Директор продакшн-компании Нурлан Мирзаматов

Зарабатывал бешеные деньги на детских видеороликах история кыргызстанца

3283
(обновлено 14:19 16.08.2020)
Нурлан Мирзаматов называет то, что не так давно творилось в детском сегменте YouTube, "эпохой Дикого Запада". На видеороликах для самых маленьких студии зарабатывали бешеные деньги. Однако сейчас доходы ютуберов упали в несколько раз.

В компании кыргызстанца Нурлана Мирзаматова работает около 50 человек: для кыргызстанской продакшн-компании, которая изготавливает видеоролики и мультфильмы, это весьма солидные цифры. Кроме того, бизнесмен снимает полноценные кинокартины и первым в республике грозится запустить YouTube-сериал.

— Расскажите о себе.

— Я вырос в Оше в обычной семье. Родители развелись, когда я был совсем маленьким. Мама работала юристом, а папа — военный.

— Насколько я знаю, в Оше очень традиционное общество. Как вы пережили развод родителей?

— Я попеременно жил то у отца, то у мамы. Папа женился второй раз, и отношения у нас с мачехой были очень хорошими, даже лучше, чем с отцом. Папа-то военный, очень жесткий мужчина, а мачеха — мягкая, она всегда выслушивала меня без осуждения.

Мама добрая, она меня баловала. Она очень хотела, чтобы я учился в турецком лицее. Отец, наоборот, возмущался и считал, что нечего платить бешеные деньги за учебу в школе (в 1999-м годовой контракт стоил 380 долларов).

Как все военные, он очень верил в государство, ему казалось, что нет ничего лучше государственных школ. В итоге мама сама оплатила мое обучение, хорошо, что мне сделали скидку 30 процентов.

Это приносило отличные деньги — как кыргызстанец лишился заработка на YouTube

— Я слышала, что в турецких лицеях очень жесткие правила.

— Не то чтобы жесткие, но дисциплина была серьезная. Мы вставали в 6.30, завтракали, выходили на линейку, потом учились часов до трех. Отбой был в 10 вечера, и так в течение пяти лет.

В школе я увлекся биологией. В 10-м классе выиграл республиканскую олимпиаду, и меня отправили в Австралию: там проходила международная олимпиада по биологии среди школьников. Я ничего там не занял, просто поучаствовал.

В 11-м классе я снова выиграл республиканскую олимпиаду, но за рубеж не поехал: нужно было готовиться к поступлению в университет.

Директор продакшн-компании Нурлан Мирзаматов
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Нурлан Мирзаматов: Я изначально знал, что буду жить в Кыргызстане, но, чтобы вернуться, хотел накопить какую-то сумму. Конечно, в Турции у меня были интересные варианты, предлагали сделать турецкое гражданство. В 2012 году я приехал в Бишкек.

— Как вы поступили в турецкий вуз?

— Надо было сдать тест, аналог турецкого ОРТ. Нас в лицее долго готовили к этому экзамену, и никаких сложностей с этим не возникло. К счастью, обучение в Турции бесплатное — и дорога, и общежитие, и даже на питание дают. Там я стал изучать экономику.

За эту работу платили от $ 3 тыс — кыргызстанец о "непрестижной" специальности

— Какие особенности жизни в Турции вы бы отметили?

— Однозначно, турки более политизированные, чем мы. Там народ очень патриотичный. Когда я туда приехал, у власти уже был Реджеп Тайип Эрдоган, и он продвигал множество реформ, которые быстро дали результаты. Среди населения ощущался большой подъем.

При этом я бы отметил, что у нас население более образовано, по крайней мере, так было на тот момент. Турция — очень большая страна, там проживают 82 миллиона человек, и охватить всех образованием гораздо сложнее. Приведу пример: они прекрасно знают, что существует такая страна, как Кыргызстан, считают нас родственниками и частью тюркского мира, но при этом немногие могут показать его на карте.

— У нас в вузах нужно ну очень постараться, чтобы тебя отчислили, особенно если обучаешься платно: университет не хочет лишаться денег за обучение. Что насчет Турции?

— Там сдать экзамен очень сложно. Никто отчислить студента не боится, потому что вузы полностью обеспечены государством. Их главная задача — дать хорошее образование. Коррупции там нет вообще, в то время как в Кыргызстане, насколько я знаю, она присутствует.

