Спецпредставитель президента РФ в Афганистане Замир Кабулов. Архивное фото

Замир Кабулов: не надо впадать в панику из-за наступления талибов

526
(обновлено 15:40 14.07.2021)
Будут ли талибы использовать Афганистан как плацдарм для нападения на другие страны и грозит ли Центральной Азии неконтролируемый поток беженцев? На эти и другие вопросы отвечал спецпредставитель президента России по Афганистану Замир Кабулов.

Ситуация в Афганистане на фоне вывода войск США и НАТО накаляется, талибы берут под контроль все новые уезды, а правительственные войска на севере страны вынуждены отступать на территории приграничных стран Центральной Азии. О том, что ждет официальное правительство Афганистана, можно ли верить обещаниям талибов и каковы риски начала боев за столицу страны, в интервью РИА Новости рассказал спецпредставитель президента России по Афганистану, директор Второго департамента Азии МИД РФ Замир Кабулов.

— По прогнозам России, насколько высока вероятность того, что нынешнее наступление талибов в Афганистане может привести к свержению властей в Кабуле?

— Вы так прямолинейно ставите вопрос, я бы начал немного с другого. О том, что такая ситуация сложится, Россия говорила уже несколько лет назад. Если называть вещи своими именами, мы предвидели ее намного раньше и поэтому семь лет назад начали устанавливать контакты с движением талибов. Развитие событий очень логичное.

Теперь насчет "падения Кабула". Ситуация, которая сложилась, как раз подводит к моменту истины: это последствия американо-натовского присутствия в Афганистане, которое каждый год кормило нас замечательными заявлениями, что они подготовили мощную афганскую армию — 300 тысяч военнослужащих. И вот мы видим, что в итоге они подготовили. Но это не означает, что надо впадать в панику, — все обваливается, "гипс снимают, клиент уезжает". Нет, ситуация не такая. То, что происходит сегодня, можно было бы в значительной степени предотвратить, если бы кабульское правительство еще в прошлом году согласилось не только на российские предложения, а на совместные предложения России, Китая, США, Пакистана о необходимости запуска процесса содержательных межафганских переговоров, ведущих к формированию нового, коалиционного переходного государственного руководства.

В Кабуле предпочли подождать, когда на выборах в США победит Байден, в надежде на то, что он изменит решение предыдущей администрации, американцы останутся и, таким образом, будут продолжать править в стране. Не сложилось. В целом момент был утерян. И это дало талибам повод сказать, что "да, вторая сторона не готова к переговорам", и они усилили силовое давление. В результате не Кабул, а талибы улучшили свои переговорные позиции, они берут под контроль все большую часть территории страны и могут разговаривать со своими противниками уже с позиции силы.

Вместе с тем нельзя упускать из виду тот факт, что большинство уездов перешли к талибам без боя. Да и что значит "перешли"? Правительственные войска просто покинули гарнизоны, позиции и сбежали, если называть вещи своими именами. Поэтому талибы легко вошли и взяли эти уезды под свой контроль. В Афганистане более 400 уездов, из них сейчас более трети, может, до половины, находятся под контролем талибов не в результате боевых действий, а в результате ухода правительственных войск с этих территорий. Вместе с тем талибы не взяли ни один центр афганских провинций — их 34, а уж про столицу вообще молчу.

Да, талибы в состоянии с военно-технической точки зрения совершать налеты, набеги, врываться в города, но удержать — у них нет для этого сил. Активный боевой сезон будет продолжаться еще два месяца, и они могут взять под контроль несколько провинций. Если рассматривать ситуацию чисто с военной точки зрения — да, они могут. Но это не означает, что они становятся полновластными хозяевами Афганистана. Это означает, что за все, за эгоизм властей расплачивается афганский народ. Потому что они страдают, а не те, кто сидят во дворцах.

Сейчас, пока еще не поздно, надо прийти в себя и начинать содержательные переговоры, которые неизбежно завершатся созданием коалиционного переходного руководства. Коалиционного с участием движения талибов — какой процент, в какой пропорции будут представлены талибы — это дело афганцев. Пускай они сами решают и договариваются. Они должны разумно договориться об администрации, которая не будет никем избрана — это предмет договоренности двух противоборствующих сторон. Как нам представляется, эту точку зрения разделяют американцы, пакистанцы, китайцы — такая временная администрация должна поработать два-три года с учетом неспешности, с которой все делается в Афганистане, медленнее, чем хотелось бы — таков национальный характер, ничего страшного в этом нет. Нужно, чтобы не было вакуума власти, хаоса в стране, нужна совместная администрация, которая прекратит боевые действия и начнет решать целый ряд проблем, прежде чем приступить к окончательному определению будущего Афганистана и формы правления. Они должны навести порядок в стране и решить вопросы интеграции талибов в общество.

© Sputnik / Владимир Астапкович
Замир Кабулов: Надо начинать содержательные переговоры, которые неизбежно завершаться созданием коалиционного переходного руководства с участием движения талибов — в какой пропорции будут представлены талибы — это дело афганцев. Пускай они сами решают и договариваются.

— По поводу формы правления: талибы настаивают на создании исламского эмирата, но международные игроки, в том числе Россия, не раз выступали против. Видим ли мы риски, что он все-таки может быть создан?

