Сотрудники силовых структур во время учений. Архивное фото

Теракты и беспорядки накануне выборов президента КР вполне реальны эксперт

1083
(обновлено 09:47 29.08.2017)
Директор Института ЕАЭС Владимир Лепехин считает, что в Кыргызстане накануне выборов ситуацию могут дестабилизировать не "заморские" террористы, а местные олигархи.

Владимир Лепехин, директор Института ЕАЭС

Директор Института ЕАЭС Владимир Лепехин
© Sputnik / Владимир Трефилов
Директор Института ЕАЭС Владимир Лепехин

Критики действующего главы государства Алмазбека Атамбаева упрекают его в том, что, уходя с поста президента, он расставляет на ключевые посты в стране своих людей: бывший премьер-министр Кыргызстана Сооронбай Жээнбеков стал кандидатом в президенты от партии Атамбаева, а в пятницу Жогорку Кенеш утвердил нового премьер-министра страны, которым стал бывший глава администрации президента КР 40-летний Сапар Исаков.

С моей точки зрения, укрепление политического влияния в стране команды уходящего президента — это нормально: а как еще обеспечить преемственность власти? Тем более что Алмазбек Атамбаев делает все для того, чтобы переход власти к новому лидеру прошел по закону, без потрясений, максимально открыто и с учетом мнения всех слоев общества.

Так, в парламенте немало противников Сапара Исакова, однако его кандидатура при обсуждении вопроса об утверждении нового премьер-министра особого противодействия не встретила. И это свидетельствует о довольно высоком рейтинге команды Атамбаева среди элиты. Фактически Кыргызстан вступает в избирательную кампанию по выборам главы государства (состоятся 15 октября этого года) согласно президентскому плану. Это, впрочем, не означает, что избирательная кампания пройдет безупречно и гладко.

В России внимательно наблюдают за тем, как трансформируется власть в Кыргызстане, что естественно: это государство — не только полноправный участник Евразийского экономического союза, но и, будучи членом ОДКБ, — важнейший союзник и партнер России в Центральной Азии.

Кыргызстан, в отличие от многих других стран, претендующих на роль моста между Востоком и Западом, — реальный цивилизационный мост в самом центре Евразии, и от того, насколько стабильна обстановка здесь, зависит ситуация во многих соседних государствах. Не случайно почти два десятилетия его не оставляли в покое различные силы из-за океана, нагнетая и поддерживая одну "революцию" за другой.

Ровно месяц назад Алмазбек Атамбаев прямо и откровенно назвал эти силы. И я не исключаю, что уже в ближайшее время "заклятые друзья" руководства Кыргызстана и лично президента КР попытаются реализовать очередной "демократический" сценарий по отношению к Бишкеку.

Во всяком случае, после принятия конгрессом и Госдепом США решений по расширению санкций по отношению к России эти силы активизировались в некоторых других странах постсоветского пространства, включая государства ЕАЭС. Так, они усилили давление на элиту Армении, активизировали антироссийские выступления оппозиции в Казахстане и Беларуси.

Резко возросла активность и в Кыргызстане. И хотя обстановка в стране сегодня более или менее стабильная, не исключено, что независимый Кыргызстан уже в ближайшее время вновь может стать мишенью западных дестабилизаторов. Тем более что очередные президентские выборы — это хороший повод для того, чтобы названные нами силы влезли в Бишкек каким-нибудь майданом или же вновь организовали массовые беспорядки.

Некоторые эксперты и представители власти КР предупреждают об угрозе возможных терактов, направленных на то, чтобы сорвать выборы или, по меньшей мере, избирательную кампанию кандидатов. Не случайно еще 18 августа представители Госкомитета национальной безопасности Кыргызстана напомнили, что угроза, исходящая от международных террористических организаций и, в частности, от "Джамаат таухидва Джихад" во главе с Сирожиддином Мухтаровым, объявленным в розыск за организацию в июне этого года теракта в посольстве Китая в Кыргызстане, вполне реальна.

Между тем наибольшую опасность для Кыргызстана представляют сегодня, как я полагаю, не такие известные группировки, как "Исламское государство" и пакистанская "Сеть Хаккани" (обе запрещены в РФ), чьи эмиссары проникают в республику, например, под видом беженцев из Афганистана, сколько некоторые местные олигархи, подвешенные на крючок зарубежными банками. Опасны также радикальные оппозиционеры, в том числе имеющие доступ к кыргызской прессе и действующим в КР иностранным изданиям, дезориентирующим граждан Кыргызстана распространением разного рода слухов и откровенной лжи, побуждающих людей выходить на акции протеста.