Это был удар! Из-за сильного дождя я лишился огромных денег — бизнесмен из КР

— За семь лет, что прожили в Турции, вы работали с туристами. В Кыргызстане тоже отчаянно хотят привлекать иностранцев в страну. Как думаете, чего нам не хватает?

— Самый большой фактор — человеческий. Турки прекрасно понимают, что один турист у себя на родине будет рассказывать о поездке десяткам знакомых. Нужно, чтобы и в Кыргызстане люди были заинтересованы в том, чтобы иностранцу тут понравилось, чтобы они понимали, что за каждым путешественником есть еще туристы.

— Турция славится также своей медициной, и огромное количество кыргызстанцев старается лечиться от серьезных заболеваний там. Как у них это получилось?

— Турецкая медицина не всегда была такой знаменитой. Она вышла на новый уровень после серьезных реформ. Например, раньше были долгие очереди, но власти смогли разгрузить больницы, построить учреждения, медицинские центры.

Наверное, в какой-то момент турецкие предприниматели поняли, что обычный туризм у них и так развит, и решили развивать медицинский. Я вижу эту ситуацию так: в Турции они открывают крупные медицинские центры с хорошим оборудованием, а в других странах — филиалы, где можно пройти обследование. Если вдруг что-то серьезное, оттуда пациента отправляют в Турцию.

Директор продакшн-компании Нурлан Мирзаматов
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Нурлан Мирзаматов: Что удобно на YouTube, тебе не надо бегать, искать спонсоров. Если умеешь получать просмотры, быть интересным зрителям, то YouTube сам находит рекламодателей и сам тебе платит. Раньше мы могли заработать очень много: в месяц заработки команды достигали 18-20 тысяч долларов. С января этого года наши доходы упали в 8-10 раз.

— Легко ли вы нашли работу после учебы?

— Я стал подрабатывать переводчиком еще во время учебы в университете. Работы в Турции много, особенно для иностранных студентов, которые знают как минимум два языка, а то и три-четыре. Зарплата начинается от 700 долларов.

Наши ребята там занимали неплохие позиции: работали в сфере продаж, специалистами по экспорту. Я и сам устроился в логистическую компанию.

Было стыдно, что меня такой увидят соседи, — история успешной кыргызстанки

— Вы рассматривали для себя брак с турчанкой?

— Я общался с одногруппницами, но ничего серьезного не было. Но и в мыслях не было там жениться и остаться. Дело в том, что у нас в плане отношений слишком разный менталитет, Кыргызстан изначально более светская страна.

Я знаю очень мало парней, которые женились на турчанках и остались там навсегда. Девушкам, думаю, гораздо легче выйти замуж за иностранца и адаптироваться в новой среде.

— Почему вы решили вернуться в Кыргызстан?

— Я изначально знал, что буду жить в Кыргызстане, но, чтобы вернуться, хотел накопить какую-то сумму. Конечно, в Турции у меня были интересные варианты, предлагали сделать турецкое гражданство. В 2012 году я приехал в Бишкек.

— Почему вы решили заняться производством видеороликов?

— Телевидением я увлекся еще в Турции, участвовал в запуске турецкого музыкального канала. Ближе к 2010 году снимать фильмы стало намного легче, потому что появились новые камеры-зеркалки. Они стоили не так дорого, а вот картинку давали "вкусную". Я стал изучать эту тему, ходил на курсы.

Затем познакомился с парнем, который оканчивал режиссуру, и мы вместе решили заниматься фильмами. На тот момент у меня были деньги, я закупил технику, снял помещение, стал обучаться съемке. Оказалось, что на свадебных съемках можно неплохо зарабатывать.

Потом мы сняли несколько короткометражных фильмов, один из которых стал победителем фестивалей.

Так нам удалось привлечь спонсоров, чтобы снять первую полнометражку. У нас был бюджет 10 тысяч долларов. Сюжет такой: парень с девушкой меняются душами с дедушкой и бабушкой. Дебют прошел успешно, и мы решили снимать еще, и еще, и еще.

