Полковник в отставке, участник войны в Афганистане и Таджикистане Абдрахим Раджапов (слева). Архивное фото

Посла КР в Таджикистане уважали боевики, дипломаты и Рахмон полковник Раджапов

1860
(обновлено 13:07 28.06.2021)
Наш герой — полковник в отставке Абдрахим Раджапов. За его плечами войны в Афганистане и Таджикистане. В 1995-1998 годах Раджапов был представителем Министерства обороны КР в объединенном командовании Коллективных миротворческих сил в Душанбе.

31 августа Кыргызстан будет отмечать 30-летие независимости. За это короткое время в нашей истории появилось много неисследованных страниц, в частности, многие герои, которые служили не из корысти, а на благо родины, остались в забвении.

Сегодняшний наш герой — полковник в отставке Абдрахим Раджапов. Он прошел сквозь войны в Афганистане и Таджикистане. В 1995-1998 годах был представителем Министерства обороны КР в объединенном командовании Коллективных миротворческих сил (КМС) в Душанбе. Его супруга, два сына, старшая сноха и зять тоже служили в кыргызской армии. Абдрахим Бакирович рассказал колумнисту Алмазу Батилову о некоторых неизвестных фактах гражданской войны в Таджикистане. Это интервью было взято 30 октября 2020 года.

— Абдрахим Бакирович, хотелось бы узнать, откуда вы родом?

— Я родился 22 февраля 1947 года в селе Аксак-Ата Паркентского района Ташкентской области. По национальности кыргыз. Наши предки родом из деревни Катыран Лейлекского района. В Ташкентской области до сих пор проживает кыргызская община.

Полковник в отставке Абдрахим Раджапов
© Фото / из личного архива Абдрахима Раджапова
Курсант Киевского танкового технического училища. Минская область. 1969 год.

— В СССР было много военных учебных заведений, и все престижные. Какое военное учебное заведение вы окончили?

— В 1965 году в Узбекистане я окончил среднюю школу и попытался поступить на факультет химии Кыргызского государственного университета. Но не прошел. В 1966-м поступил в Киевское военное среднетехническое танковое училище. Там я был единственным курсантом из Центральной Азии. После окончания училища в 1969 году начал службу в танковом полку 72-й мотострелковой дивизии. Располагалась она в Черниговской области.

В 1972-м женился на Мавлие. Она по национальности татарка. Ее родители жили в нашем колхозе. Оба моих сына, Рустам и Руслан, родились в Ворошиловграде (нынешний Луганск). В 1978 году поступил на инженерный факультет при Киевском высшем военном танковом инженерном училище. И в этот раз я был единственным слушателем из Центральной Азии. В 1982-м успешно окончил это высшее военно-учебное заведение и был направлен для прохождения дальнейшей службы в Душанбе. Потом меня перевели в Кулябскую область. В 1982 году в городе Кулябе родилась дочь Гуля.

Осенью 1988-го начался процесс вывода некоторых воинских частей советской 40-й армии через провинцию Бадахшан (Северный Афганистан) к нынешней таджикско-афганской границе в районе Ишкашима. Я тоже участвовал в той спецоперации, полгода находился в афганском Бадахшане. Затем был назначен военным комиссаром Дарвазского района Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО). Там встречался по некоторым вопросам с афганскими полевыми командирами. За тринадцать лет пешком исходил практически все регионы Таджикистана, кроме Ленинабадской области (ныне Согдская). За это время научился бегло разговаривать на таджикском языке.

Полковник в отставке Абдрахим Раджапов
© Фото / из личного архива Абдрахима Раджапова
Во время встречи в штабе миротворческих сил представителя Министерства обороны КР Абдрахима Раджапова с афганским комиссаром по вопросам границ. (Афганский Ишкашим), август 1997-го.

— После развала СССР начались кровавые события в Таджикистане. В то время вы служили там. Наверное, застали момент, когда две противоборствующие стороны перешли красную черту. Чем запомнилось начало гражданской войны?