Полагаю, что визит в Бишкек секретаря Совета безопасности России Николая Патрушева, который во вторник провел несколько закрытых встреч с представителями руководства КР, не случаен. Возвращаясь к тезису, высказанному мной в начале статьи, о том, что в России внимательно наблюдают за тем, как в Кыргызстане идет подготовка к президентским выборам, замечу, что в ходе встреч Николая Патрушева с президентом Кыргызстана Алмазбеком Атамбаевым, а также на тот момент секретарем Совбеза КР Темиром Джумакадыровым (ныне вице-премьером КР. — Ред.), обсуждались в первую очередь вопросы обеспечения региональной безопасности. Я не исключаю, более того, уверен, что стороны обменялись также оперативной информацией об обстановке в регионе, наметив план совместных действий по отражению возможных атак со стороны террористов.

Это тем более важно сейчас. Власти США в минувшую среду объявили о намерении расширить присутствие американских военных, а значит, и спецслужб, в Афганистане, а также обвинили российские власти в поддержке талибов, что свидетельствует о высокой вероятности организации в ближайшем будущем провокаций со стороны не дружественных странам ЕАЭС сил близ границ Кыргызстана.

Очевидно и то, что вопросы, касающиеся безопасности республики, рассматривались представителями руководства Кыргызстана и России в контексте предстоящих в октябре президентских выборов.

Полагаю, что выбор евразийского пути развития и политическая стабильность дались республике высокой ценой, а потому важно не допустить запуска в регионе дестабилизирующего сценария — вот главная идея, объединяющая сегодня руководство Кыргызстана и России.

1083
Теги:
Кыргызстан, эксперт, теракт
По теме
Убить, чтобы направить деньги на теракты, — в Кыргызстане задержан мужчина
Каждый может предотвратить теракт — советы кыргызского чекиста
Инженер проверяет давление в трубопроводе. Архивное фото

"Газпром" не хочет спасать Европу от холода бесплатно

162
У "Газпрома" в приоритете подготовка к российской зиме. Москва не готова неопределенно долго гарантировать значительные избыточные объемы экспорта газа. Это может быть добрая воля или готовность рискнуть, но никак не обязанность.

Цены на газ в Европе вновь подбираются к отметке в тысячу долларов за тысячу кубометров. Отопительный сезон еще не начался, поэтому оттенок у мини-кризиса скорее экономический, чем энергетический. К примеру, уже закрываются заводы по производству удобрений — при текущих ценах на газ им просто невыгодно продолжать работу, пишет обозреватель РИА Новости.

Нужно сказать, что энергетические кризисы разной степени случаются в мире регулярно. Из последних на слуху рекордные и неожиданные морозы в Техасе в феврале текущего года и дефицит газа прошлой зимой в Азии (тоже на фоне холодного фронта). После каждого такого кризиса следует разбор полетов. Причин много, традиционно достается и возобновляемой энергетике — и действительно, в обоих сюжетах есть влияние этого фактора: выработка возобновляемой энергии в упомянутые периоды сильно падала или оказывалась ниже ожидаемого. Однако фактор ВИЭ не был главной причиной сложностей ни в США, ни в Азии, ни сейчас в Европе.

У каждого кризиса свои особенности, подробное обсуждение которых выходит за рамки небольшого комментария. Например, одна из проблем нехватки газа и ценовых всплесков в АТР зимой — фундаментальный дефицит газовых хранилищ в странах Азии и слишком быстрый переход Китая на газовое отопление. Но в конечном счете все можно свести к одному, в общем-то, очевидному рецепту решения проблемы: чтобы минимизировать риск кризисных явлений, нужно увеличивать резервирование действующих систем тепло- и электроснабжения.

Причем, повторюсь, в общем случае это совсем не обязательно означает резервирование возобновляемой генерации традиционной. К примеру, во время дефицита СПГ прошлой зимой в Азии Япония могла бы перейти на использование электростанций, работающих на мазуте. Но ранее в рамках либерализации рынка большая их часть оказалась закрыта, так как поддерживать работу в обычной ситуации незагруженных мощностей оказывалось невыгодным. В результате в полной мере этой опцией воспользоваться не удалось. Кстати, очень легко сделать и запасы такого жидкого топлива, которые могут храниться практически вечно.

