Генеральный продюсер Central Asia's Got Talent Серик Акишев на радио Sputnik Кыргызстан

Танцоры из КР задают тренды во всем мире генпродюсер Central Asia's Got Talent

602
(обновлено 15:07 25.11.2021)
Недавно в Бишкеке побывала команда проекта Central Asia's Got Talent: она проводила прекастинги. Второй сезон шоу представят на суд зрителей уже в январе следующего года.

Какие курьезы случались на съемочной площадке проекта, кто приглашен в жюри от Кыргызстана, чем удивит зрителей новый сезон популярного шоу — на эти и другие вопросы в интервью Sputnik ответил генеральный продюсер Central Asia's Got Talent Серик Акишев.

— На днях в Бишкеке завершились прекастинги проекта. Наверняка коллеги поделились с вами впечатлениями от заявок кыргызстанцев…

— Мы уже провели прекастинги в Таджикистане, Узбекистане и Кыргызстане, поэтому можем говорить не только о впечатлениях, но и о тенденциях, в том числе о росте профессионального уровня участников. Думаю, это связано с тем, что за два года узнаваемость проекта выросла, а его нынешние участники за это время смогли усовершенствовать навыки. Зрители будут приятно удивлены, когда увидят шоу на экранах.

— Известно, что список стран — участниц проекта пополнил Азербайджан. Что еще ждет нас во втором сезоне?

— Конечно, за долгую историю проект эволюционировал, но суть его осталась прежней — в центре всегда талант наших участников. По этой причине кардинальных перемен в новом сезоне не будет, однако есть несколько нюансов, которые должны сделать проект еще интереснее.

Один из них связан с жюри: в этом сезоне работают постоянная тройка судей и приглашенные члены жюри от каждой страны-участницы. В тройку войдут умница-красавица Ситора Фармонова, которую прекрасно знают в Кыргызстане, популярный блогер Ерболат Жанабылов с многомиллионной аудиторией и генеральный продюсер проекта, то есть я.

Кресла приглашенных судей от Кыргызстана займут исполнители Чолпон Талипбек и Максат Садырбеков. На пресс-конференции, посвященной новому сезону проекта, они объявили о реюнионе дуэта Non Stop. Именно в таком статусе артисты войдут в жюри шоу.

Еще один важный момент: второй сезон будет транслироваться по принципу гибридного вещания. Зрители смогут посмотреть полные эпизоды на телеканалах-партнерах и платформе Aitube, куда уже выкладывается весь первый сезон. 

— Есть ли среди судей негласное распределение ролей? Например, один берет на себя амплуа "плохого копа", другой, наоборот, поддерживает участников при любом раскладе.

—  Я не назвал бы такое распределение негласным, ведь это довольно понятная история, которая практикуется во всем мире. Каждый член жюри привносит в проект что-то свое. Например, Чолпон, как вы знаете, очень рассудительная, Максат же, уверен, будет радовать нас эмоциями, как и Ерболат.

— Другая отличительная черта нового сезона — место проведения конкурса. Почему выбор пал на Туркестан?

— Для начала отмечу, что этому городу присвоен официальный статус духовной столицы тюркского мира. Ранее коллеги из Туркестана обратились к нам с предложением: "Что, если вы не будете ездить по странам, а все участники будут приезжать к нам?". Мы с удовольствием поддержали эту идею, ведь таким образом проект обретает дом. В то же время много материала будет снято в каждой стране-участнице, поэтому эту составляющую проекта мы не потеряем.

— То есть в теории Бишкек также может предложить свою площадку для проведения шоу?

— Мы всегда открыты для предложений, тем более Бишкек — один из моих любимых городов, с которым меня многое связывает. Я бы с удовольствием провел один из сезонов проекта в столице Кыргызстана.

— Вернемся к истокам. Расскажите, как зародилась Central Asia's Got Talent и с какими трудностями вы столкнулись при реализации этой масштабной идеи?

— Идея зародилась на одной из конференций, где участвовали наши английские коллеги из компании Fremantle. В ходе обсуждения прозвучало предложение: "Посмотрите, каким успехом пользуются несколько страновых проектов — Arabs, East Africa и Asia's Got Talent. Почему бы вам не подумать о реализации такого проекта в Центральной Азии?". Действительно, у наших стран много общего, в то же время мы многого не знаем друг о друге. В результате мы получили пример интеграции через культуру, причем естественной, а не навязанной.

Основная сложность состояла в том, что в первом сезоне мы проводили полноценные съемки прослушиваний в каждой стране, участвующей в шоу. До этого так никто не делал: все участники съезжались в город, где снимался проект. Сами понимаете, это был логистический ад… Но, несмотря на трудности, мы справились. Миллионные просмотры в интернете это подтверждают.

— Большой популярностью пользуются экстремальные номера: на сцене участники творят вещи, от которых кровь в жилах стынет. Когда смотришь такие выступления, невольно задаешься вопросом: есть ли на проекте какой-то ценз опасности?

