения не был приглашен ни один пластический хирург, то есть мнение второй стороны не было выслушано.

В нашей клинике перед тем, как начать делать такие операции, много размышляли об этом. Кстати, мы изучили опыт исламских стран и выяснили, что в Турции хирурги обращались к духовенству с такими вопросами. Оказалось, что после того, как этот вопрос был всесторонне изучен и проработан, там выдали разрешение на основе и в соответствии со всеми религиозными требованиями. Узнав это, мы тоже решили делать операции на веки.

Между прочим, неправильно считать, что эта операция делается только для красоты. К сожалению, с возрастом верхние веки растягиваются, и большинство наших пациентов обращаются с просьбой исправить это. Иногда мужчины сами приводят жен или сестер к нам и просят сделать им операцию. Кстати, мы не делаем операции без согласия супругов. И в списке требований этот пункт обязателен.

— Вы ведь еще восстанавливаете брови, пересаживая волосы с головы?

— Всем известно, что есть возможность пересадить волосы с затылочной части. Мы занимаемся пересадкой волос и помогаем решить эстетические проблемы. Но между волосами на голове и бровями большая разница. Те, кто восстановил свои брови таким образом, время от времени должны стричь их и придавать форму. Это происходит потому, что донорский волос с головы продолжает расти, а не останавливает свой рост, как на настоящих бровях.

— Чего вы еще хотите добиться в своей работе?

— Наша основная цель — поднять кыргызстанскую медицину на мировой уровень и создать условия, чтобы соотечественники для проведения той или иной операции не выезжали за рубеж, а могли получить качественное и достойное лечение на родине.

Сейчас осваиваем операции по липосакции, у нас и в мире это широко используется, но мы хотим добиться лучших результатов. Какой бы метод ни рассматривался нами, мы в первую очередь тщательно изучаем все методики, особенности и стараемся адаптировать так, чтобы он подошел по всем параметрам кыргызстанцам, в том числе с финансовой стороны. Надеюсь, наши старания претворятся в жизнь.

А вообще, если каждый врач будет любить свою профессию, относиться к ней ответственно и с отдачей, думаю, можно достичь многого.

1074
Теги:
хирург, протез, Кыргызстан
По теме
Знахари будут делать аборты? 7 мнений об уничтожении бесплатной медицины в КР
Убийца подслушал разговор докторов и решился на признание — кыргызстанка
Бизнесмен из Бишкека Эркин Маматкулов

В турецком общежитии порядки, как в тюрьме, история бизнесмена из Бишкека

107
(обновлено 17:03 09.08.2020)
Эркин Маматкулов признается, что никогда не смог бы жить в Турции. Отучившись там, молодой человек сразу вернулся в Кыргызстан.

Компания Эркина Маматкулова производит резиновую обувь. Когда-то он пытался работать на госслужбе, но задержаться там не получилось: бизнесмен говорит, что во главе угла были связи, а на его зарубежный диплом, знания и рвение никто не смотрел.

— Расскажите о себе.

— Я родился в Бишкеке. Мама работала учителем, а отец — терапевтом. Так как врачам платили очень мало, он ушел из медицины и уехал на заработки в Россию. Когда папа вернулся, он привез пару резиновых сапог и быстро продал их на Аламединском рынке — так начался наш семейный бизнес.

— Почему именно резиновые сапоги?

— Я тоже спрашивал. Он ответил, что у таких сапог большой срок годности и они могут храниться в любых условиях. В России хороший спрос на резиновую обувь, даже в больших городах считается нормальным выйти в таких сапогах из дома. У нас эту обувь берут в основном люди постарше, которые живут в регионах. Она нужна там, где бездорожье и грязь.

Бизнесмен из Бишкека Эркин Маматкулов
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Бизнесмен Эркин Маматкулов: когда папа вернулся, он привез пару резиновых сапог и быстро продал их на Аламединском рынке — так начался наш семейный бизнес

— Ваш отец торговал на "Дордое". Считается, что это "непыльная" работа, где люди гребут деньги лопатой.

— Я часто помогал родителям в торговле и прекрасно знаю, какой это труд. Давайте расскажу вам только об одном рабочем дне. Представьте: зима, шесть утра, а мой отец уже едет на работу, ведь точка каждый день открывается в 6:20. На улице –15 градусов, а поскольку "Дордой" — это железные контейнеры, ощущение, что –25. Холодно ужасно! Мы одевались так: три пары носков, гамаши, брюки, пара свитеров и куртка. Но самое ужасное — это бесконечный шум. Целый день — шум, шум, шум! Когда ты выходишь с рынка, голова раскалывается...

Люди видят только успехи предпринимателей, а не их труд, но, чтобы "грести деньги лопатой", они потратили много сил и здоровья.