Это гораздо выгоднее, чем торговать машинами! О крупном бизнесе кыргызстанца

— Насколько я знаю, снимать фильмы в Кыргызстане финансово не очень-то выгодно. Как вы считаете?

— У нас бум на съемку кинофильмов начался в 2008 году, когда на кыргызстанском рынке вдруг появилось множество картин. Те, кто первым нащупал эту жилку, смогли хорошо заработать. Потом зрители стали более избирательными.

Тем не менее, если вы снимаете стоящие фильмы, можете зарабатывать нормальные деньги. Например, коммерчески успешными можно назвать "Бишкек, я люблю тебя" и "Салам, New York", дальше появился  "Биртууганчик", который окупил себя более чем в 10 раз.

У Кыргызстана вообще большое будущее в плане кинематографа. Вы слышали про cash rebate? Это когда, например, отдыхаете в Турции, делаете какие-то покупки, а потом во время выезда вам возвращают часть налогов.

В некоторых странах эта практика существует в киноиндустрии. Например, "Властелин колец" снимался в Новой Зеландии не только потому, что там очень красивая природа. У таких фильмов большие бюджеты, и государство, где проходят съемки, возвращает часть налогов. Это очень существенный фактор.

А ведь мы тоже можем ввести эту норму! В Кыргызстане ведь прекрасная природа, есть отличные места для съемок.

Директор продакшн-компании Нурлан Мирзаматов
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Нурлан Мирзаматов: Несмотря на то что в YouTube прописаны все правила, это достаточно диктаторская компания — если робот посчитает, что ты нарушил правила, то тебя могут наказать. При этом оспорить решение очень сложно.

— Как вы стали делать детские ролики для YouTube?

— У нас уже сформировалась команда. Первые год и два месяца мы выкладывали ролики, не получая за них вообще никаких денег. Мы жили за счет других проектов, делали ролики для разных компаний.

Постепенно становились опытнее в вопросах YouTube. В какой-то момент дело пошло. Тогда был период "Дикого Запада" в детском контенте. Таких роликов выпускалось немного, и спрос был бешеный. У нас были очень большие просмотры, один мультик набрал 380 миллионов просмотров.

Как бишкекчанка выступала в лучшем ночном клубе Таиланда — история скрипачки

— Сколько вы зарабатывали в "эпоху Дикого Запада" на детском контенте?

— Что удобно на YouTube, тебе не надо бегать, искать спонсоров. Если умеешь получать просмотры, быть интересным зрителям, то YouTube сам находит рекламодателей и сам тебе платит. Раньше мы могли заработать очень много: в месяц заработки команды достигали 18-20 тысяч долларов. С января этого года наши доходы упали в 8-10 раз.

Таких бешеных денег больше нет. Если раньше за миллион просмотров можно было заработать 300-600 долларов, а иногда и 800 — в зависимости от страны воспроизведения и длины ролика, то сейчас за миллион дают 20-120 долларов.

— Насколько я знаю, заработок на YouTube — очень нестабильная вещь. В любой момент твой канал могут заблокировать или отправить в теневой бан.

— Да, нам тоже блокировали каналы! Несмотря на то что в YouTube прописаны все правила, это достаточно диктаторская компания — если робот посчитает, что ты нарушил правила, то тебя могут наказать. При этом оспорить решение очень сложно.

— У вас есть несколько золотых и серебряных кнопок YouTube. Это дает какие-то бонусы?

— Нет, это просто престижно. YouTube дает понять, что заметил тебя и поздравил с достижением высоких показателей.

— А деньги к кнопкам прилагаются?

— Нет, денег не дают. Это распространенное заблуждение.

— Вы снимаете первый в Кыргызстане YouTube-сериал. Расскажите о нем.

— Он выйдет в августе. В нем мы хотим рассказать о том, что происходит сейчас, — о пандемии, волонтерах.

— А что будет популярно на YouTube?

— Честно говоря, это вопрос на миллион. Американский писатель Нассим Талеб, предсказавший кризис 2008 года, ввел такой термин, как "черные лебеди", — так он характеризует какие-то события, которые нельзя предугадать, настолько они могут отличаться от анализов и прогнозов. Сейчас нельзя предугадать тренды YouTube. Наверное, те, кто могут, станут миллионерами.