Таким образом, решение проблемы вроде бы простое и очевидное. Вопрос лишь в том, что все имеет свою цену. Политики и общество должны решать, насколько оправданы инвестиции в простаивающие подавляющую часть времени мощности и запасы, чтобы предотвращать редкие кризисные явления. В любом случае для резервирования нужны, во-первых, сами генерирующие мощности. Во-вторых — запасы энергоносителя. Эти запасы можно хранить либо физически, либо как возможность получать по запросу дополнительный объем импорта.

Другими словами, "виртуальный запас" в виде возможности всегда "заказать" по трубам дополнительный объем газа также имеет свою цену. Как минимум эта цена складывается из инвестиций и расходов на поддержание работы месторождений и газопроводов.

Причем "Газпром" и все остальные продавцы газа и СПГ уже изначально при подписании долгосрочного договора по факту берут на себя обязательства поддерживать резерв: в большинстве контрактов уровень "бери или плати" составляет около 80 процентов, то есть покупатель без последствий может не выбирать весь газ, который приготовил для него поставщик.

При этом сам "Газпром", наоборот, уплачивает штраф, когда по тем или иным причинам не может выполнить свои обязательства в размере полного объема контракта.

Такие примеры были. Еще осенью 2014 года, когда "Газпром" боролся с запуском новых украинских газовых "реверсов" (кстати, борьба эта оказалась неудачной, а потому менее чем через полгода была прекращена), он сокращал поставки европейским потребителям с транзитом по украинскому направлению ниже их запросов в рамках контракта, за что в результате уплатил многомиллионные штрафы.

Сейчас же компания полностью выполняет контрактные обязательства. А из вышесказанного становится ясно, что недавние обвинения "Газпрома" в манипуляциях газовыми ценами выглядят неожиданно. На самом деле некоторые потребители просто хотят получать даром то, что стоит денег.

Нужно признать, что в этом отчасти виновата и сама российская монополия. Многие годы компания подчеркивала наличие избыточных добычных мощностей в качестве бонуса для развития газового сотрудничества между Россией и Евросоюзом. Но эти избыточные мощности образовались много лет назад из-за переинвестирования на фоне излишне оптимистичной оценки будущего спроса и постепенно с годами, вероятно, оказались потрачены.

Ту же логику — желание сохранить максимум возможностей с минимумом оплаты — можно применить и к газопроводам. Легко понять Европу, которая хочет максимально сохранять украинский транзит. И дело здесь не только в поддержке Украины. Это позволит без дополнительных расходов удерживать на плаву украинскую ГТС. А уж "свои" трубы, пусть и недозаполненные, "Газпром" в любом случае будет поддерживать в рабочем состоянии за собственный счет.

Какова основная причина того, что текущий экспорт "Газпрома" осуществляется исключительно в рамках контрактов, без дополнительного предложения на фоне рекордных цен, сказать сложно. По некоторым компетентным оценкам, сейчас просто нет лишнего газа, а у "Газпрома" в приоритете подготовка к российской зиме и заполнение наших газовых хранилищ. Одновременно нынешняя тактика обсуждается и в связке с интригой о будущем "Северного потока — 2".

Но вне зависимости от основной причины настал момент артикулировать: Россия не готова неопределенно долго гарантировать значительные избыточные объемы экспорта сверх контрактных договоренностей. Это может быть добрая воля или собственная готовность рискнуть, инвестируя в дополнительную добычу, но никак не обязанность. Вопрос здесь не в политике, а в банальном риске замораживания инвестиций в добычу и сети, которые при определенных сценариях могут не окупиться.

Момент настал прежде всего потому, что по мере нового ввода возобновляемых источников будет воспроизводиться похожая ситуация, но вызванная уже не столько дисбалансом на глобальном газовом рынке, как в этот раз, сколько переменчивостью возобновляемой генерации. Что приведет к новым обвинениям в манипуляции.

На этом фоне любопытен сюжет с производством сжиженного газа в США. Там газ для сжижения приобретается по биржевым ценам из единой газотранспортной системы и поступает на заводы СПГ. А вследствие особенностей контрактов доходы владельцев заводов в итоге зависят от объемов произведенного СПГ. Соответственно, окупаемость этих заводов определяется уровнем загрузки. Тем не менее Союз промышленных потребителей энергии обратился в американское Минэнерго с просьбой ограничить уровень загрузки заводов СПГ, чтобы не допустить дальнейшего роста внутренних цен. Маловероятно, что эта просьба будет удовлетворена, однако приоритет собственных интересов обсуждается даже на североамериканском полностью либерализованном газовом рынке.