— Талибам здесь (в Москве на переговорах. — Прим. редакции) в очередной раз было сказано, что Россия и все мировое сообщество не приемлют восстановления исламского эмирата. И они согласились: "Да, мы, конечно, предпочитаем исламский эмират, но готовы вести переговоры и обсуждать с широким афганским представительством, включая представителей нынешней кабульской администрации". Нужно обсуждать будущее устройство Афганистана и каким образом к нему прийти. Если будет принято решение о сохранении республиканского строя, то, по афганской политической традиции, решение должна принимать Лойя-джирга — всеафганская ассамблея. Возможен иной вариант, о котором сами афганцы между собой договорятся. Вот для чего нужно переходное правительство — чтобы остановить войну, чтобы не развалилось государственное управление. Талибы, став какой-то частью нового, будущего афганского руководства, должны участвовать и нести ответственность.

— А после двух-трех лет правления переходного правительства должны пройти выборы?

— Если будет принято такое решение, да. Это было бы симпатично, но не нам решать. Хочу подчеркнуть, что мы ничего никому не диктуем. Мы действуем исходя из существующего международного опыта выхода из гражданских войн. Они должны определиться. Если договорятся о проведении новых выборов, значит, должны быть проведены новые выборы, президента, парламента. Но это все надо готовить, нельзя сегодня решить, а завтра провести. Тем более в условиях Афганистана, тем более с учетом всех сложностей и военной разрухи. При этом невозможно заниматься только политическими вопросами, надо заниматься еще и социальными. Пока идет война, народ теряет работу, плюс пандемия. Все эти вопросы надо решать быстро, потому что если этого не сделать, миллионы афганцев окажутся без средств к существованию и могут взять в руки оружие, чтобы добыть себе пропитание. Вот этого хаоса надо избежать. Обо всем этом мы всегда и говорили, и, как ни странно, первыми это уразумели американцы. Поэтому мы с ними и взаимодействуем. Это не ради американцев делается, это делается ради России и наших стратегических интересов безопасности. Для нас весь регион критически важен.

— Вы встречались с талибами в Москве, насколько мы понимаем, они дали гарантии, что не будут использовать Афганистан в качестве плацдарма для нападения на соседние страны и Россию. У нас есть основания им верить?

— Они это переподтвердили. Эти гарантии мне были даны еще на более высоком уровне муллой (Абдель Гани) Барадаром (главой политофиса талибов. — Прим. редакции) в Дохе. Они прибыли в Москву, чтобы от имени высшего руководства движения талибов гарантировать, что территория Афганистана не будет использоваться против интересов третьих стран, никем не будет использоваться. Они это особо подчеркнули, зная чувствительность вопросов безопасности в Центральной Азии для России. Наши партнеры в Центральной Азии всполошились, но при этом надо смотреть на ситуацию — талибы не входили на территорию Таджикистана, туда сбежали военнослужащие правительственных войск. А сбежав, еще огонь открыли, уже с таджикской территории, по талибам, которые захватили их позиции. Но талибы дали указание всем полевым командирам огонь по таджикской территории не открывать.

Единственное, о чем недавно говорил министр Лавров, что нас беспокоит: что хаосом войны на севере Афганистана может воспользоваться ИГИЛ*. Это для нас очень важный момент. Но, опять-таки, талибы — непримиримые враги игиловцев. Они их ненавидят и в плен не берут — они их уничтожают. По нашим оценкам, 3-4 тысячи игиловцев остались на севере. Но когда север контролировали правительственные силы, они не воевали с ИГИЛ, ИГИЛ чувствовал себя там прекрасно, а талибы их бьют. Поэтому успехи талибов там обескровливают, лишают ИГИЛ почвы для нападений и для диверсий против Центральной Азии.

— И у нас есть все основания доверять этим гарантиям талибов?

— У нас есть все основания доверять только себе. Мы пристально следим за ситуацией. Но когда талибы увидят, что любая попытка нанести урон безопасности наших союзников в Центральной Азии для них чревата большими потерями, если не потерей всего, тогда они ничего не будут делать и начнут вести себя хорошо.

— А мы можем координироваться с талибами в борьбе с ИГИЛ?

— Координация в этом и заключается — это их территория, их земля, игиловцы пришли — чужаки и исламские радикалы, они их бьют, вытесняют, какая еще координация нужна.

© Sputnik / Владимир Астапкович
Замир Кабулов: Единственное, что нас беспокоит, что хаосом войны на севере Афганистана может воспользоваться ИГИЛ*. Это для нас очень важный момент. Но опять-таки, талибы непримиримые враги игиловцев. Они их ненавидят и в плен не берут, они их уничтожают.

— Относительно контактов России с талибами. Движение "Талибан"* признано в нашей стране террористическим, но раз мы поддерживаем с ними диалог, нет идеи вывести их из этого списка в РФ?

— Я говорил уже не раз, но повторю. Когда в 2001 году была принята резолюция СБ ООН, то, как это положено в любой стране, президент России принял указ, обязывающий нас выполнять содержание этой резолюции. Резолюция Совета Безопасности ООН признала движение талибов террористической организацией и включила более 110 фигурантов из высшего и среднего звеньев руководства в санкционные списки, с тех пор они называются террористической организацией. Теперь ситуация изменилась. Талибы получили свои исторические уроки, и они многократно публично заявляли, что к прошлому возвращаться не собираются, что это было ошибкой, что они являются национально-освободительным движением, которое борется против иностранной оккупации НАТО и США, и они хотят строить в своей независимой стране исламское общество.