— Летом 1991 года я приехал в Душанбе, чтобы участвовать в создании национальной гвардии Таджикистана. И увидел такую картину: на городской площади Озоди собрались сторонники официальной власти, а на площади Шахидон — их оппоненты. Днем и ночью они без устали проводили митинги. В память врезался один случай. Когда первый глава Таджикистана Кахар Махкамов заходил в президентский дворец, за ним ворвалась разъяренная толпа, в фойе набилось много народу. Невозможно было людей вытолкнуть на улицу. Вот тогда я был поражен накалом ненависти населения к правящим кругам. При попытке Кахара Махкамовича сесть в лифт его стали отталкивать от подъемника. Он попытался подняться по лестнице — женщины сняли калоши и начали бить его по голове. Мы еле вытащили Махкамова из толпы. В результате тех событий таджикский народ разделился на два лагеря, начали стрелять друг в друга. Так началась гражданская война.

— И после этого вы продолжили служить в армии Таджикистана. Почему?

— В мае 1992 года подошло время оформляться на пенсию. Я прилетел из Дарваза в Душанбе, зашел к министру обороны Таджикистана полковнику ВВС Сафарову (к сожалению, имя не помню). Он мне сказал: "Скоро в стране ожидается переворот либо гражданская война, поэтому государство нуждается в таких, как вы, опытных офицерах" и приказал остаться в рядах армии. Я был вынужден подчиниться приказу. У военных приказы начальства выполняются беспрекословно.

Меня назначили начальником штаба Каратагского механизированного полка гражданской обороны. Этот полк располагался в поселке Каратаг, в 45 километрах от Душанбе. Моя супруга Мавлия стала работать на полковой кухне. И в этой воинской части я был единственным кыргызом. 23 октября 1993 года генеральный прокурор Сафарали Кенджаев и министр обороны Сафаров приказали взять командование полком на себя и наступать на Душанбе, потому что командир полка полковник Владимир Чуприк отказался выполнять приказ. На следующий день мы выбили представителей оппозиции из президентского дворца, телерадиокомпании, дома правительства и автовокзала. В итоге были заняты все эти объекты.

В то время российской 201-й мотострелковой дивизией в Душанбе командовал полковник Мухриддин Ашуров. Он тоже был кыргызом. Мухриддин Ашурович родом из Жергетальского района (ныне Лашский, до сих пор там проживает крупная кыргызская община). Он внес большой вклад в то, чтобы остановить братоубийственную войну в соседней стране. В последующем Мухриддин Ашурович дослужился в армии РФ до генерал-лейтенанта и стал Героем России.

Полковник в отставке Абдрахим Раджапов
© Фото / из личного архива Абдрахима Раджапова
Майор Абдрахим Раджапов на берегу Днепра. Киев. 1980

— Михаил Шолохов в четырехтомном романе-эпопее "Тихий Дон" описал, как родные братья воевали друг против друга в гражданской войне в 1917-1921 годах. Во многих источниках неоднократно подчеркивается, что во время кровавой междоусобицы в Таджикистане была такая же ситуация. Вы можете это подтвердить?

— Да. Например, отец с младшим сыном с первых дней находились в рядах сторонников официальной власти, а еще три сына перешли в лагерь Объединенной таджикской оппозиции (ОТО), бились насмерть с противоположной стороной. Пять лет оппоненты жестоко уничтожали друг друга. От этого ужаса кровь стыла в жилах. Самое печальное то, что оба противостоящих лагеря ради своих интересов приносили в жертву мирных людей. По моему мнению, за пять лет кровавого конфликта таджикский народ лишился лучших сынов и дочерей. Погибло свыше 100 тысяч таджикистанцев. Больше миллиона таджиков были вынуждены покинуть родину. Таджикистан испытывал большую нужду в продовольствии.