Подытожим. В Европе еще несколько лет назад поднимался вопрос, кто заплатит за простаивающие резервные генерирующие мощности. Теперь же, по-хорошему, этот вопрос следует поднимать и в контексте резервных поставок сырья, ведь "рынок покупателя" иногда сменяется "рынком продавца".

В результате полная стоимость энергосистемы с высокой долей возобновляемых источников оказывается выше формальных — часто уже вполне конкурентоспособных — цифр себестоимости ВИЭ. В долгосрочной перспективе решением проблемы резерва ископаемых энергоносителей должен стать водород — как практически универсальный накопитель энергии. Это недешевое решение, хотя в будущем оно позволит отказаться от резервной газовой инфраструктуры. Но до этого еще долгий путь в десятки лет.

162
Теги:
Россия, Европа, газ, кризис, поставки
По теме
Европа обвиняет Россию в "экспорте холода"
Чем грозит странам Центральной Азии власть талибов в Афганистане
Америка придумала, что будет продавать миру. Платить придется всем
Бойцы Талибана на улице в Кабуле. Архивное фото

Чем грозит странам Центральной Азии власть талибов в Афганистане

117
Талибы "у власти" становятся мишенями для новых "революционеров" — боевики ИГ* устроили взрывы в четырех городах Афганистана. Люди пытаются бежать из страны, но в этом потоке могут оказаться эмиссары террористических группировок.

Талибы нарушают договоренности, не владеют всей полнотой власти в Афганистане, создают благоприятные условия для активизации целого ряда террористических группировок на афганской земле и террористической экспансии в сопредельные страны ОДКБ и ШОС. Соседи вынуждены проводить целую серию совместных военных маневров вблизи афганских границ — для превентивного сдерживания "проекции эмирата".

Военно-религиозное движение "Талибан"* представляет угрозу не только для Афганистана, но и для всего региона. Ранее в борьбе с иностранными военными интервентами (США и НАТО) талибы широко практиковали убийства сограждан — военнослужащих и полицейских. Сегодня врагами движения становятся все инакомыслящие афганцы (которых немало), нарушители правил поведения в "эмирате", уцелевшие иностранцы (гражданские). Несмотря на блокаду со стороны талибов, продолжаются бои с Фронтом сопротивления в Панджшерском ущелье. Новое неинклюзивное правительство талибов-пуштунов представляет лишь около трети 40-миллионного населения Афганистана. Наблюдаются попытки выселения жильцов целых городских микрорайонов, построенных ранее для правительственных служащих и военных.

Никем не признанные талибы намерены пересмотреть конституцию страны, уже назначили собственного постпреда при ООН (https://t.me/sputniklive/24364), требуют у мирового сообщества денег, поставок продовольствия и прочих материальных благ. В ООН заявляют о нарушении "Талибаном" своих обязательств и прав человека.

Предчувствие новой войны

Известно, что за финансовую помощь Запада многим правительствам "независимых" стран приходится быстро привыкать к послушанию и "демократическим" гей-парадам в столицах. Так было, к примеру, в Киеве и Тбилиси. Можно ли представить подобное в Кабуле? Вопрос риторический.

Очевидно, евро-долларовый поток иссяк надолго, и талибы проявляют заинтересованность в развитии отношений с Россией, Китаем, Пакистаном. Параллельно "Талибан" издал закон о новом "Дне независимости" — от русских, британцев и американцев (политическая логика отсутствует). Этим же законом "отрикошетило" афганским узбекам (около 1,5 миллиона человек), язык которых в Афганистане перестал быть официальным. Заметим, Узбекистан достаточно лоялен к талибам. Недоброе пренебрежение "студентов" национальной гордостью узбеков заставляет вспомнить известную мысль Уинстона Черчилля о сложном выборе Ташкента "между войной и позором".

Тем временем талибы "у власти" диалектически становятся мишенями для новых "революционеров" — боевики ИГ* на днях устроили серию взрывов в четырех крупных городах страны. Борьба конкурирующих джихадистов кажется бесконечной. Американского оружия для этого в Афганистане более чем достаточно — террористы получили в свое распоряжение 23 самолета и 108 вертолетов, восемь тактических беспилотников, 175 артиллерийских орудий, около 2 тысяч бронированных автомобилей, более полумиллиона единиц стрелкового оружия и тонны боеприпасов. В общих чертах понятно, как сложится дальнейшая судьба этого арсенала.