— Вы ведь учились в очень хорошей школе, которая считается элитной. Каково было находиться бок о бок с детьми из богатых семей?

— Я перешел туда в седьмом классе из самой обычной школы. Там все уроки ведут на английском, и мне было очень тяжело. Целый год я просидел, хлопая глазами, и только потом начал что-то понимать. В дальнейшем у меня не было никаких проблем с учебой, я стал отличником.

В 30 лет построила бизнес-империю — история матери двоих детей из КР

Если честно, не припомню, чтобы ребята вели себя как мажоры. Конечно, в школе учились многие отпрыски крутых семей — дети депутатов, чиновников, крупных бизнесменов. Некоторых забирала с уроков охрана. Но в целом все были на равных, никто никого не выделял. Там была единая школьная форма, которой все придерживались.

Бизнесмен из Бишкека Эркин Маматкулов
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Эркин Маматкулов: люди видят только успехи предпринимателей, а не их труд, но, чтобы "грести деньги лопатой", они потратили много сил и здоровья

— Вы ведь отучились в Турции. Какие впечатления остались от этого времени?

— Я легко поступил, совершенно не напрягаясь. Если честно, университетское общежитие было как тюрьма: с нами обращались очень строго и никуда не выпускали. После восьми вечера нельзя было даже выйти за дверь. Кроме "общаги", я ничего там не видел. Общался с другими иностранцами, а с местными ребятами мы соблюдали дистанцию: никто никого не трогал.

В Турции мне не очень понравилось, я даже немного разочаровался в этой стране. Дело в том, что турки, по-моему, настороженно относятся к иностранцам. Нет, лично на меня никто косо не смотрел, потому что казахов и кыргызов там считают частью тюркского мира.

Это был удар! Из-за сильного дождя я лишился огромных денег — бизнесмен из КР

Окончание моей учебы пришлось на 2014 год, когда в Сирии началась война и в Турцию хлынули беженцы. Я постоянно слышал, как местные жители жаловались: мол, "что они тут делают"? При этом турки — очень сплоченная нация. Друг за друга они встают горой. Например, кыргызы всегда делятся по регионам, отмечают друг у друга акцент, а в Турции свыше ста диалектов, но людям вообще без разницы, откуда ты...

В общем, в 2014 году я вернулся домой.

— Обычно люди, учившиеся за границей, начинают свой бизнес. Они очень дорожат личной свободой, легко идут навстречу новому и не видят преград. Вы же пошли на госслужбу, а это совсем другое: связи, жесткий график и слепое подчинение начальству.

— Я ведь окончил в турецком вузе факультет политологии и административного управления, и мне казалось, что было бы хорошо применить полученные знания в Кыргызстане. Не получилось…

Ну представьте, все вокруг думают, что диплом зарубежного университета — это очень круто. Кстати, я тоже считал, что это круто. Мне казалось, что мой диплом как-то ценится, но выяснилось, что не на госслужбе. Я старался показать себя, как мог, однако там важнее связи.

Бизнесмен из Бишкека Эркин Маматкулов
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Эркин Маматкулов: мне казалось, что мой диплом как-то ценится, но выяснилось, что не на госслужбе. Я старался показать себя, как мог, однако там важнее связи

— Как вы решили открыть свое производство? Вот я с кем ни говорю, все считают, что перепродавать гораздо выгоднее, чем что-то производить. Кредиты дорогие, сроки возврата короткие, маржа невысокая...

— Поэтому я никому не говорил о своей идее! Знал, что окружающие начнут меня отговаривать и только настроение испортят.

На самом деле в чем-то вы правы. Очень тяжело производить что-то новое, когда в стране так много контрабанды. Бороться с ней нереально, поскольку производитель должен платить все налоги и социальные отчисления, а в итоге получается очень высокая себестоимость. Прибыль будет мизерной, потому что при таком потоке контрабанды заработать что-то нереально.

— Кроме того, кыргызстанцы без энтузиазма относятся к продукции отечественного производства. Считается, что местное — это дешевое и некачественное.

— Да, есть такое. Я произвожу обувь по российским стандартам и из российского сырья. Она ничем не отличается по качеству от той, что изготавливают в РФ. Когда я только привез оборудование и стал делать обувь, на форме была надпись "Россия", и первая пробная партия в 10 пар выглядела, как будто оттуда. Ее смели с прилавков.

Это гораздо выгоднее, чем торговать машинами! О крупном бизнесе кыргызстанца

Потом мне сказали, что это обман потребителей, и на обуви появилась надпись "Бишкек". Продажи упали. Люди не доверяют нашему производству, и только в последнее время стали лучше узнавать местных производителей.

— Где вы взяли деньги на производство?

— Кредит, только кредит.

— Не страшно было?