Трактовка исламского общества — дело вольное, пускай афганцы между собой разберутся, все они мусульмане в основной своей массе, и пусть сами разберутся, кто и что имеет под этим в виду. Талибы свои уроки выучили, если бы они попытались, чисто гипотетически, повторить то, что творили в середине 90-х прошлого века, то они прекрасно понимают, что значительная часть афганского народа, в первую очередь не пуштуны, возьмут оружие, а оно у них есть на руках, и выйдут воевать. И гражданская война еще на двадцать лет. В этом случае талибы будут изолированы и весь мир будет на стороне тех, кто встанет против талибов. Талибам это прямым текстом, в глаза глядя было сказано.

Давайте не забывать, что мы сейчас говорим о тактических действиях. Боевые действия будут продолжаться еще месяца два, после установится новый военно-политический баланс. Но давайте вернемся к большим, стратегическим итогам событий в Афганистане. Еще несколько лет назад там была сеть американских военных баз и большинство из них никакого стратегического отношения к Афганистану не имели. Они проецировали силу на весь регион, включая нас, Центральную Азию, Иран, Пакистан и Китай. Где эти базы? Их нет, этим все сказано.

А теперь представьте, что если бы мы семь лет назад не стали наводить мосты с талибами, контактировать, доводить до них нашу озабоченность, наши интересы и мы бы шли на поводу провалившихся западников и клеймили их, с кем бы мы сейчас разговаривали? Вот у них проблемы, а Россия может разговаривать с любой силой в Афганистане. Вот результат российской внешней политики.

— Перспектива снятия санкций СБ ООН с талибов в ближайшее время реальна?

— Да, конечно, но мы договорились и талибам прямым текстом сказали: как только вы, движение талибов, сядете за стол переговоров с другой стороной, то, что происходит в Дохе, — это имитация переговоров, контакты, нет даже повестки дня, а первый признак содержательности переговоров — это одобренная и согласованная всеми сторонами повестка дня, где должны быть все пункты, и нам, внешним игрокам, должно быть ясно, по каким пунктам идет разговор. Вот когда это будет и они сядут и начнут по этой повестке дня работать, это будет для нас признаком того, что наступило время запускать процедуру делистинга, то есть вывода талибских фигурантов из санкционного списка СБ ООН. Процедура непростая, но абсолютно понятная. Ее надо будет запускать, и все члены СБ ООН должны ознакомиться и проголосовать за, тогда процесс вывода из санкционных списков начнется.

— Но вы говорите, что, по нашим прогнозам, еще около двух месяцев в Афганистане будут продолжаться боевые действия, значит, никаких переговоров быть не может?

— Переговоры могут быть, их надо поддерживать, чтобы не бросать ситуацию на самотек. Но, как мне кажется, реально стороны будут готовы к содержательным, результативным переговорам осенью. Обе стороны слишком долго готовились к войне, и пока, как говорится, они не выпустят все патроны, трудно на что-то рассчитывать.

— В ваших контактах правительство Афганистана подтверждает готовность к переговорам с талибами?

— Они подтверждают на словах, но все это сводится к тому, что они, дескать готовы, но талибы должны признать, и тогда они готовы. Но так переговоры не ведутся. Это лицемерие. Это попытка закрыть глаза на реалии, которые существуют, поэтому это пустые слова. А нам нужны дела. Если мы увидим не просто на словах, а на деле, что правительство и влиятельные политические деятели, которые представляют различные этнополитические силы Афганистана, договорятся между собой, сядут за стол переговоров, это будет началом реального мирного процесса в Афганистане. Этого мы и добиваемся.

© Sputnik / Владимир Астапкович
Замир Кабулов: Мы внимательно следим за ситуацией. Когда талибы увидят, что любая попытка нанести урон безопасности наших союзников в Центральной Азии для них будет чревата большими потерями, если не потерей всего, тогда они ничего не будут делать и будут вести себя хорошо.

— Мы ведем контакты с политическим офисом движения талибов, но полевые командиры на местах не всегда подчиняются тем, кто сидит в Дохе.

— Те люди, которые сидят в Дохе, — это политический офис, они подчиняются центральному, главному руководству талибов, которому подчиняются все полевые командиры. Я не говорю, что талибское движение совсем уже однородное. Есть полевые командиры, которые более радикально настроены, которые воевали, проливали кровь и у которых складывается впечатление, что "ну все, американцы сбежали, мы их выгнали, теперь надо брать власть, чего разговаривать с этим Кабулом". Есть такие настроения. Но опять-таки отдельное спасибо кабульскому правительству, оно только дало повод таким настроениям подрасти. Это проблема высшего руководства движения талибов, от имени которого действует дохийский офис, чтобы навести порядок в своих рядах. Но они понимают, что если деструктивная часть талибского движения начнет продвигать собственную повестку дня, то все движение пострадает.

— Талибы в ходе визита в Москву еще пообещали, что гарантируют безопасность диппредставительств, в том числе в Мазари-Шарифе, где есть наше генконсульство, которое пока приостановило работу. Когда РФ планирует ее возобновить?