Военно-политическая обстановка чрезвычайно сложная. Талибы упрямо опровергают присутствие в стране идеологически близкой "Аль-Каиды"*. Ранее бывший директор ЦРУ Майкл Морелл заявил, что главарь этой террористической организации Айман аз-Завахири живет в Афганистане под покровительством "Талибана". Кроме того, британская The Daily Mail сообщает о возращении в родную провинцию Нангархар близкого соратника прежнего лидера "Аль-Каиды" Усамы бен Ладена — Амина уль-Хака. Тесные исторические связи "Талибана" и "Аль-Каиды" не обещают ничего хорошего народам Центральной и Южной Азии, а также США и их союзникам.

Закрыть шлюзы

На фоне всех бед и несчастий население стремится бежать из Афганистана — с визами или без. Многие страны отказались принимать афганских мигрантов, в потоке которых могут оказаться эмиссары террористических группировок. Идеи "Талибана" и без того распространяются в молодежной среде стран Центральной Азии и севернее. Так, в Екатеринбурге задержали четырех граждан Таджикистана и одного россиянина, которые приняли идеологию талибов, готовили теракты и уже создали взрывчатое вещество массой три килограмма. По российским законам, членам террористической группировки "светят" огромные сроки лишения свободы. И это лишь один маленький фрагмент глобальной проблемы.

Проблему "проекции" терроризма страны ЦА и Россия стремятся решить совместными усилиями — оказать афганскому народу гуманитарную помощь и не допустить бесконтрольной миграции. Таджикистан уже не заявляет о готовности принять до 100 тысяч афганских беженцев, как было в июле. Узбекистан не меняет принципиального решения — не принимать мигрантов, и отправляет афганских летчиков (перебежчиков) на Запад. Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев 16 сентября заявил о поддержке общей позиции ОДКБ по недопущению афганских мигрантов на территорию Центральной Азии. Президент Кыргызстана Садыр Жапаров предложил создать пояс безопасности в регионе и жестко контролировать миграционные процессы. Туркменистан еще в 2020 году провел с талибами переговоры о блокировании возможных потоков беженцев на его территорию.

Российский президент Владимир Путин ранее высказался против даже временного размещения афганских граждан в странах ЦА — для оформления виз в Соединенные Штаты и Европу. Москва пока придерживается позиции наблюдателя, умеренно контактирует с талибами — исключительно для обеспечения безопасности своих региональных союзников, стремится не допустить большой войны и все же перебросила в Таджикистан значительную партию современного вооружения и боевой техники. Ранее Sputnik сообщал о серии военных учений ОДКБ и ШОС. Государства региона готовы к любому развитию событий.

*Террористическая организация, запрещенная в Кыргызстане, России и других странах.

Подписывайтесь на канал военного обозревателя Александра Хроленко в Telegram.

117
Теги:
Талибан, терроризм, угроза, Центральная Азия, беженцы, политика
По теме
Чем КР грозит установление шариатского закона в Афганистане — мнение эксперта
Талибы лишили узбекский язык статуса официального — СМИ
Размораживать афганские счета нужно постепенно: эксперты о заседании ШОС
Демонстрация на экране в Центральной избирательной комиссии РФ распределения мест в Госдуме после обработки 100% протоколов избирательных комиссий по выборам депутатов в Государственную Думу РФ 8-го созыва.

Сколько партий проходят в Госдуму РФ глава ЦИК подвела итоги

0
Выборы проходили с 17 по 19 сентября, в российский парламент прошли пять партий. Сегодня ЦИК подвела итоги.

БИШКЕК, 24 сен — Sputnik. Глава Центральной избирательной комиссии России Элла Памфилова подвела итоги выборов в Государственную думу, сообщает РИА Новости.

Партия "Единая Россия" получила 324 мандата, КПРФ — 57, "Справедливая Россия — за правду" — 27, ЛДПР — 21, а "Новые люди" — 13.

По одному месту получили "Родина", "Гражданская платформа" и Партия роста. 

Также в нижнюю палату прошли пять самовыдвиженцев по одномандатным округам. Из них трое в Москве и по одному в Республике Адыгее и в Крыму.

Центризбирком признал итоги состоявшимися и действительными. Памфилова отметила, что ЦИК сделала на прошедших выборах все что могла, а о результатах работы судить избирателям.

Выборы в Госдуму проходили 17-19 сентября, одновременно с ними — региональные и муниципальные. Дистанционное электронное голосование было организовано в Москве, Курской, Нижегородской, Ярославской, Мурманской и Ростовской областях, а также в Севастополе.

0
Теги:
Россия, партия, Государственная Дума, итоги
По теме
Выборы в Госдуму РФ — результаты после подсчета 100% протоколов
Эксперт: выборы в Госдуму стали внешнеполитической победой России