— Если хочешь что-то делать, надо рисковать, а так можно хоть 10 лет думать...

Бизнесмен из Бишкека Эркин Маматкулов
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Эркин Маматкулов: если хочешь что-то делать, надо рисковать, а так можно хоть 10 лет думать...

— Чем отличается отечественная продукция от аналогичной китайской?

— Многим. Китайцы намеренно делают такую форму, чтобы подошва была тоньше, это экономит миллиграммы сырья. Кроме того, часто используют некачественное сырье. Я говорю не про всех китайских производителей, но тот товар, который проверял лично, низкого качества. Это все контрабанда, нет ни сертификатов, ничего.

Кстати, самый большой провал — то, что я немного переоценил спрос на свою продукцию. Для кыргызстанцев цена гораздо важнее качества. Как ни прискорбно, люди возьмут товар, даже если он будет дешевле всего на 2 сома. Когда объясняешь, что качество совсем другое, они смотрят так, словно ты хочешь их обмануть.

Заработала на квартиру в столице в 25 лет — история девушки из кыргызского села

Я продаю свои калоши по 200 сомов, а китайские стоят 150. Конечно, лучше купить одни за 200 и носить их год, чем две пары по 150. Люди покупают дешевые и думают, что экономят, но на самом деле скупой платит дважды.

— Почему вы решили помочь врачам обувью?

— Отец заболел пневмонией, и я стал искать больницу, куда можно его госпитализировать. В интернете было много инструкций, как это сделать, но ни одна из них не работала. Я звонил участковому врачу, на номер 118, в поликлинику, но везде получал отказ.

В "скорой" сказали, что надо везти больного в стационар самостоятельно, так как он уже не мог дышать, ничего не помогало. Я приехал в Национальный госпиталь и увидел, что у входа лежат люди, еще несколько — в машинах: всем плохо, все задыхаются. Медики уставшие, обессиленные...

Пока ты не увидишь все это своими глазами, не поймешь, что происходит. Я понял: единственное, чем могу помочь, — подарить им обувь. Передал сто пар.

Бизнесмен из Бишкека Эркин Маматкулов
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Эркин Маматкулов: люди покупают дешевые и думают, что экономят, но на самом деле скупой платит дважды

— С вашим отцом сейчас все в порядке?

— Да, он вылечился.

— Почему врачи носят именно резиновую обувь, а не кроссовки, например?

— Их нельзя простерилизовать, а еще в кроссовках есть дырочки, в которые попадает влага. Резина же ничего не пропускает и не скользит — эти мелочи играют большую роль. Я не раз поставлял обувь в больницы, докторам она нравится.

В Бишкеке начали возводить стеклянные дома — интервью со строителем

— Ваш бизнес сильно пострадал из-за эпидемии?

— Ладно мы, у нас хоть какие-то продажи... Есть предприниматели, которым гораздо хуже — я говорю о малом бизнесе. Его почему-то недооценивают, но, если малый бизнес умрет, наступит коллапс. 

— Как думаете, чему эта эпидемия научит кыргызстанцев?

— Вероятно, в течение какого-то времени народ сплотится перед общим врагом, но потом все забудется. У нас уже были ошские события, революции — разве мы вынесли какие-то уроки? Наверное, коронавирус научил нас ценить жизнь и здоровье, а все остальное быстро забудется.

107
Теги:
производство, обувь, бизнес, Кыргызстан
По теме
Это очень выгодное дело! Как продавщица нижнего белья стала бизнес-леди

Гости бежали в панике взрыв в Бейруте во время свадьбы. Видео

141
(обновлено 16:38 09.08.2020)
Вечером 4 августа в столице Ливана, Бейруте, прогремел мощнейший взрыв, который сравнивают со взрывом атомных бомб в Хиросиме и Нагасаки. Погибли более 150 человек.

На видео запечатлена церковь в 17 километрах от эпицентра взрыва, в ней проходила свадьба. Пара уже шла к алтарю, когда в здании ударной волной выбило стекла. Никто не пострадал, но все перепугались. Люди выбегали из церкви с криками и плачем.

В Бейруте после взрыва проходят крупные митинги и столкновения — видео

Напомним, причиной взрыва в порту Бейрута власти назвали ненадлежащее хранение 2 750 тонн аммиачной селитры на протяжении шести лет. Химическое вещество было арестовано на судне, владельцем которого оказалась болгарская компания Briar Wood Corporation. Идет следствие, задержаны 16 сотрудников порта.

141
Теги:
кадры, свадьба, взрыв, Бейрут, Ливан
Темы:
Взрыв ужасной силы в столице Ливана — Бейруте
По теме
Пожилая дама исполняет добрую мелодию в разрушенном доме в Бейруте — видео
Видео ужасающего по силе взрыва — половина Бейрута в дыме