Умершая от коронавируса руководитель группы семейных врачей № 3 Жузумкан Кокумбаева с сыном Максат Султакеевым. Архивное фото

Я не думал, что мама может умереть от коронавируса, сын врача ЦСМ 3

42021
(обновлено 22:38 13.05.2020)
Ровно неделя отделила эту семью от жизни и смерти — разговор был тяжелым и временами прерывался. Молодой человек рассказал, как коронавирус пришел в их семью и забрал жизнь самого близкого на свете человека.

Руководитель группы семейных врачей № 3 безвременно скончалась 1 мая на 58-м году жизни, когда проходила лечение в больнице. Sputnik Кыргызстан побеседовал с Максатом Султакеевым — сыном врача Жузумкан Кокумбаевой. В связи с карантином разговор шел по телефону.

Отличник здравоохранения КР, врач высшей категории Жузумкан Кокумбаева
© Фото / из семейного архива Максата Султакеева
Руководитель группы семейных врачей № 3 Жузумкан Кокумбаева безвременно скончалась 1 мая на 58-м году жизни, когда проходила лечение в больнице

— Максат, примите наши соболезнования.

— Мне до сих пор не верится, что мамы больше нет…

— Ваша мать была руководителем группы семейных врачей № 3. Как она заразилась? 

— В кабинете, где она работала, были только она и медсестра. Но из больницы выезжают мобильные группы, которые берут анализы у людей с подозрением на коронавирус. До этого мама говорила, что после взятия анализов врачи не изолируются, а ходят по клинике и работают со всеми остальными. Она поднимала этот вопрос и предлагала комиссии отделить мобильные группы.

17 апреля мама вышла на работу в последний раз, в тот день ее состояние было еще хорошим. На следующий день мы поминали бабушку — мама готовила боорсоки, накрывала на стол, все было в порядке. Единственное, что насторожило, — в тот день она говорила, что не чувствует вкуса еды, и выглядела уставшей. На другой день ее состояние начало ухудшаться, вечером она сказала, что не очень хорошо себя чувствует, и легла спать пораньше, а наутро уже не смогла выйти на работу.

В понедельник, 20 апреля, мама узнала от коллег, что работавшую с ней медсестру увезли в инфекционную больницу с диагнозом "коронавирус". После этого она попросила, чтобы и к ней отправили мобильную группу. Мобильная группа приехала только через два дня — в среду. До этого к маме приезжали медсестры и делали уколы. У нас обоих взяли анализы, но результаты были неточными, и в пятницу анализы взяли повторно. К тому времени маме уже было тяжело дышать, ее мучила одышка. Мы были рады, когда после первых анализов сказали, что они "чистые", но в пятницу нам сообщили, что у мамы и у меня обнаружен коронавирус. Скорая помощь увезла нас в инфекционную больницу, там состояние мамы определили как тяжелое, ее сразу поместили в реанимацию. Это был последний раз, когда я видел ее живой…

— Кто еще с вами жил?

— У мамы двое детей — я и моя младшая сестра. Она замужем и живет отдельно. Мы жили втроем — мама, я и дочь маминой сестры. У нее, к счастью, коронавирус не нашли — два раза брали анализы, и оба раза они выходили "чистыми".

Жузумкан Кокумбаева с сыном Максат Султакеевым
© Фото / из семейного архива Максата Султакеева
Максат Султакеев: То, что коронавирус обнаружили и у меня, очень огорчало маму. Когда мы собирали вещи до приезда "скорой", она сказала: "Очень жаль, что от меня и ты заразился". И перед смертью все время справлялась у врачей о моем состоянии.

— Когда вы в последний раз говорили с мамой? 

— Мама умерла примерно в девять вечера. Я разговаривал с ней за два с половиной часа до этого. Она пыталась написать мне письмо по мессенджеру, но сообщение не отправлялось, и тогда мама позвонила. Она говорила очень тихо, чувствовалось, что ей не хватает воздуха. Я сказал, чтобы она не беспокоилась обо мне и что мне уже лучше. Поддерживал ее и просил потерпеть и вылечиться. Мама говорила очень быстро, будто спешила куда-то, и потом отключилась. Больше я не слышал ее голоса... Тогда я не думал, что потеряю ее, но, как оказалось, это были последние слова — предсмертные наставления…

(Разговор прервался на время. Позже собеседник отправил видео поющей мамы со словами: "Мама очень хорошо пела. Это видео было сделано в конце апреля").