18 мая 1997 года в Бишкеке произошло историческое событие — власти и оппозиция Таджикистана подписали документы, положившие конец кровавой войне у себя на родине.
© Видео / Центральный государственный архив кинофотофонодокументов КР, архивный фонд президента КР
Мой второй сын Руслан и дочь Гуля жили тогда в девятиэтажном доме в Душанбе в служебной квартире. Старший сын Рустам учился в Ташкентском высшем общевойсковом командном училище. Во дворе нашего дома стоял большой казан. Все соседи несли туда что было из продовольствия, совместно готовили и ели. Моя жена Мавлия приносила излишки продуктов с полковой кухни и клала возле этого казана. Соседи не раз благодарили ее за помощь. В трудное время люди сплотились и стали родными в буквальном смысле этого слова.

— Какой поступок вам больше всего запомнился за 13 лет службы в Вооруженных силах Таджикистана?

— В феврале 1993 года по приказу генерал-майора министра обороны Таджикистана Александра Шишлянникова я организовал в Душанбе военную комендатуру, был назначен заместителем военного коменданта города. Тогда мы создали роту почетного караула и батальон, который охранял правительственные здания и стратегические объекты. Весной 1994 года, когда я был начальником главного мобилизационного отдела министерства обороны Таджикистана, военный атташе посольства Китая в Душанбе познакомил меня с первым послом КР в Таджикистане ныне покойным Эриком Асаналиевым. Он тогда был послом по особым поручениям МИД Кыргызстана. С того времени началась наша дружба.

В том же году министр обороны Шишлянников приказал мне выехать в Гармский район, чтобы решить вопрос жителей Жергетальского района, которые жили впроголодь. Необходимо было открыть там таджикско-кыргызскую границу, чтобы спасти население от голода. Я приехал в этот район и добился открытия границы с Кыргызстаном.

Полковник в отставке Абдрахим Раджапов
© Фото / из личного архива Абдрахима Раджапова
Курсант Абдрахим Раджапов на стажировке. Минская область, 1969

—  Абдрахим Бакирович, вы долго жили и служили в Таджикистане и сделали неплохую карьеру. Как получилось, что продолжили службу в кыргызской армии?

— В ноябре 1994-го я решил перевестись на родину. Перед этим зашел в Ташкенте в министерство обороны Узбекистана. Офицеры генштаба предложили мне перейти в их армию. Аргументировали тем, что у меня богатый военный опыт. Узбекские коллеги показали мне трехкомнатную квартиру в многоэтажном доме рядом с генштабом. "Если вы перейдете полностью служить в армию Узбекистана, мы предоставим эту квартиру и создадим еще другие условия для вашей семьи", — сказали они.

В тот период мои родственники начали переезжать в Чуйскую область. Я вспомнил пословицу "Всякая птица свое гнездо любит" и решил продолжить службу в Вооруженных силах Кыргызстана. 5 января 1995 года был причислен к Министерству обороны КР. Руководитель этого ведомства генерал Мырзакан Субанов предложил мне поехать снова в Душанбе в качестве представителя Минобороны КР в штаб объединенного командования Коллективных миротворческих сил (КМС) в Таджикистане. Я принял его предложение, потому что другие офицеры отказывались туда ехать. К тому же в Душанбе оставалась моя семья.

В общей сложности в этой должности я проработал три года. До этого мои кыргызстанские коллеги в Таджикистане работали всего лишь полгода. Самое интересное, на тот момент я не был гражданином Кыргызстана. Это было связано с тем, что по старому законодательству СССР офицеры не имели паспортов, им выдавали только удостоверение личности.

— Во время гражданской войны в Таджикистане были сформированы миротворческие батальоны России, Кыргызстана, Казахстана и Узбекистана. В чем была миссия штаба объединенного командования КМС в Таджикистане?

— В этом штабе я работал в тесной связке с пятью командующими, потому что мои казахстанские и узбекистанские коллеги были молодыми и неопытными. А я по предыдущему опыту знал, какие возможности есть у армии официальной власти и полевых командиров ОТО. Кроме этого, мне очень помогало знание узбекского и таджикского языков. Наша непосредственная задача заключалась в том, чтобы заранее узнавать, в каком районе произойдет боестолкновение сил официального Душанбе и боевиков оппозиции. Исходя из этого, мы искали пути примирения противоборствующих сторон.

