Девушка в медицинской маске идет по улице

Как изменятся привычки кыргызстанцев после пандемии. Мнения психологов

5252
(обновлено 16:49 20.04.2020)
Так или иначе COVID-19 повлиял на жизнь каждого кыргызстанца. Мы поговорили со специалистами и выяснили, как изменится наша жизнь после окончания эпидемии.

Кандидат медицинских наук психиатр Елена Молчанова, психолог Ильдар Акбутин, клинический психолог Лариса Соломянина и семейный психолог Александра Стыценко рассказали, какие привычки останутся с нами даже после массового карантина.

— Как долго у людей продержится привычка использовать санитайзеры и чаще мыть руки, выработанная за несколько недель карантина?

Психолог Александра Стыценко
© Фото / Руслан Тагаев
Психолог Александра Стыценко

Александра Стыценко: Сегодня акцент на гигиене связан со страхом заразиться коронавирусом. Его желательно осознать и принять. Мы все периодически чего-то боимся, и это нормально. Однако гигиена — не новая привычка. Еще до пандемии мы мыли руки перед едой, после возвращения с улицы, контакта с животными... Например, у меня, как и у многих, в сумке всегда было антибактериальное средство. Просто сейчас, повторюсь, мы делаем на этом акцент. Мыть руки важно и нужно. Хочется верить, что те, кто прежде пренебрегал этим, исправились.

Психолог Елена Молчанова
© Фото / AUCA
Психолог Елена Молчанова

Елена Молчанова: Тревога или страх перед болезнью приводят к тому, что люди начинают чаще мыть руки и пользоваться санитайзерами. Однако если страх существенно уменьшится, соблюдать правила гигиены люди будут меньше.

Психолог и инструктор по личной безопасности Ильдар Акбутин во время интервью на радио Sputnik Кыргызстан
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Психолог Ильдар Акбутин

Ильдар Акбутин: Если тревога глубоко поселилась в психике человека, возможно, привычка мыть руки и использовать санитайзеры останется надолго. Однако большинство людей не восприняли эпидемию серьезно. Если выглянуть в окно, можно убедиться, что многие ходят по улице без масок, игнорируют требования чрезвычайного положения…

Как только карантин снимут, большая часть населения вернется к привычной жизни. Возможно, процентов 20 людей сохранят гигиенические привычки и после. Пандемия как будто дала людям возможность ощутить экстремальную обстановку, поэтому у некоторых дома сохранятся необходимые запасы марлевых повязок, масок и антисептиков.

— Может ли привычка часто мыть руки привести к тревожному расстройству?

И. А.: У здорового человека — нет. Может показаться, что некоторые люди стали тревожными и у них возникли какие-то расстройства на фоне данной ситуации, но она способна лишь ускорить процессы, которые были запущены давно.

— В социальных сетях звучит мнение, что люди больше никогда не будут здороваться за руку, обниматься и целоваться при встрече? Реально ли это?

Клинический психолог Лариса Соломянина
© Фото / из личного архива Ларисы Соломяниной
Клинический психолог Лариса Соломянина

Л. С.: Возможно, сработает инстинкт самосохранения, и пока СМИ продолжат говорить о коронавирусе, люди не будут здороваться за руку и обниматься. Кроме того, у некоторых, вероятно, появятся тревожно-фобические расстройства. Например, интимофобия — страх близких отношений. Ведь сейчас даже родственник или супруг может быть опасен. Самоизоляция — это стресс, а в условиях стресса люди особенно уязвимы.

Е. М.: Думаю, все будет зависеть от страха заражения. Если человек воспринимается как потенциально безопасный, с ним будут целоваться и обниматься, а если как опасный, от него предпочтут держаться на расстоянии.

Проблема в том, что после окончания карантина некоторые люди останутся социально стигматизированными. К сожалению, самой уязвимой группой населения будут врачи, которые работают на передовой. Сегодня им аплодируют, однако это скорее реакция граждан: "Слава богу, что там оказался не я". Кроме того, сейчас у 41 процента врачей в мире, контактирующих с зараженными, развились симптомы посттравматического стрессового расстройства. Некоторые из них по этой причине даже покинули рабочие места.

И. А.: Полагаю, многолетняя привычка здороваться за руку, обниматься и целоваться при встрече не исчезнет, особенно при нашем менталитете. К счастью, нам не пришлось переживать такой кошмар, какой творился, например, в Италии. Возможно, люди воздержаться делать это часто, однако до новой формы приветствий дело не дойдет.

— Понадобится ли детям помощь, чтобы привыкнуть к школе после онлайн-обучения?

Л. С.: Из-за смены биоритма школьникам действительно придется заново привыкать к прежнему режиму обучения. В первое время им будет необходима мотивация. Кроме того, в прежнем режиме у детей будут задействованы другие зрительные анализаторы. В данном случае учителям следует подумать, как интереснее преподносить материал, чтобы удерживать внимание детей. Ученики, с которыми не занимались в период карантина, будут адаптироваться дольше, так как привыкнут к безделью. А таких, я думаю, будет много.