То, что коронавирус обнаружили и у меня, очень огорчало маму. Когда мы собирали вещи до приезда "скорой", она сказала: "Очень жаль, что от меня и ты заразился". И перед смертью все время справлялась у врачей о моем состоянии. Она очень переживала, и это тоже, видимо, стало причиной тяжелого течения болезни.              

— Как вы перенесли заражение?

— Я лежал в обычной палате. Но мне сильно не хватало воздуха, и поэтому подключали кислород. Врачи говорили, что у меня пневмония, и лечили очень мощными антибиотиками. Пользуясь случаем, хочу выразить им благодарность. Те, кто борется с коронавирусом, работают практически круглосуточно. Ухаживая за больными, они даже не успевают сходить в туалет, у них нет времени даже вытереть запотевшие очки. Душа мамы тоже будет им благодарна, думаю позвать их на поминки.

Жузумкан Кокумбаева с сыном Максат Султакеевым
© Фото / из семейного архива Максата Султакеева
Максат Султакеев: До сих пор не могу поверить, что мама ушла в мир иной, когда захожу домой, хочется сказать: "Мама, я пришел".

— О чем вы думали, когда узнали, что у мамы коронавирус?

— Если честно, не думал, что мама от этого может умереть. Ведь до этого многие больные выписывались в отличном состоянии, и мы тоже думали, что выздоровеем. Надежда была, даже когда положили в реанимацию.

— Прискорбное известие вы услышали в клинике?

— Да, когда услышал, не мог даже заплакать — не верилось. В палате не было никого из близких, а так хотелось обнять кого-нибудь. На следующий день врачи снова взяли анализ и сказали, что он у меня отрицательный. Я успел попасть на поминальную молитву и похороны — бросить горсть земли на могилу. До сих пор не могу поверить, что мама ушла в мир иной, когда захожу домой, хочется сказать: "Мама, я пришел".

— На похороны не допускают много людей?

— Похороны прошли не так, как обычно. В морге нам передали тело мамы, обернутое в саван, а сверху был защитный пакет. Спецмашина повезла нас сразу на кладбище, и после поминальной молитвы мы предали маму земле. На похоронах было, по-моему, человек 15, и после того как мы проводили маму в последний путь, все сразу разъехались. Мы даже не смогли пригласить людей домой, так как там был обнаружен коронавирус. 14 дней должен соблюдаться карантин, а до этого никому нельзя туда входить. У людей в глазах читалась настороженность, кстати.

— Вы не боялись, что при выходе на работу вас будут опасаться коллеги? 

— Я и сам боюсь контактировать — из-за использования сильных лекарств ослабевает иммунитет. Врачи сказали, чтобы я был очень осторожен, так как в таком положении можно очень легко заразиться. При этом от меня вирус никому не передастся, анализы отрицательные.

Отличник здравоохранения КР, врач высшей категории Жузумкан Кокумбаева
© Фото / из семейного архива Максата Султакеева
Максат Султакеев: После того как о смерти моей матери написали в СМИ, некоторые люди писали в комментариях, что она заразилась и умерла ради денег. Это меня сильно оскорбило, но думаю, время все расставит по местам.

— Следующий вопрос покажется некорректным, но не спросить я не могу. С вами обсуждали вопрос компенсации?

— Честно сказать, я не хочу говорить на эту тему, для меня этот вопрос не очень важен. После того как о смерти моей матери написали в СМИ, некоторые люди писали в комментариях, что она заразилась и умерла ради денег. Это меня сильно оскорбило, но думаю, время все расставит по местам. А так из представителей властей пока еще никто не звонил...

42021
Теги:
смерть, заражение, Кыргызстан, врач, коронавирус
Темы:
Смерть от коронавируса в Кыргызстане (408)
По теме
Жээнбеков соболезнует в связи со смертью врача Жузумкан Кокумбаевой
Мужчина убегал от нас, крича, что он не болен COVID, — откровения врача из КР
Мужчина проходит процедуру биометрической идентификации. Архивное фото

Выездные ЦОНы будут принимать биометрику и документы на паспорт