Много раз приходилось встречаться с глазу на глаз с руководителями вооруженных группировок ОТО. Не подумайте, что хвастаюсь (смеется). Мои слова может подтвердить генерал-полковник в отставке российской армии и депутат Госдумы РФ Виктор Заварзин. Мы с ним работали в штабе объединенного командования КМС в Душанбе. Ежедневно в Бишкек я отправлял по закрытой связи оперативную информацию о текущей ситуации. Иногда некоторые оперативные сведения, имевшие большую ценность, приходилось оплачивать из своего кармана. 

Каждый месяц на десять дней я ездил в миротворческий батальон Кыргызстана, который охранял участок таджикско-афганской границы в Ишкашимском районе ГБАО. Я как мог старался улучшить их материальную и техническую базу. Каждые полгода менялся личный состав батальона, поэтому я приезжал в Ош, проводил отбор офицеров, прапорщиков и солдат. После этого ехал обратно с ними в Ишкашим.

Миротворческие батальоны России, Кыргызстана, Казахстана и Узбекистана сыграли большую роль в остановке гражданской войны в Таджикистане. В 1996 году мой старший сын Рустам окончил факультет разведки Новосибирского высшего военного общевойскового командного училища и вернулся в Таджикистан. Он начал службу в российской 201-й мотострелковой дивизии.

Начался процесс примирения Объединённой таджикской оппозиции с официальным Душанбе. Их сопровождают офицеры и солдаты российской 201-й дивизии (в центре лейтенант кыргызстанец Рустам Раджапов). 9 сентября 1999 год
© Фото / из личного архива Рустама Раджапова
Начало процесса примирения Объединенной таджикской оппозиции с официальным Душанбе. На фото: офицеры и солдаты российской 201-й дивизии (в центре — лейтенант-кыргызстанец Рустам Раджапов). 9 сентября 1999-го

— Мало кто знает, что военные разведчики Кыргызстана внесли большую лепту в установление мира в Таджикистане. Удалось ли вам встретиться с генерал-лейтенантом, руководителем военной разведки Минобороны КР Жумабеком Асанкуловым?

— Да. Когда я приезжал из Душанбе, несколько раз встречался с Жумабеком Асанкуловичем. С ним меня познакомил его близкий соратник, тоже ныне покойный полковник Жумалы Кубатов. Генерал Асанкулов был истинным патриотом и очень опытным разведчиком. Кроме того, он был еще и государственным деятелем, который продумывал стратегию нашей страны на несколько десятков лет вперед. Жумалы Осмонович был самым сильным аналитиком кыргызстанской военной разведки.

Еще один близкий соратник Жумабека Асанкуловича, мой друг Эрик Асаналиев, как говорится, был дипломатом и разведчиком от бога. Генерал Мырзакан Субанов заложил основы армии независимого Кыргызстана. Все эти офицеры внесли большой вклад, чтобы погасить пожар гражданской войны в соседней стране. Тем более мы с Эриком Акматбаевичем вместе работали в Таджикистане. Асаналиев пользовался большим авторитетом у официального Душанбе, ОТО и иностранных дипломатов. Иногда Эрик Акматбаевич выкупал ценную информацию для центра из личных средств. Я не раз был свидетелем, как он рисковал жизнью, чтобы раздобыть секретные сведения в противоборствующих лагерях. Хочу особо отметить, что его очень уважал президент Таджикистана Эмомали Рахмон. Сколько раз мы с Эриком Акматбаевичем направляли аналитические записки руководству Кыргызстана, что надо решать пограничные вопросы с Таджикистаном и Узбекистаном. К сожалению, и тогда, и после оно не обратило внимания на эту острую проблему.