— Конечно, он исходит из юридической практики стран-организаторов. На площадке всегда дежурят медики, все детали обсуждаются заранее, поэтому ненужных "сюрпризов" на сцене не происходит. Если, например, номер подразумевает набор высоты, то используется страховка.

— А если человек забивает гвоздь в нос, как один из участников первого сезона? 

— Помню этот номер… Я не присутствовал на том кастинге, но знаю, что в таких случаях коллеги сначала останавливают участника с целью убедиться, что все под контролем. Экстремальных номеров действительно немало.

Кстати, я заметил, что некоторые жанры, например иллюзионизм, стали ответвляться в специальные подборки, которые также пользуются популярностью. При этом на отборы по-прежнему приходит огромное количество вокалистов. Это говорит о том, что конкурсов для исполнителей не хватает. Вероятно, тенденцию можно объяснить тем, что с технической точки зрения вокальный номер проще реализовать: нужны ты, твой голос и минусовка, а в некоторых случаях достаточно а капеллы. 

Как показала практика, чтобы завоевать признание публики, не всегда нужны громоздкие декорации или нечто эдакое. Пример тому — Саша Лим из Бишкека, моя любимица.

Генеральный продюсер Central Asia's Got Talent Серик Акишев в офисе Sputnik Кыргызстан
© Sputnik / Асель Сыдыкова
Генеральный продюсер Central Asia's Got Talent Серик Акишев

—  И все-таки какой номер запомнился вам больше всего?

— Сложно выделить один. В проекте участвовали несколько инструменталистов, чьи номера меня просто поразили. Потом я смотрел уже смонтированный материал, который увидели зрители, и понял, что через экран сложно передать ту бешеную энергетику, которая тогда ощущалась в зрительном зале.

Второй пример — это история Алены Когай из Алматы. Она рано потеряла родителей, но не сломалась под гнетом обстоятельств и нашла в себе силы идти вперед и заниматься саморазвитием.

В третью группу самых запоминающихся выступлений я бы отнес все уникальные номера, для которых сложно определить жанр, — настолько они оригинальны и ни с чем не сравнимы. Конечно, часть таких выступлений можно отнести к какой-либо категории, например, к силовой акробатике, когда люди зубами тащат автомобиль, но все же… Кстати, теперь мы знаем, что значит вытащить на сцену КамАЗ в техническом смысле — задача не из легких!

Если говорить в целом, то у нас есть неофициальный слоган, который, возможно, скоро станет официальным: "Каждый талантлив по-своему". В каждом человеке мы видим талант — нужно только найти и раскрыть его. Номер — это важно, но не стоит забывать, что за каждым выступлением стоят человек, его история. Каждому участнику есть что рассказать о себе, поэтому это не просто шоу талантов, а реалити-шоу.

Танцоры из КР задают тренды во всем мире — генпродюсер Central Asia's Got Talent

— Полагаю, что КамАЗ — это только вершина айсберга с точки зрения организационных трудностей. Расскажите о курьезах на съемочной площадке, которыми вам запомнился первый сезон.

— Думаю, многие зрители запомнили номер казахстанца Галымжана Ауесбая, который проделывал опасные трюки на стульях. В финале он хотел поставить мировой рекорд, и в некотором роде у него это получилось. Правда, нам пришлось оставить его, потому что акробат подготовил больше стульев, чем позволял потолок в зале…

Другой пример — иллюзионист из Ташкента Дмитрий Поляков. В одном из номеров он поместил голову в клетку, сковав руки наручниками. За считаные минуты участник должен был освободиться от оков, иначе острые железные элементы пронзили бы его голову. В тот момент я находился рядом и буквально уговаривал отказаться от идеи: "Дмитрий, давайте не будем, не дай бог что случится!" В итоге все прошло успешно.

— Как пандемия коронавируса повлияла на жизнь проекта?

— Во-первых, вся наша команда вакцинирована. Во-вторых, все, кто задействован в процессе, каждые 48 часов сдают ПЦР-тест. Распространять заразу мы не можем: необходимо быть уверенными, что вся команда здорова. Это требование выполняется на 100 процентов. Все участники, которые будут прилетать в Туркестан, согласно правилам должны до вылета сдать ПЦР-тест на коронавирус.

— Как часто участники, не согласные с решением судей, вступают в споры с жюри?

— Считаю, что каждый человек волен высказывать свое мнение, мы не должны давить на участников авторитетом. Правда, иногда бывает и такое, что человек откровенно фальшивит, но отказывается это признавать. Он уверен в своих вокальных данных! Однажды участница не хотела уходить со сцены: она искренне не понимала, почему судьи нажали на красную кнопку. Возможно, девушке просто никто не говорил, что она плохо поет. Это пример непродуктивного спора.

Но когда человек готов отстаивать свою позицию и способен доказать прямо на сцене, то почему бы нет? Это, что называется, конструктивный диалог.