— Объясняю ситуацию. У нас официальное генеральное консульство находится в Мазари-Шарифе, но исторически оно всегда базировалось в городе Хайратоне, на границе с Узбекистаном, буквально рядом с мостом Дружбы, который Советский Союз построил. В Мазари-Шарифе арендовался офис, куда наши коллеги на ротационной основе приезжали и занимались своими консульскими функциями. Оттуда вывезли всех в Хайратон, никого в Мазари-Шарифе, ни одного российского сотрудника, нет. Но когда мы увидели, как афганская армия обвально бросает свои позиции, а коллеги в Хайратоне поняли, что внешняя охрана, правительственная, разбежалась, то они попытались с ними связаться, чтобы понять, кто будет обеспечивать безопасность. Те сказали: "Вы знаете, мы не готовы". Я сразу связался с муллой Барадаром, тот поклялся, что всем полевым командирам даны указания, чтобы ни пылинки не упало на генеральное консульство Российской Федерации. Но это слово, а в горячке боя… Беда еще в том, что рядом с территорией генерального консульства находится местное управление национальной безопасности, которое, естественно, может стать объектом атаки талибов, если бой начнется, неизвестно, кто может выстрелить в сторону нашего генконсульства. В этой ситуации было принято решение обезопасить людей и временно вывезти их на территорию Узбекистана.

Теперь ждем, когда ситуация прояснится. На самом деле Хайратон остался чуть ли не единственным, кроме Торхама на пакистанской границе, таможенным переходным пунктом в Афганистане не под контролем талибов. Хотим выждать, посмотреть, когда ситуация стабилизируется. Мы не можем рисковать своими людьми. Как только получим гарантии…Наши дипломаты уже заскучали на территории Узбекистана, хотят на работу вернуться.

— Талибы утверждают, что контролируют 85 процентов территории Афганистана. На ваш взгляд, они сейчас стремятся к тому, чтобы контролировать все 100 процентов и взять всю территорию силой?

— Нет, они уже не стремятся, потому что у них есть здравый смысл и они понимают, что это невозможно.

— Боев за Кабул не будет?

— Будут, если кабульское правительство продолжит так себя вести дальше, а не сядет за стол переговоров.

— У нас есть предложения по повестке дня для будущих переговоров талибов и правительства?

— Есть, но это вопрос деликатный. Любые предложения, даже лучшие, вброшенные иностранцами, будут рассматриваться афганцами, как будто им это навязывают. Никакой народ этого не любит. Но они знают, какие основные принципиальные моменты должны быть, и наше дело — привести воюющие стороны к столу переговоров.

© Sputnik / Владимир Астапкович
Замир Кабулов: Талибы многократно публично заявляли, что к прошлому возвращаться не собираются, что они являются национально-освободительным движением, которое борется против иностранной оккупации НАТО и США и они хотят строить в своей стране исламское общество. Трактовка исламского общества — дело вольное, все они мусульмане в основной своей массе и пусть сами разберутся, кто и что имеет под этим ввиду.

— Эти переговоры должны идти при посредничестве "расширенной тройки"?

— Нет, не при посредничестве, а при содействии. Понимаете, посредничество предполагает вмешательство в переговорный процесс, командование. Мы же должны создать условия и посадить афганцев за стол переговоров и на внешнем периметре, наблюдая за их ходом, если они будут сходить с конструктивных рельсов, сказать им: "Нет, пожалуйста, вернитесь и договаривайтесь".

Не принципиально, где будут идти эти переговоры. Знаем только, что мир в Афганистане обе стороны должны в торжественной обстановке заключить в Кабуле.

— Ранее говорилось о планах России оказать содействие в финансировании сооружения современной погранзаставы на одном из участков таджикско-афганской границы. На какой стадии сейчас переговоры по этому вопросу? Когда планируется приступить к строительству?

— Этот проект реализуется, в Таджикистане все средства выделены, погранзаставы строятся.

— Недавно советник президента Афганистана по нацбезопасности Хамдулла Мохиб рассказал о содержащихся в афганских тюрьмах россиянах. Нам известно, кто эти люди?

— Речь идет о двух-трех десятках человек, утверждающих, что у них российское гражданство. Это люди, которые просочились в Афганистан под разными предлогами. В основном ситуация аналогичная с тем, что происходило в Сирии.

— Как продвигается работа в рамках формата "расширенной тройки" (Россия, США, КНР и Пакистан)? Видит ли Москва необходимость в созыве новой встречи?

— Да, конечно. Я улетаю в Ташкент, там мы пересечемся с Залмаем Халилзадом (спецпредставителем США по Афганистану. — Прим. редакции). Изначально мы планировали встречу на конец июня — на 30-е число. Потом американцы предложили идею, потому что все поняли, что то, что мы организовываем в Москве, всегда имеет какой-то результат, добавленную стоимость. Американцы предложили нам еще раз созвать встречу "расширенной тройки" в Москве, пригласив на нее и талибов, и кабульскую сторону. На что я им сказал, что это требует времени и так быстро не делается. В принципе, мы готовы рассмотреть это предложение положительно, но нам не нужно повторение того, что мы уже делали. Мы готовы такую встречу организовать при условии, что обе афганские стороны дадут гарантии, что они будут вести предметный, результативный диалог. То есть, что они готовы обсуждать уже конкретику будущего государственного управления Афганистана. Такие гарантии никто сейчас дать не может. Поэтому пускай ситуация дозреет. Как только увидим, что она дозрела, мы организуем. Не будем устанавливать искусственно временные рамки, будем следить за развитием событием. Это случится, и случится наверняка в этом году.

— Насколько сейчас конструктивный у России диалог с США по Афганистану?