3283
Теги:
бизнес, Турция, работа, YouTube, интервью, Кыргызстан
Темы:
Как кыргызстанцы добиваются успеха (56)
По теме
Заработала на квартиру в столице в 25 лет — история девушки из кыргызского села
Здание Генеральной прокуратуры на пересечении улиц Орозбекова и Киевской в Бишкеке, сожженное во время апрельских событий 2010 года

Почему на месте сгоревшей Генпрокуратуры будет здание БГК ответ Тулобаева

15
(обновлено 14:04 01.12.2020)
Некоторые хотели там построить гостиницу, другие здание для офиса, третьи предлагали разбить сквер, рассказал и.о. мэра.

БИШКЕК, 1 дек — Sputnik. Весной 2022 года на месте сгоревшей Генеральной прокуратуры появится здание для Бишкекского горкенеша и муниципальных служб, сообщил исполняющий обязанности мэра столицы Балбак Тулобаев на брифинге в пресс-центре Sputnik Кыргызстан.

Напомним, в соцсетях многие кыргызстанцы осуждают решение мэрии построить два блока зданий для БГК и некоторых муниципальных служб вместо сгоревшей Генпрокуратуры.

По словам Тулобаева, некоторые люди хотели построить там гостиницу, другие — офисное здание, третьи предлагали разбить сквер.

"Это маленькая угловая территория, там сквер не получится. И потом, зайдите в мэрию и посмотрите: в одном кабинете работают до семи-восьми человек. Как так можно? Посмотрите, как работают аппарат БГК и фракции: наши службы разбросаны по городу, наше Управление земельных ресурсов находится в подвале. Хотели построить за зданием мэрии, но зачем? Пусть эта территория, маленький скверик, останется", — сказал Тулобаев.

Он отметил, что в одной части нового здания разместится горкенеш, а в другой — муниципальные службы. Возможно, помещения, которые они сейчас занимают, будут сданы в аренду.

"Есть два варианта — полностью убираем и строим новое здание или ремонтируем. Сейчас это решают специалисты. В течении двух-трех лет вернем затраченные средства. Поймите, наши сотрудники тоже должны работать в нормальных условиях, чтобы служить городу. А так теряем в эффективности", — отметил и. о. мэра.

Уже выделены средства на проектирование, скоро объявят конкурс и через несколько месяцев проведут новый тендер на снос и строительство либо ремонт, работы завершатся максимум весной 2022 года.

15
Теги:
проект, Генеральная прокуратура, строительство, Балбак Тулобаев, Бишкек, Кыргызстан
По теме
В Бишкеке можно построить метро над реками, считает и.о. мэра
Школы и детские сады могут открыть в Бишкеке после Нового года
Исполняющий обязанности мэра Бишкека Балбак Тулобаев на брифинге в мультимедийном пресс-центре Sputnik Кыргызстан.

В Бишкеке можно построить метро над реками, считает и.о. мэра

37
(обновлено 13:54 01.12.2020)
У Тулобаева была идея в формате государственно-частного партнерства построить надземное метро. Он уверен, что проект себя бы оправдал.

БИШКЕК, 1 дек — Sputnik. Была задумка построить метро над реками в Бишкеке, это позволит решить транспортные вопросы, сообщил исполняющий обязанности мэра Бишкека Балбак Тулобаев на брифинге в мультимедийном пресс-центре Sputnik Кыргызстан.

Он рассказал, что у него была идея в формате государственно-частного партнерства построить надземное метро, это позволило бы не ломать дороги.

"У нас есть две реки, одна из них Ала-Арча, если посмотрите по карте, то можно через них связать город. У нас реки достаточно узкие. Если построить над ними метро, то можно решить транспортную проблему. Это себя оправдает. Но у меня времени не хватит, об этом должен думать следующий мэр", — рассказал Тулобаев.

И.о. мэра добавил, что такие метро есть в Китае и Японии и их возможно возвести в Кыргызстане.

В столице есть две реки : Ала-Арча и Аламудун, а также протекает БЧК.

37
Теги:
река, мнение, метро, Бишкек, Кыргызстан
По теме
Власти Бишкека планируют в течение 2-3 лет решить вопрос с бездомными
Не думайте обо мне плохо — и. о. мэра о том, почему не открывают школы