А. С.: Потребуется время, чтобы вернуться к прежнему образу жизни. Даже стабилизация режима вызовет трудности. В адаптации к прежнему режиму детям потребуется помощь родителей, учителей и школьных психологов.

Кроме того, при длительном онлайн-обучении ребенок может утратить навыки письма, в которых задействованы участки мозга, отвечающие за интерпретацию сенсорных ощущений и формирование речи. Без письма дети будут хуже формулировать свои мысли. К тому же у школьников могут появиться экранная зависимость и снизиться социальные навыки.

Однако следует помнить, что причина любого страха кроется в неизвестности. Как только мы получаем понятную информацию, страх отступает. Детям необходимо объяснять происходящее. Помогут также совместные размышления. Например: "Карантин обязательно закончится, и тебе придется вернуться в школу. Как ты думаешь, что будет самым сложным? Давай подумаем, что мы можем сделать сейчас, чтобы потом тебе было легче". Карантин — это отличная возможность узнать друг друга лучше.

И. А.: Раньше многие школьники не знали об альтернативе вроде домашнего онлайн-обучения. Дети, которые испытывают трудности в общении с одноклассниками и учителями, захотят сохранить эту форму образования. Возможно, мы даже станем свидетелями волны симуляций. Однако у большинства проблем не будет, ведь за время пребывания на карантине у многих накопилось много эмоций и чувств, которые можно выразить только при личном контакте в коллективе. После длительного дефицита общения люди, наоборот, будут стремиться в социум.

— Произойдет ли переоценка ценностей после пандемии и чего именно она коснется?

Л. С: Надеюсь, что да. Люди осознают, что главное — это здоровье, безопасность и семья. Надеюсь, что отношение к врачам и учителям изменится с потребительского на уважительное. Возможно, у некоторых граждан останется привычка делать запасы продуктов. Например, после Великой Отечественной войны у многих она сохранялась десятилетиями.

Е. М.: В этом вопросе все очень индивидуально. Я хочу его немного переформулировать: "Будут ли кыргызстанцы ценить семью в большей степени? Воспылают ли горячей любовью к врачам?". На первый вопрос нет однозначного ответа. Например, количество разводов в Китае после карантина увеличилось на 50 процентов. Что касается изменений в системе здравоохранения… Знаете, по жизни я оптимист, однако в данном вопросе — пессимист. Более того, я переживаю, что врачей после окончания эпидемии могут сделать крайними.

И. А.: Сегодня многие задаются вопросом: "Чего я достиг?". У одних развалился бизнес, других уволили с работы. Они понимают, насколько зыбко их существование, понимают, что мир может рухнуть в одночасье. Люди стали искать более надежную платформу в своей жизни. Возможно, кто-то задумывается о религии, а кто-то — о материальной составляющей, чтобы параллельно с основной работой открыть бизнес. То есть многие сейчас думают, как сделать так, чтобы при очередной подобной ситуации не оказаться на дне. Стремление выжить и найти твердую опору обычно укрепляет человека, а найдя ее, он чувствует облегчение.

— Как скоро мы сможем чувствовать себя в безопасности, находясь в толпе?

Л. С.: Как только объявят о победе над коронавирусом и выздоровлении последнего заболевшего.

Е. М.: Я думаю, что и сейчас люди не чувствуют опасности в толпе. Примером могут служить очереди в комендатуре при выдаче пропусков. Если враг невидим, мы его не замечаем.

И. А.: Я проводил большой опрос в социальных сетях, и стало понятно, что большинство людей боятся не вируса (ведь в Кыргызстане, к счастью, нет высоких показателей смертности), а голода, который может последовать за всем происходящим. Поэтому в толпе они будут чувствовать себя так же комфортно, как раньше.

— Повысится ли у кыргызстанцев уровень социальной ответственности?

Л. С.: Социально ответственными, к сожалению, станут не все. Этому необходимо учить с детства.

Е. М.: Могу сказать, что наши граждане не станут более ответственными по отношению к решениям правительства. Сейчас основная мотивация людей для того, чтобы сидеть дома, — страх перед штрафами. Мы не можем сказать, что кыргызстанцы находятся в самоизоляции, ведь она предполагает добровольность.

5252
Теги:
Кыргызстан, психолог, коронавирус, привычки
Темы:
Коронавирус проник в Кыргызстан (653)
По теме
Хватит ли населению продуктов. Кабмин КР обсудил ситуацию по коронавирусу
Все были против карантина — кыргызстанка, проживающая в Италии
Журналисты France TV. Архивное фото

Мужчин нужно убрать: за что в Европе медиа убивают белых