— Им приходится быть конструктивными, потому что они в безвыходном положении. Им надо как-то оправдаться в этой ситуации. Я говорю совершенно без злорадства. Мы практики и прагматики, нам надо решать вопросы наших национальных интересов, интересов безопасности России на длительную перспективу. И американцы в этом отношении важные для нас партнеры. Это чуть ли не единственное поле, где мы с ними сотрудничаем, и результативно. По крайней мере, мы хотим одного и того же. Мы это ценим и делаем в своих интересах и в интересах союзников. Заодно, получается, это совпадает с интересами США. Что ж, мы готовы к такому разговору.

— Есть у России опасения, что вывод войск США из Афганистана "по эффекту домино" приведет к нестабильности в центральноазиатских странах, как это было в Таджикистане после вывода советского контингента из Афганистана?

— Такие опасения были бы, если бы рассматривали талибов как агрессивную джихадистскую силу, которая хочет "перелива" боевых действий, а они этого не хотят. В Афганистане действует более двадцати террористических групп, наиболее сильная — ИГИЛ, с которым сотрудничает движение Восточного Туркестана — уйгуры. Есть еще несколько, но они мельче. Однако если они объединятся с игиловцами и частью талибских ренегатов, а такие есть, тогда это будет опасно для нас.

Сейчас мобилизовалась ОДКБ, следит за ситуацией. И нам надо еще раз с союзниками по ОДКБ и Узбекистаном, который не является формально членом ОДКБ, но связан с Россией в высокой степени стратегическими соглашениями, посмотреть, провести инвентаризацию своих возможностей, состыковать усилия. Это будет самый впечатляющий сигнал любым силам, которые попытаются покуситься на нашу совместную безопасность.

— Насколько опасен возможный кризис с беженцами из Афганистана из-за последней эскалации?

— По сути, он уже начался. Люди, брошенные на произвол судьбы, ищут безопасности и стараются покинуть места боевых действий. Но обвального кризиса пока нет. Во всяком случае, мы не раз с талибами обсуждали, и они клялись (пока, кстати, обещания выполняют), что не будут обижать население. Единственное, они настаивают на том, чтобы убирать начальников уездов и ставить своих людей, но эти "свои люди" являются выходцами из этих районов этнически. Да, проблема беженцев существует, но пока мы говорим о росте числа внутренне перемещенных лиц. Понятно, что пока никто не может гарантировать безопасность людей, они бегут из районов, где идут боевые действия. Многие опасаются, памятуя о поведении талибов в первый приход. Но это должно было быть головной болью правительства.

— Есть опасность неконтролируемого потока беженцев через Центральную Азию в Россию и дальше?

— Не получится, потому что граница более-менее закрыта. Но это сценарий, о котором мы говорили в связи с тревогой из-за ИГИЛ. У боевиков ИГИЛ это была задача номер один — дестабилизировать ситуацию не только в Афганистане, но и в Центральной Азии, и вынудить людей оттуда бежать.

Тем не менее афганцы и сейчас бегут из страны, но бегут через Иран, через Пакистан, далее стремятся в Европу.

— Талибы выступили резко против планов Турции оставить ограниченный контингент для охраны кабульского аэропорта и пообещали оказывать сопротивление. Есть риск эскалации ситуации в этом районе из-за действий Анкары и США?

— Талибы еще здесь нам от имени руководства сказали, что категорически отметают планы Турции взять под контроль кабульский аэропорт, поскольку Турция как член НАТО обязана выполнять американо-талибское соглашение, которое предусматривает вывод всех войск. Поэтому талибы сказали, что будут рассматривать турецких военнослужащих как оккупантов. Но у меня другой вопрос: что же двадцать лет НАТО там делало, тренировало, потратило сотни миллиардов долларов, что 600 афганских специалистов не смогли взять под контроль афганский аэропорт и управлять им? Это же позор. И что еще меня рассмешило: с помпой говорят, вот, опять заработала система ПВО кабульского аэропорта. Но у меня возникает второй вопрос: а зачем система ПВО кабульскому аэропорту, что, у талибов есть авиация?

* Террористическая организация, запрещенная в России, Кыргызстане и ряде других стран

526
Теги:
Замир Кабулов, ИГИЛ, Талибан, Афганистан
Темы:
Ситуация на границе Афганистана, Таджикистана и Узбекистана (45)
По теме
Талибы готовы обсудить с другими странами вопросы, вызывающие беспокойство
В каком случае Россия вмешается в ситуацию в Афганистане, рассказал Лавров
Спасательная команда возле затопленных машин после проливных дождей в Эрфтштадте (Германия)

Наводнение топит будущего канцлера

61
Вся надежда на рядового немецкого избирателя: на то, что самая многочисленная его часть захочет оставить все как при "матушке" Ангеле и проголосует за "смеющегося" Лашета. Чтобы не плакать потом при совсем "зеленой" Анналене или слишком "красном" Шольце.

Еще недавно казалось, что на фоне пандемии все другие природные сюрпризы меркнут, и уж точно их влияние на политику несопоставимо с тем, которое оказали коронавирус и меры по борьбе с ним. Но события последних дней показали, что это не так, пишет обозреватель РИА Новости.