— Вы вместе с Эриком Асаналиевым, полковником Раджапом Абдрасуловым и известным общественным деятелем Тайторо Батыркуловым организовали эвакуацию из Душанбе кыргызов в Чуйскую область. Расскажите, как происходил этот процесс?

— В 1995–1996 годах на Душанбинском железнодорожном вокзале мы два раза обеспечили эвакуацию 120 семей таджикистанских кыргызов на историческую родину. Их отъезд проходил в тяжелой обстановке. Вдобавок ко всему не пропускали узбекские пограничники. Нам с Асаналиевым пришлось поехать к таджикско-узбекской границе, чтобы решить этот вопрос. После того как мы объяснили узбекским пограничникам ситуацию с эшелонами, их пропустили.

Полковник в отставке Абдрахим Раджапов
© Фото / из личного архива Абдрахима Раджапова
Абдрахим Раджапов с семьей провожает сына — майора Вооруженных сил КР на учебу в военную академию. Железнодорожный вокзал. Бишкек, 2003

— Во время гражданской войны в Таджикистане Кыргызстан не закрывал границу с ним. Насколько эта мера помогла таджикскому народу?

— В то время Узбекистан полностью блокировал Таджикистан со своей стороны. А официальный Бишкек открыл две дороги, которые соприкасаются с Горно-Бадахшанской автономной областью и Жергетальским районом. Днем и ночью через эти два пункта таджикские автокараваны везли продукты питания, ГСМ и товары первой необходимости. Такой прямой помощью народ Кыргызстана спас Таджикистан от голодной смерти. Недаром таджики называли эти две дороги "дорогами жизни". Соответственно официальный Душанбе и ОТО уважительно относились к нам. Тысячи беженцев из Таджикистана нашли приют в Кыргызстане, для некоторых он стал второй родиной. Нужно отметить, что в 1994-1996 годах Душанбе посетили с официальным визитом только президенты Афганистана и Кыргызстана Бурхануддин Раббани и Аскар Акаев.

В мае и июне 1997 года подписанные в Бишкеке и Москве документы о перемирии стали предвестниками долгожданного мира в Таджикистане. На их основе начался процесс примирения официального Душанбе с Объединенной таджикской оппозицией. На начальном этапе этого процесса я в нем участвовал, в январе 1998 года сдал свою должность. Когда мы уезжали из Душанбе в Бишкек, начался дождь. Несмотря на непогоду, все соседи по девятиэтажному дому вышли во двор провожать нас. До сих пор та сцена прощания перед глазами.

После приезда в Кыргызстан получил гражданство и вышел на пенсию. Мои сыновья Рустам и Руслан участвовали в баткенских событиях. Старший за отвагу был награжден орденом "Манас" 3-й степени. Младшего Руслана тоже наградили за храбрость почетной грамотой президента. Сыновья, как и я, дослужились до полковника. Моя супруга Мавлия, старшая сноха Татьяна и зять Владимир Жириль тоже служили в армии Кыргызстана.

Самое горькое, что по сей день не оценены на государственном уровне заслуги перед родиной Жумабека Асанкулова, Жумалы Кубатова, Тайтору Батыркулова, Эрика Асаналиева, Мырзакана Субанова и других офицеров. О них надо снимать документальные и художественные фильмы, на их примере надо воспитывать подрастающее поколение.

Хочу заметить, что нашему обществу необходимо изучать гражданскую войну в Таджикистане до мельчайших подробностей и глубоко анализировать. Нам нужно извлечь уроки из братоубийственной войны в соседней стране. Как говорил великий дагестанский поэт Абуталиб Гафуров: "Если ты выстрелишь в прошлое из пистолета, будущее ответит тебе из пушки".

1860
Теги:
Таджикистан, Душанбе, гражданская война, оппозиция, Кыргызстан
По теме
Как работали дипломаты Кыргызстана — три неизвестные истории
Чем отличились кыргызстанцы на войне во Вьетнаме — неизвестная история
Макет американской водородной бомбы B61-12. Архивное фото

Отработка ядерной бомбардировки Европы эксперт о секретных учениях НАТО