— Кстати, в таких спорных моментах под роликами нередко разворачиваются баталии. Руководство проекта обращает внимание на комментарии в социальных сетях? Возможны ли какие-то корректировки, исходя из реакции пользователей?

— Мы активно коммуницируем с нашей аудиторией. Конечно, ролики могут собрать и 10 тысяч комментариев, отсмотреть которые физически невозможно, но на острые и важные мы реагируем. Кстати, пользователи могут выражать мнение не только через комментарии.

Благодаря партнерам во втором сезоне зрительское голосование станет бесплатным. Поддержать участника можно будет через мессенджер Aitu. Это важно, потому что даже один голос может оказаться решающим. На платформе Aitube зрители смогут смотреть полные выпуски шоу — все это доступно и бесплатно. Более того, сейчас мы ведем переговоры с мобильными операторами в каждой стране, чтобы их абоненты могли бесплатно смотреть в том числе и наш проект.

— Есть ли среди стран-участниц некая жанровая специализация? Например, представители одних государств прекрасно поют, другие хороши в силовой акробатике.

— Говоря о Кыргызстане, я бы выделил танцевальные коллективы. Это не было для нас сюрпризом: мы знали, что здесь сильная школа, тем не менее нас приятно удивил уровень кыргызстанских танцоров. Они задают тренды не только в Центральной Азии, но и в мире! Конечно, представители всех жанров из Кыргызстана — большие молодцы, но современная кыргызская хореография — это настоящий взрыв мозга.

— Помогает ли команда проекта в подготовке номеров? Например, стилисты подсказывают, какой костюм лучше надеть…

— На первом этапе мы ничего не говорим участнику: он выступает так, как сам задумал. Так и должно быть: люди должны увидеть, с чем человек пришел на проект. Далее, если участник проходит в полуфинал или финал, ему помогает уже команда профессионалов.

— Если зайти на канал Got Talent Global, то можно увидеть, что подборки прямиком из Центральной Азии пользуются популярностью. Вы чувствуете этот отклик международного сообщества?

— Приведу пример. Выступление юной гимнастки из Узбекистана, творившей совершенно невероятные вещи на сцене, собрало 300 тысяч репостов в Facebook. Сами знаете, что репост в этой соцсети дорогого стоит. Сколько раз посмотрели ее выступление, я уже и не вспомню. Это говорит о том, что Central Asia's Got Talent востребован.

Говоря о международном размахе, хочу рассказать одну забавную историю из хроники первого сезона. Наши коллеги из Asia's Got Talent на какое-то время пропали из поля зрения аудитории, и нас завалили сообщениями из стран Азии… Редакторы замучились отвечать на вьетнамском и других языках!

— Сколько человек трудятся в команде проекта?

— Многое зависит от сложности задачи. Максимум, которого достигала наша команда, — где-то 100 человек. Основной костяк — 60, ядро и вовсе составляют 25 человек.

— Но ведь это очень мало!

— Да, поэтому иногда приходится работать 25 часов в сутки. Надеемся, что мы подрастем и финансирование увеличится. У нас уже есть партнеры, которые помогают в реализации проекта. Однажды английские коллеги спросили: "Как вы реализуете проект на достойном уровне с таким бюджетом?".

Надеемся, что в третьем сезоне к проекту присоединятся еще больше стран, соответственно число коммерческих партнеров увеличится. К слову, уже во втором сезоне мы успешно провели переговоры по расширению списка стран-участниц, но все уперлось в финансы.

— Если не секрет, о каких странах речь?

— Мы официально пригласили в проект Башкортостан и Татарстан. Надеюсь, что присоединится и Якутия. Кстати, мы планируем пригласить и Монголию, у которой есть свой Got Talent.

Примечательно, что нам нередко пишут таланты из других стран, например, из России, Индии, Пакистана. Они тоже хотят участвовать в проекте. Отмечу, что это не запрещено: люди из разных стран могут попробовать свои силы на конкурсе, достаточно прибыть на кастинг в один из городов, где проводятся прослушивания.

Порой мы сами находим таланты в интернете — списываемся с ними и приглашаем на проект. Несмотря на то что в этом году заявки подавались через мессенджер Aitu, на участие в очных кастингах нет ограничений. В Бишкеке как раз произошел интересный случай: братья-близнецы шли по проспекту Молодой Гвардии, увидели промо-материалы проекта и решили поучаствовать. Кстати, они показали отличный уровень!

602
Теги:
Кыргызстан, шоу, талант, Серик Акишев, Central Asia's Got Talent
По теме
Два кыргызстанца в следующем туре проекта "Голос"! Видео поединков
В Бишкеке прошел еще один конкурс "Мисс Кыргызстан" — кто победил. Фото
Пограничник с оружием. Архивное фото

На границе с Таджикистаном предотвратили попытки строительства Погранслужба КР