Начавшиеся неделю назад в Германии мощнейшие ливни уже закончились — как и вызванное ими страшное наводнение на западе страны. Немцы не помнят подобного стихийного бедствия — уже известно более чем о 160 погибших, около 1 300 человек все еще числятся пропавшими без вести. Огромные разрушения, ущерб исчисляется миллиардами евро, но главные последствия впереди. И не только в том смысле, что предстоит выяснить, в чем же причина катастрофы (пока больше всего говорят о плохой системе оповещений приближающихся чрезвычайных ситуаций), речь также о политических последствиях. Да, политических, потому что через два месяца в ФРГ пройдут выборы.

Исход которых до сих пор не ясен: правительства в Германии традиционно коалиционные, а сейчас на фоне неизбежной смены канцлера после ухода Меркель не только нет понимания состава будущей коалиции (обсуждаются как минимум три варианта), но и рейтинги ведущих партий крайне переменчивы. Только в этом году главная партия страны ХДС/ХСС то теряла до трети своих избирателей, уступая первенство "зеленым", то вновь возвращала часть утраченного. В ситуации такого непостоянства избирателей решающим может оказаться любое резонансное событие. И, похоже, им становится наводнение.

Понятно, что все немецкие политики пытались как-то проявить себя в эти дни: показать людям, что они с ними, что они знают, что делать. Не повезло Анналене Бербок: лидер "зеленых", и так в последние недели резко растерявшая набранную перед тем популярность, в момент начала наводнения оказалась в отпуске за границей. Но быстро вернулась на родину и уже в прошлую пятницу посетила пострадавшие города в Рейнланд-Пфальце. Понятно, что "зеленые" связывают мощные ливни с глобальным потеплением, но непонятно, сколько избирателей считают так же.

В любом случае не похоже, что катаклизм поможет Бербок нарастить популярность. Сейчас главный вопрос не в том, кто приобретет, а в том, кто не потеряет. И тут в центре внимания оказался Амин Лашет — главный претендент на пост канцлера. Лидер ХДС имеет наилучшие шансы занять место Меркель: рейтинги его партии постепенно восстановились, да и сам он стал понемногу набирать популярность. И тут наводнение — вдобавок главный удар пришелся по Северному Рейну-Вестфалии, премьер-министром которого он как раз является.

Лашет сразу оказался на передовой, правда, сначала ему пеняли на то, что он появился в туфлях, но уже в следующий раз премьер надел резиновые сапоги. Пресса стала вспоминать, что природные катастрофы, причем как раз наводнения, уже не раз положительно сказывались на карьерах политиков и даже на результатах выборов.

Вспомнили решительное поведение Гельмута Шмидта, гамбургского сенатора, во время наводнения 1962 года, когда он не остановился перед нарушением закона и привлек армию к ликвидации последствий. После этого Шмидт стал известен на федеральном уровне, через несколько лет возглавил Министерство обороны, а в 1974-м получил пост канцлера.

Вспомнили и Герхарда Шредера, который накануне выборов 2002 года по опросам уступал своему сопернику, но случившееся за несколько недель до выборов наводнение вернуло ему симпатии избирателей: им понравилось, что канцлер в резиновых сапогах руководил спасательными работами. И его партия победила на выборах.

Ну и что, что и Шмидт, и Шредер были социал-демократами? Партийная принадлежность тут ни при чем, важно личное поведение — и тут ситуация работает на Лашета. Так казалось до субботнего вечера.

В этот день в Эрфтштадт, один из самых пострадавших городов Северного Рейна-Вестфалии, приехал президент Франк-Вальтер Штайнмайер. После посещения города он ответил на вопросы журналистов и выразил соболезнования местным жителям. "Многие люди потеряли все, что они строили в течение всей жизни: имущество, свой дом, крышу над головой... У многих здесь не осталось ничего, кроме надежды, и мы не должны их разочаровывать".

Не должны — но получилось ровно наоборот. Вечером через соцсети стало распространяться видео, на котором видно, что, пока Штайнмайер выступает, на заднем плане группа людей над чем-то весело смеется. И главный весельчак в этой группе — Амин Лашет.

Поднялась буря негодования: "Вы можете представить, чтобы так вела себя Меркель?", "Да никогда я не буду голосовать за этого весельчака". Естественно, волну возмущения разгоняли политические противники ХДС — в первую очередь социал-демократы. Генсек партии Ларс Клингбайль назвал поведение Лашета "лишенным приличия и возмутительным", отметив, что тот, кто "ухмыляется" в подобных тяжелых ситуациях, "дисквалифицирует себя". А либералов из СвДП возмутило еще и то, что Лашет (да и все остальные в его группе) были без масок.

Лашет вскоре извинился, но ему стали пенять на недостаточность оправданий: что это за "сожалею о том впечатлении, которое произвела беседа"? Надо каяться серьезнее.

Никакие оправдания при этом не принимались — ни то, что в группе, где стоял Лашет, не было слышно, о чем говорит Штайнмайер, ни то, что, когда пришла очередь Лашета выступать, на заднем фоне смеялся уже федеральный президент. #Laschetlacht (Лашет смеется) — такой хэштег стал набирать популярность в соцсетях.

То есть получается, что вместо ожидаемой прибавки в рейтинге наводнение может утопить Лашета?

Пока не понятно — опросы в ближайшие дни и недели покажут, как немцы восприняли "смеющегося кандидата". Конечно, сначала он что-то потеряет в рейтингах, но насколько серьезным и, главное, устойчивым будет разочарование? Скорее всего ему удастся отделаться малой кровью: хотя желающих утопить Лашета много (причем не только в Германии), выбирать немцам особенно не из кого.

Ведь кто основные кандидаты в канцлеры? Анналена Бербок слишком некомпетентна. Олаф Шольц, министр финансов и кандидат от социал-демократов, слишком привязан к достаточно низкому рейтингу своей партии. Вот и получается, что Лашет какой-никакой, а наследник все еще популярной Меркель, хотя у нее лично изначально были другие фавориты, точнее, фаворитки. Но и они провалились, а действительно популярных на правом фланге Фридриха Мерца и Маркуса Зедера решили не выдвигать. Остановились на нейтральном Амине Лашете, и сейчас уже поздно отменять и этот выбор.

Так что вся надежда теперь на рядового немецкого избирателя — на то, что самая многочисленная его часть захочет оставить все как при "матушке" Ангеле и проголосует за "смеющегося" Лашета. Чтобы не плакать потом при совсем "зеленой" Анналене или слишком "красном" Шольце.

Хотя как при "матушке Ангеле" уже точно не будет — при любом составе коалиции, которую сформирует Амин Лашет.

61
Теги:
канцлер, наводнение, Германия
По теме
Кедми рассказал, почему Россия и Китай представляют смертельную угрозу для США
Гондурас победил Германию. И это только начало чудес

Лучшие фото на iPhone: объявлены победители Photography Awards 2021

48
(обновлено 19:43 24.07.2021)
  • Кадр Магия Авроры Бореалис российского фотографа Татьяны Мерзляковой победил в номинации Путешествие
  • Снимок Трансильванские пастухи фотографа из Венгрии Istvan Kerekes получил гран-при конкурса
  • Фотография британца Mohan Wang заняла второе место в номинации Природа
  • Работа Прогулка по Марсу китайца Dan Liu признана лучшей в номинации Фотограф года
  • Снимок Постичь душу испанского фотографа Quim Fabregas занял третье место в номинации Портрет
  • Кадр Мнение девушек фотографа из Германии Valerie Helbich-Poschacher занял третье место в номинации Стиль жизни
  • Фото Изоляция итальянки Carlotta Consonni заняло второе место в номинации Другое
  • Кадр Старый спортзал фотографа из Бангладеш Mahabub Hossain Khan победил в номинации Стиль жизни
  • Работа китайского фотографа Dong Wei стала лучшей в номинации Дети
  • Снимок Голландское утро фотографа из Нидерландов Claire Droppert занял первое место в номинации Рассвет
  • Фото Облака израильтянина Einat Shteckler победило в номинации Окружающая среда
  • Кадр Хождение по воздуху американца Jeff Rayner занял третье место в номинации Фотограф года
  • Снимок Предварительный просмотр фотографа из США Pavlo Kyryliuk занял третье место в номинации Другое
  • Работа греческого фотографа Iakovos Draculis заняла второе место в номинации Дети
  • Кадр Размышляя о позитиве австралийца Christian Horgan признали лучшим в номинации Природа
  • Снимок Конфеты фотографа из Китая Yuexiang Wang занял первое место в номинации Архитектура
  • Фотография американки Liz Huang заняла второе место в номинации Жизнь большого города
  • Снимок Замерзшие линии итальянского фотографа Matteo Lava занял третье место в номинации Абстракция
  • Кадр Яркий китайского фотографа Hexiang Zhou занял второе место в номинации Еще жив
  • Работа Ударная позиция фотографа из Нидерландов Laila Bakker стала лучшей в номинации Животные
  • Фото Перелет из Игуасу американки Lizhi Wang победил в номинации Ландшафт
  • Снимок Без названия фотографа из Австралии Glenn Homann лидировал в номинации Абстракция
  • Кадр Черное лето, синий Монтень австралийского фотографа Christian Horgan занял первое место в номинации Люди
В Нью-Йорке (США) объявили победителей 14-й независимой премии iPhone Photography Awards (IPPAWARDS).

Это международный конкурс фотографии, на который принимаются лучшие снимки, сделанные смартфонами Apple.

Среди победителей есть и фотограф из России. Снимок "Магия Авроры Бореалис" Татьяны Мерзляковой занял первое место в номинации "Путешествие". Самые яркие кадры с конкурса смотрите в нашей фотоленте.

48
  • Кадр Магия Авроры Бореалис российского фотографа Татьяны Мерзляковой победил в номинации Путешествие

    Кадр "Магия Авроры Бореалис" российского фотографа Татьяны Мерзляковой победил в номинации "Путешествие"

  • Снимок Трансильванские пастухи фотографа из Венгрии Istvan Kerekes получил гран-при конкурса

    Снимок "Трансильванские овчарки" фотографа из Венгрии Istvan Kerekes получил гран-при конкурса

  • Фотография британца Mohan Wang заняла второе место в номинации Природа

    Фотография британца Mohan Wang заняла второе место в номинации "Природа"

  • Работа Прогулка по Марсу китайца Dan Liu признана лучшей в номинации Фотограф года

    Работа "Прогулка по Марсу" китайца Dan Liu признана лучшей в номинации "Фотограф года"

  • Снимок Постичь душу испанского фотографа Quim Fabregas занял третье место в номинации Портрет

    Снимок "Постичь душу" испанского фотографа Quim Fabregas занял третье место в номинации "Портрет"

  • Кадр Мнение девушек фотографа из Германии Valerie Helbich-Poschacher занял третье место в номинации Стиль жизни

    Кадр "Мнение девушек" фотографа из Германии Valerie Helbich-Poschacher занял третье место в номинации "Стиль жизни"

  • Фото Изоляция итальянки Carlotta Consonni заняло второе место в номинации Другое

    Фото "Изоляция" итальянки Carlotta Consonni заняло второе место в номинации "Другое"

  • Кадр Старый спортзал фотографа из Бангладеш Mahabub Hossain Khan победил в номинации Стиль жизни

    Кадр "Старый спортзал" фотографа из Бангладеш Mahabub Hossain Khan победил в номинации "Стиль жизни"

  • Работа китайского фотографа Dong Wei стала лучшей в номинации Дети

    Работа китайского фотографа Dong Wei стала лучшей в номинации "Дети"

  • Снимок Голландское утро фотографа из Нидерландов Claire Droppert занял первое место в номинации Рассвет

    Снимок "Голландское утро" фотографа из Нидерландов Claire Droppert занял первое место в номинации "Рассвет"

  • Фото Облака израильтянина Einat Shteckler победило в номинации Окружающая среда

    Фото "Облака" израильтянина Einat Shteckler победило в номинации "Окружающая среда"

  • Кадр Хождение по воздуху американца Jeff Rayner занял третье место в номинации Фотограф года

    Кадр "Хождение по воздуху" американца Jeff Rayner занял третье место в номинации "Фотограф года"

  • Снимок Предварительный просмотр фотографа из США Pavlo Kyryliuk занял третье место в номинации Другое

    Снимок "Предварительный просмотр" фотографа из США Pavlo Kyryliuk занял третье место в номинации "Другое"

  • Работа греческого фотографа Iakovos Draculis заняла второе место в номинации Дети

    Работа греческого фотографа Iakovos Draculis заняла второе место в номинации "Дети"

  • Кадр Размышляя о позитиве австралийца Christian Horgan признали лучшим в номинации Природа

    Кадр "Размышляя о позитиве" австралийца Christian Horgan признали лучшим в номинации "Природа"

  • Снимок Конфеты фотографа из Китая Yuexiang Wang занял первое место в номинации Архитектура

    Снимок "Конфеты" фотографа из Китая Yuexiang Wang занял первое место в номинации "Архитектура"

  • Фотография американки Liz Huang заняла второе место в номинации Жизнь большого города

    Фотография американки Liz Huang заняла второе место в номинации "Жизнь большого города"

  • Кадр "Скрепление" индийца Sharan Shetty победил в номинации "Фотограф года"

  • Снимок Замерзшие линии итальянского фотографа Matteo Lava занял третье место в номинации Абстракция

    Снимок "Замерзшие линии" итальянского фотографа Matteo Lava занял третье место в номинации "Абстракция"

  • Кадр Яркий китайского фотографа Hexiang Zhou занял второе место в номинации Еще жив

    Кадр "Яркий" китайского фотографа Hexiang Zhou занял второе место в номинации "Еще жив"

  • Работа Ударная позиция фотографа из Нидерландов Laila Bakker стала лучшей в номинации Животные

    Работа "Ударная позиция" фотографа из Нидерландов Laila Bakker стала лучшей в номинации "Животные"

  • Фото Перелет из Игуасу американки Lizhi Wang победил в номинации Ландшафт

    Фото "Перелет из Игуасу" американки Lizhi Wang победил в номинации "Ландшафт"

  • Снимок Без названия фотографа из Австралии Glenn Homann лидировал в номинации Абстракция

    Снимок "Без названия" фотографа из Австралии Glenn Homann лидировал в номинации "Абстракция"

  • Кадр Черное лето, синий Монтень австралийского фотографа Christian Horgan занял первое место в номинации Люди

    Кадр "Черное лето, синий Монтень" австралийского фотографа Christian Horgan занял первое место в номинации "Люди"

Теги:
победители, конкурс, фото, iPhone
По теме
Эротика сибари и фонтан молодости — 19 невероятных портретов со всего мира
Эти снимки поразят ваше воображение — 15 лучших астрономических фото года
Председатель Государственного комитета национальной безопасности Камчыбек Ташиев во время принесения присяги на заседании Жогорку Кенеша в государственной резиденции Ала-Арча. 28 октября 2020 года

Садыр Жапаров и Камчыбек Ташиев на природе фото

0
На снимках политики сидят на берегу реки в спортивных костюмах. Ранее Ташиева назвали "дос-секретарем" Жапарова.

БИШКЕК, 24 июл — Sputnik. В социальных сетях появились фотографии президента Садыра Жапарова и председателя ГКНБ Камчыбека Ташиева. В числе тех, кто ими поделился, — помощник главы государства Адинай Марипова.

На снимках политики сидят на берегу реки в спортивных костюмах. Где сделаны кадры, не уточняется. 

Жапаров и Ташиев давние друзья. Именно Ташиев значительно помог действующему президенту подняться на вершину политического олимпа, поэтому Омурбек Текебаев однажды назвал его "дос-секретарем" Жапарова. При Аскаре Акаеве и Курманбеке Бакиеве существовала должность госсекретаря, который отвечал за идеологию. Текебаев же использовал игру слов, заменив "гос" на "дос" (друг).

0
Теги:
природа, Камчыбек Ташиев, Садыр Жапаров, Кыргызстан